GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Рационализация
Автор: Константин Крылов
Дата: 10.10.2002
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/93419/
Рационализация

Президент Башкортостана предлагает ликвидировать собственную должность

Поразительные - не побоимся этого слова - новости пришли к нам из солнечного Башкортостана. Президент Башкортостана Муртаза Рахимов предложил ликвидировать собственную должность. По мысли Рахимова, отсутствие президентского поста умерит бушующие национальные страсти, столь губительные для многонациональной республики, где "титульная нация" (башкиры) составляют лишь четверть населения.

Поверить в это трудно, однако же свои идеи Президент выразил в весьма ясной и недвусмысленной форме. Предоставим слово ему самому. Выступая на торжественном собрании, посвящённом 12-й годовщине со дня принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Башкортостан, президент сказал буквально следующее:

«…Для такого многонационального общества, как наше, наиболее приемлемой формой организации власти могла бы стать парламентская республика с сильной исполнительной властью и ответственным правительством <…> Потребность многонационального общества в объединяющем всех лидере нужна в ситуации переходного периода, если хотите - в революционный период. Когда главную роль играет фактор времени - неважно, какой национальности президент. Главное - его личный авторитет, высокая ответственность и способность повести за собой все общество. Теперь, когда мы фактически завершили переход через бурную реку перемен, у республики появилась возможность развиваться более спокойно, поступательно, без кризисов и потрясений. А значит - с учетом максимально возможного количества факторов, проблем и, самое главное, - мнений. Как известно, "ум - хорошо, а два - лучше". Так что коллегиальная форма принятия основополагающих решений, я думаю, могла бы более соответствовать и принципам федеративного, демократического, правового государства, и текущим реалиям нашей жизни.
И еще один момент. <…> Наша республика всегда подавала пример межнационального согласия. <…> Но сегодня все мы с тревогой видим, как делаются циничные и опасные попытки вбить клин то между татарским и башкирским народами, то между православными и мусульманами республики. Наши аналитики говорят, что такого рода провокации имеют единственное объяснение - приближается срок президентских выборов. Ведь известно, что когда у кандидатов нет ничего за душой, в ход идут самые грязные технологии: надевают образ обиженных властью, вешают на себя национальные ярлыки, ищут повода для конфликтов. Как говорится, все сгодится: если уволили с работы - значит, началась кампания против татар; если завалил экзамен в институт - значит, дело не в слабости знаний, а в том, что ты башкир; а уж если пошли споры в смешанной по национальному составу семье, то, получается, с причиной опять всё ясно! <…> И если будущие президентские выборы в республике хотя бы гипотетически могут вызвать раскол в обществе, возбуждение межнациональных противоречий, то, на мой взгляд, лучше в самой структуре власти исключить возможность такого развития событий.»

Читая этот удивительный человеческий документ, следует держать в уме, что Муртаза Губайдуллович имеет звание «Заслуженный рационализатор РСФСР». Предлагаемая им рационализация государственного управления по типу «нет поста – нет проблемы» и в самом деле заслуживает внимательного изучения. Более того, есть основания полагать, что прогрессивный метод Рахимова в скором времени может быть взят на вооружение.

Здесь, правда, следует сделать одно уточнение – насчёт того, какую именно проблему решает предполагаемое жертвоприношение. Муртаза Губайдуллович утверждает, что межнациональную - каковую он и заклеймил в своей речи столь пламенно и страстно. Кавалеру ордена Дружбы Народов (счастливым обладателем коего Рахимов является) хочется верить. Однако ж, Башкортостан давно и прочно заслужил славу «второго Татарстана», в том числе и по стилю решения национально-государственного вопроса. Башкортостан – так называемое «суверенное государство в составе России» (собственно, это-то и праздновали). Декларация не осталась пустым звуком, а была вовремя пущена в дело: в 1994 году был заключён договор «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан», манипулируя которым, Рахимов (вслед за Шаймиевым) выбивал из Центра много вкусного. Недавние попытки привести местную Конституцию в соответствие с российской были более или менее успешно отбиты (о чём не без самодовольства сообщил Рахимов в той же речи). Местный национализм управляем и вытаскивается из кармана ровно тогда, когда Центр надо сделать посговорчивее. Всё, в общем, путём, и с этого пути Башкортостан сходить не собирается (полный текст президентской речи имеет, кстати сказать, ласкающее слух название «Наш путь определён историческим выбором народа»). В чём же дело?

Мы полагаем, что всё дело - в присущей президенту прозорливости. В какой-то момент Муртаза Губайдуллович сообразил, что срок президента (даже третий, который ему центральные власти разрешили поиметь) когда-нибудь кончится. Меж тем, правители такого типа – что внутри России (как тот же Шаймиев), что вне её (как, скажем, Каримов или пресловутый Туркменбаши) явно тяготеют к пожизненному правлению. При этом им, в общем-то, безразлично, как будет называться их пост. Судя по всему, Муртазу Губайдулловича вполне устроит любая официальная должность, срок пребывания на которой не ограничен никакими дурацкими сроками. Скажем, премьер-министр: всё равно все рычаги реальной власти останутся в руках «первого лица». Тем паче, работа знакомая: с 1990 по 1993 год Рахимов занимал должноть Председателя Верховного Совета Республики Башкортостан. Напомню, что на это золотое время пришлось "становление башкирской государственности".

С другой стороны, «парламентская республика» - это всегда синоним безответственности. Сладостной безответственности, добавим мы – в том случае, если парламент контролируем какими-нибудь уважаемыми людьми и не существует никакой «оппозиции» (а в Башкортостане, между прочим, ни про какую «оппозицию» никто никогда не слышал и слова такого там не знают). Соответственно, в переговорах с Центром «в случае чего» всегда можно развести руками – «люди собрались, приговорили, что я могу сделать, старый, больной человек?» И Центр, вынужденный играть по демократическим правилам, будет скрежетать зубами, но не укусит – нельзя же посягать на волю народа…

Можно также ожидать создания неких экстраординарных институтов. Вряд ли Рахимов сразу объявит себя «отцом многонациональной башкортостанской нации», но что-нибудь похожее придумать можно – «в ознаменование исключительных заслуг перед Республикой»... Впрочем, время покажет.

Более отдалённые перспективы «великого почина» следующие. Пока в Центре идут сентиментальные разговоры о возрождении «уездов и волостей», ханства и сатрапии, именуемые «субъектами Федерации», всё более трансформируются в самые настоящие ханства и сатрапии. Для этого не нужно многого – достаточно соскрести тоненький слой «цивилизованной государственности», которую эти образования вынуждены поддерживать. При этом даже обитатели этого самого слоя чувствуют себя в нём неуютно и готовы променять даже самые высокие посты на невнятицу, которая в итоге даст им куда больше реальной власти и реального почёта – и на месте и в Москве.

«Все идет к тому, что в России должен быть один президент, и "великий почин" башкирского лидера может стать первым шагом на пути к постепенному переходу национальных республик к парламентской форме правления», - заявил "Интерфаксу" директор Центра проблем интеграции Андрей Яник. Да, вполне возможно, всё к тому и идёт. Рационализаторская мысль не дремлет и не скудеет земля российская быстрыми разумом Невтонами.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2021.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.