GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Призрак кровавого режима
Автор: Александр Майоров
Дата: 10.12.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/784561/
Призрак кровавого режима

ФСБ опять обвинили в убийстве Литвиненко

Экс-офицер ФСБ Михаил Трепашкин заявил, что ему трижды предлагали участвовать в устранении Александра Литвиненко. В 2004 году Трепашкин, хорошо знакомый с Литвиненко, был осужден военным судом за разглашение гостайны и вышел на свободу только 30 ноября. После этого он дал интервью The Sunday Times (пересказ на Газете.ру), в котором рассказал, что к нему обращался коллега из ФСБ по имени Виктор (фамилии Трепашкин не называет). В первый раз, в сентябре 2002 года, Виктор рассказал ему, что «есть очень серьезная группа, которая создана для улаживания всех вопросов относительно Литвиненко и Березовского, раз и навсегда». От Трепашкина хотели, чтобы он выследил некоего родственника Литвиненко.

Во второй раз, через два месяца, Виктор сообщил, что ФСБ намерена «заставить молчать» не только Литвиненко, но и Юрия Фельштинского, с которым они вместе написали книгу «ФСБ взрывает Россию». Тогда Трепашкин, по его собственным словам, предупредил Литвиненко, который «воспринял это очень серьезно». В третий раз Виктор общался с Трепашкиным в начале 2003 года и просил просто встретиться с Литвиненко в Лондоне, «чтобы другие агенты смогли его найти и начать круглосуточную слежку». «Я с самого начала не сомневался, что за убийством стоит ФСБ», – резюмировал Трепашкин, добавив: «Убийство Литвиненко – это реванш и послание, что никто не находится в безопасности, независимо от того, где ты скрываешься».

Можно оставить за кадром соображения о предвзятости Трепашкина, хотя объективно он заинтересован в саморекламе на Западе – ведь с российской властью ему уже не сотрудничать. Былинная троекратность описанной вербовки кажется слишком литературной, но обсуждать достоверность обвинений в принципе не стоит, потому что проверить тут ничего нельзя. Гипотетического Виктора не найти, и если его не было, и тем более если он реально существовал.

Вполне можно принять в качестве гипотезы, что Трепашкин рассказывает правду и сотрудники ФСБ каким-то боком причастны к убийству Литвиненко. Но об организаторах убийства это не скажет ровным счетом ничего. Современное ФСБ (как, кстати, и остальные наши силовые службы), не целиком, наверное, но, увы, весомыми своими частями давно превратилось в коммерческое предприятие, которое охотно принимает заказы со стороны – в том числе и такие заказы, как с Литвиненко. Пресловутые оборотни в погонах, время от времени громко разоблачаемые, с неба не падают. Дай Бог, это не относится ко всей Службе Безопасности – как писал по похожему поводу Гашек, и между плевелами найдется пшеница. Но очевидно, что и Березовский, и Ми-6, если б они задумали устранить Литвиненко, непременно сделали бы это руками ФСБ. Чтобы следы вели куда следует. Можно предположить, что анонимный Виктор и в самом деле существовал и пытался нанять Трепашкина, но с еще большим основанием можно предположить, что ни Трепашкин, ни даже Виктор понятия не имели не только о заказчике, но и о лицах, обеспечивающих соблазнительный заказ, – цепочка в таких случаях бывает длинной и запутанной.

Если сказанное в интервью правда, то она свидетельствует только об одном – о коррумпированности силовых структур в России. Для русского читателя большого откровения в этом нет, поэтому Трепашкин к нему и не обращается: оставшийся без фамилии Виктор здесь не впечатлил бы даже бабку с лавочки. Другое дело – уважаемые читатели Sunday Times, глубоко уверенные, что ФСБ это КГБ, но только сегодня, и агенты страшной легендарной монолитной конторы при помощи полония наводят свои имперские порядки по всему миру.

В этом и есть главная проблема Запада: там по-прежнему строят представления о России на стереотипах советского времени. Именно поэтому там всерьез воспринимают все страшилки, исходящие из Кремля, а также обличения кровавого режима, которые производит оппозиция. И власть, и ее оппоненты действительно вернулись к риторике, выдержанной в советском духе, и это печально, но принимать ее за чистую монету все-таки не надо. Нынешняя капиталистическая Россия отличается от социалистической хотя бы тем, что главным обстоятельством стали деньги. И эта разница – принципиальна. Поэтому, несмотря на любое сходство, «Единая Россия» – не КПСС, точно так же, как «Наши» – не комсомол, ФСБ – не КГБ, а Каспаров и Лимонов – не академик Сахаров и Буковский. Трудно сказать, достигли ли мы большого прогресса по сравнению с СССР, но то, что правила игры сейчас другие – это очевидно. Пусть даже аудитория Sunday Times не хочет или не может осознать этого.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2017.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.