GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Отечество в безопасности
Автор: Алексей Ерёменко
Дата: 04.12.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/784540/
Отечество в безопасности

Чавес проиграл референдум в Венесуэле

Президент Уго Чавес проиграл референдум в Венесуэле. Формально голосование не было связано с главой государства напрямую. Гражданам предлагалось утвердить новый проект Конституции, в котором было много разных новаций (подробный дайджест дает, например, Лента.ру). Однако людей на избирательные участки привели не вопросы о народной милиции или создании общественных советов по месту жительства.

Ключевые пункты новой Конституции касались как раз президента и его полномочий: срок пребывания в должности главы государства предлагалось увеличить с 6 до 7 лет, а к тому же снять ограничения на количество сроков. Сам Чавес незадолго до голосования сказал: «Если Бог даст мне жизнь и окажет помощь, то я останусь главой государства до 2050 года». Были и другие интересные моменты, вроде упразднения автономии Центрального банка или назначаемости глав регионов и муниципальных образований (сейчас это выборные должности).

Важность референдума для нынешней власти только подтверждалась ее пропагандистским усердием. Агитация велась везде, вплоть до громкой связи в метро, в день голосования весь Каракас пестрел плакатами «Si con Chavez» («Да – Чавесу» – характерно, что не «Да – Конституции»). Но вотще: разрыв был минимальный, однако 51% граждан проголосовал против нового Основного закона, и только 49% – «за».

Получилась сенсация – такого расклада не ожидали. Считалось, что против затеи Чавеса активно были готовы выступить только западные страны, особенно США, которые повлиять на ситуацию в Венесуэле не могли. От внутренней оппозиции вообще ничего серьезного не ждали. Но, похоже, сторонние наблюдатели ошиблись в своих оценках – что случается не так уж редко: недавно схожая история  произошла с Косово, где электорат, против всех ожиданий, весьма апатично отреагировал на националистов. Венесуэльское же общество, напротив, к своей задаче отнеслось с неожиданной ответственностью.

Провал референдума не предвещает каких-то немедленных общественных потрясений, путчей-бунтов-переворотов или, Боже упаси, вторжения свободонесущей морской пехоты США в финале. Однако это все равно подрыв устоев нынешнего венесуэльского режима, поскольку популистский авторитаризм, который с таким усердием культивирует Чавес, не может стоять на месте. Весь смысл популизма и состоит в непрерывном обещании светлого будущего, светлого завтра и даже светлого сегодня вечером (механизм, в общем, известный и берущий начало от морковки перед ослиной упряжкой). Нагнетание эмоций позволяет, во-первых, удерживать публику от того, чтобы она задумалась – когда же будет, наконец, это светлое завтра, а во-вторых, укреплять реальные позиции власти, чтобы той не надо было бояться публики, которая неизбежно задумается над светлым завтра.

Весь этот популистский проект в Венесуэле дал сбой. Причем характерно, что провал Конституции – это даже не национальный кризис с выражением недоверия товарищу Уго, это только признание того, что его роль в жизни страны ограничена. Президент Венесуэлы оказался не отцом нации, не новым Боливаром и даже не команданте Че. Он всего лишь высший чиновник, который, при всех своих полномочиях, остается частью бюрократической машины, управляющей государством, – а не стоит вне нее и над ней.

Это еще не знак того, что в Венесуэле сложилось продвинутое гражданское общество, которое не ведется на популистов. Во-первых, на них может вестись любое государство, правил же Берлускони Италией, а во-вторых, полстраны все равно за Чавеса. Однако это признак того, что у венесуэльцев работает инстинкт социального самосохранения. В каком-то смысле, возможно, те самые нефтедоллары, которые поддерживают Чавеса, ему же и помешали: из-за ощущения благополучия (пусть относительного) публика не чувствует необходимости сплачиваться вокруг вождя, поскольку отечество в опасности. Зато она интуитивно ощущает риски вождизма и слишком большой концентрации полномочий у одного персонажа, хоть бы и такого колоритного, как Чавес.

Сейчас нет оснований говорить о тренде, ведущем к развороту государственного курса Венесуэлы. Публика вряд ли увлечется борьбой с президентом – здесь приток нефтедолларов тоже будет иметь свой анестезирующий эффект. Вряд ли стоит ждать и перевоспитания Чавеса. Узнав об исходе выборов, он проронил фразу: «Мы не смогли этого сделать, не смогли сейчас», – и это звучит как слова мультяшного злодея, побежденного в одной серии, но обещающего вернуться назавтра в следующей. Президент еще может нанести ответный удар – хотя вряд ли сделает это в ближайшее время. Конечно, сейчас модно в таких ситуациях вводить чрезвычайное положение, но Чавес получил от своего народа куда более недвусмысленный сигнал, чем Саакашвили или Мушарраф, а значит, вряд ли полезет на рожон, тем более что он вообще трусоват. Впрочем, в должности он до января 2013 года, так что время есть.

Строительство венесуэльского социализма пока продолжится. Но важно, что оно не будет форсированным, а останется в худо-бедно адекватных рамках, без экспериментов а-ля ранний СССР с диктатурой пролетариата. Поскольку, как показал воскресный референдум, жители Венесуэлы все-таки привыкли к демократии гораздо больше, чем хотелось бы отважному вождю этой страны.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2017.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.