GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Правее стенки
Автор: Егор Холмогоров
Дата: 22.10.2002
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/98147/
Правее стенки

Перестройка политического поля России нужна, но её нужно начинать не с сужения, а с расширения количества партий

Грядущие парламентские выборы если где и обещают перестановку, так это на правом фланге российского политического спектра. На левом фланге, откуда никому так и не удалось сдвинуть коммунистов, ставших в последнее время только сильнее, и в центре, прочно покрытом официозной  «Единой Россией», все более-менее ясно. Но вот что будет справа? Сейчас в России две правые партии, с большим или меньшим основанием носящие это название — «СПС» и «Яблоко», одна довольно проправительственная, другая вполне откровенно оппозиционная.

Многие эксперты (например, выступивший с программным материалом в новом проекте ФЭПа «Кремль.орг» Сергей Белановский) считают, что обе «правые» силы непоправимо маргинализуются, превращаясь в политические фан-клубы (один – Явлинского, другой, как ни парадоксально, — Хакамады), вызывают у избирателей скорее негативные эмоции, а потому, если не произвести своевременной реструктуризации правого крыла, убрав нынешних фигурантов и заменив их новыми (наподобие того, как перед прошлыми выборами одним движением фокусника на предвыборный стол была выброшена «медвежья» карта), то неизбежен «обвал» правого фланга.

Можно видеть в этом действительно серьезный прогноз, можно — ход, направленный на получение очередного выгодного заказа для политтехнологов и партстроителей, но в любом случае аргументация от мнения опрашиваемого в фокус-группах избирателя (на которую опирается Белановский) не совсем точна. Избиратель перед социологом высказывает свои оценки абстрактно, «вообще», а не применительно к конкретной ситуации. Избиратель над бюллетенем выбирает из конечного числа возможностей, выбирает «меньшее зло» (коль скоро в «благо», которое может принести та или иная партия, у нас мало кто верит) в той части политического поля, к которому тяготеет. И если других «центров силы» на правом фланге, кроме "Яблока" и СПС иметься не будет, то голоса волей-неволей отойдут к ним, и крайне сомнительно, что обе партии не преодолеют пятипроцентный барьер. Скорее, разговоры о такой опасности (или опасности введения 7%-барьера, которым грезят «заединщики») нужны для того, чтобы уломать «Яблоко» влиться в стройные ряды СПС и наконец-то растворить в путинизме последнюю цитадель демократов первой половины 1990-х.

Плохо другое — то, что обе партии сами по себе в парламент пройдут, если  не принять, конечно, жестких, почти что принудительных мер по их маргинализации и выводу из политической игры. А их сохранение в прежнем качестве, как справедливо отмечает Белановский, будет означать, что в обществе не будет политической (именно политической, а не общественной или властной) структуры, которая бы разъясняла необходимость реформ и служила бы «коллективным агитатором» за «правые ценности». Нынешние «правые» (как лояльные, так и, тем более, оппозиционные) с этой задачей не справляются, скорее, напротив — дискредитируют соответствующий круг идей. Нужны какие-то другие, говорит Белановский и подсказывает тему для раскрутки «новых правых»: «борьба с коррупцией», которую он предлагает превратить из лево-демагогического в право-правозащитный лозунг. Тема заведомо выигрышная в глазах избирателя и столь же заведомо проигрышная в плане грамотного партстроительства — взявшись за «искоренение коррупции» при тех масштабах, которые это явление  приобрело у нас, невозможно не оказаться в оппозиции, не впасть в демагогию и не полеветь. Для того, чтобы этого не произошло, антикоррупционная деятельность должна быть встроена в более общий контекст, быть выводом, а не первопричиной. Однако такой более общей правой (или, если угодно, консервативной) идеи до сих пор нет, а главное, нет тех политических людей, которые готовы были бы быть правыми всерьез.

Призрак консерватизма носится над Россией уже не первый год, перед выборами 1999 года была даже составлена неплохая право-консервативная программа «Правый поворот» Алексея Улюкаева, так и оставшаяся невостребованной партийно-политическими массами. Эта невостребованность вполне понятна и проистекает из упомянутого выше принципа распределения голосов по «полю», нынешние квази-правые знают, что при любом раскладе необходимые проценты они все равно соберут (Явлинский может быть уверен в этом почти на сто процентов), а значит, нет никакой необходимости что-то всерьез менять. До тех пор, пока не изменится структура политического поля, а не только расстановка политических фигурантов. Сейчас политическое поле России окрашено в три цвета — красный, болотный и голубой. Ни одна политическая сила, кроме центристской «Единой России», не имеет тех, кто поджимал бы её с флангов, левее Зюганова в электоральном поле только стенка и правее Немцова и Явлинского — она же. Это придает обоим «фланговым» политическим силам известную несговорчивость по отношению к власти (ничто не выталкивает их к центру) и чувство независимости и обеспеченности собственного будущего. Между тем, России нужна не двух- и трехпартийная система,  а как минимум пятипартийная, в которой нынешних «правых» и «левых» подталкивали бы к центру и к политической лояльности вполне себе парламентские и действующие в строго в рамках закона, но достаточно радикальные ультра. Если на что-то и следует действительно потратить усилия политтехнологов, так это на создание в России своего «Ле Пена» (здесь мыслима «реформистская» экономически и националистическая политически программа) и своих «троцкистов» (здесь мыслима программа, условно говоря, «антиглобалистская»), которые будут левее Зюганова, жаль, что в России крайне маловероятно будет появление своих «зеленых» в левом центре. Ведь именно феномен Ле Пена, который сам по себе, несмотря на все демократические страхи, является электоральным аутсайдером, заставил Францию совершить наиболее значительный поворот вправо за последние десятилетия.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.