GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Дети подземелья, или Плоды просвещения
Автор: Владимир Можегов
Дата: 03.12.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/784519/
Дети подземелья, или Плоды просвещения

Ваххабиты из деревни Погановка выращены Церковью

1.

Религиозные новости не часто привлекают внимание светской прессы (как, впрочем, и церковь нашу, как правило, мало волнуют проблемы общества, мира). Но вот замечательный феномен. То, что произошло в Пензенской области, где два десятка фанатиков погребли себя в подземном убежище в ожидании Конца света, вызвало такой интерес светской прессы, что деревенька Погановка за несколько дней превратилась в настоящий пресс-центр. Церковная же пресса как воды в рот набрала. Из крупнейших партийных сайтов на это вопиющее событие в первую неделю откликнулась лишь «Русская линия», которая в обширной новости о пензенских сидельцах дипломатично назвала их «сектантами». Известный православный специалист по сектам профессор Дворкин витиевато величает «подземных жителей» псевдоправославной тоталитарной сектой «лично этого отца Петра». А митрополит Кирилл в интервью телепрограмме «Вести» находит в сенсационной новости неожиданный повод для пиара ОПК: «Это самый наглядный пример того, что может быть в стране и обществе, если общество лишено религиозного образования». Но уместно спросить: если люди позиционируют себя членами РПЦ и называют себя истинно православными, стало быть, церковь и отвечает за их образование в первую очередь? Если же таковы плоды церковного просвещения, то чего ждать, когда оно станет повсеместным? Приходится признать, что и повод и стиль для пиара выбран не совсем удачный.

Однако и в это темное царство византийской дипломатии неожиданно проник луч солнца, и на сайте «Интерфакс-религия» (держащемся, как правило, строго в русле генеральной линии РПЦ МП) диакон Андрей Кураев назвал, наконец, вещи своими именами: «Прежде всего важно понять, что это никакие не сектанты, это нормальные православные люди. Это не импортированный вирус, а болезнь, которая росла в нас и на наших глазах. И это не первое событие такого рода в новейшей истории нашей Церкви»...

2.

Происходящее в Погановке могло бы стать лишь темой для очередной газетной сенсации, если бы «нормальные православные люди» не прихватили с собой в подземелье не только 200-литровую бочку меда, но и четырех детей, младшему из которых всего год и 4 месяца, и не угрожали взорвать себя, если к ним попытаются проникнуть силой, вступив таким образом в конфликт не только с Антихристом (что, в конце концов, есть законное право всякого российского гражданина), и даже не только с Конституцией (вынуждая нервничать и паниковать милицию, обязанную по закону детей защищать), но и с нормальными человеческими представлениями о добре и зле…

Последнее вынуждает и нас оставить излишнюю дипломатичность. Ибо то, что случилось в Пензенской области, есть лишь наглядное проявление того «религиозного возрождения», о котором столько говорится последние 15 лет и наглядными плодами которого являются и православные любители Малюты Скуратова, и почитатели памяти Григория Распутина, и фотогеничные хоругвеносцы с иконами Игоря Талькова в руках, и монархисты-державники с третьеримскими тараканами в головах и, наконец, популярный чукотский епископ Диомид, который в эти самые дни успел порадовать православную общественность очередным посланием (о чем сообщает та же «Русская линия»). В нем сторонники чукотского адаманта в ультимативной форме требуют от Патриарха публичного покаяния за его «предательство» православной веры во время «совместного с католиками молебна в соборе Нотр-Дам де Пари»,  называя эту молитву «позором и унижением Святой Руси», которого «она еще не знала». «Мы считаем общий молебен с католиками в Париже жесточайшим предательством и осквернением памяти всех православных, погибших от рук католиков по благословению их пап», - пишут диомидовцы и грозят Патриарху в случае, если он публично не покается, прекратить его поминовение в своих келейных молитвах – то есть прямым уходом в Раскол.

Заметим к слову, что епископ Диомид безукоризненно религиозно образован в московской духовной семинарии и академии  в середине 90-х годов прошлого века.

И, конечно, не только одиозные алармистские издания, которые поминает Андрей Кураев, повинны в произошедшем. Эту ответственность с полным правом разделяют и хранящие сегодня гробовое молчание респектабельные церковные издания и вся верхушка иерархии РПЦ. «Происходящая на наших глазах трагедия в Пензе – это черная метка, посланная церковному учительству, а церковное учительство – это и церковные журналисты, и богословы и духовенство, и епископат. Это "двойка" нам за нашу бездеятельность перед лицом этой страшной угрозы», пишет Андрей Кураев и замечает далее: «Поражает контраст между тревогами прихожан… и... неизменно-юбилейным благодушием церковных верхов. Поражает несоответствие между …тревогой низов и крайне редкими реакциями со стороны церковного "официоза"Озабоченность… прихожан и даже духовенства никак не становится болью епископата… Реальная боль не отражается ни на страницах наших официальных изданий, ни на ежедневной постоянной проповеди епископата».

Откровенно говоря, радостно удивляет, что не перевелись еще в нашей церкви люди, пользующиеся уважением в церковной среде и способные мужественно заявить все это в лицо иерархии. Но… иерархия предпочитает не слышать. А если бы не только не хотела, но и имела бы власть? Если представить, что живем мы при протежируемой сегодня митрополитом Кириллом «Русской доктрине» (т.е. властном триумвирате государственной, церковной и партийной бюрократии), или вынашиваемой о. Всеволодом Чаплиным идее «православной цивилизации» (т.е. советско-византийском единстве власти, церкви и народа)? Тогда о Пензенской трагедии мы, скорее всего, не узнали бы вовсе, как не узнаем мы о ней, заглянув сегодня на крупнейшие церковные сайты. Так, и о тектоническом расколе, зреющем сегодня в церковных глубинах, мы можем узнать лишь тогда, когда он окончательно свершится, и вся «мерзость запустения на святом месте» хлынет наружу, как случилось это в 1917-м.

3.

О причинах происходящего можно говорить много, но коснемся лишь самого очевидного. Не поленитесь и попробуйте отыскать в многообразной сегодняшней церковной прессе хоть что-нибудь, напоминающее о христианском милосердии. За редчайшим исключением (вроде действительно замечательно журнала «Нескучный сад» или сайта «Милосердие ру») вас ждет полное разочарование. Зато недавнее предложение высших церковных идеологов открыть в Интернете сайт под названием «Враги церкви» вызвало у православной общественности бурное оживление.

Когда однажды я подошел к главному редактору популярного (не из самых одиозных, можно сказать даже – либерального) православного издания с предложением всерьез поднять тему детей-сирот, он мне ответил буквально следующее: «Задницы неграм мы вытирать не будем». Ответ этот меня, признаться, сильно отрезвил и ко многому заставил присмотреться.

И уже без особого удивления я прочел, как один из высокопоставленных церковных бюрократов заметил в споре: «По-вашему, самое ужасное, что может произойти – уничтожение людей… Для меня есть вещи, которые более важны, чем уничтожение того или иного количества людей, или даже жизни всего человечества… Это святыни и вера. Жизнь человечества менее важна для меня. И я имею право попытаться убедить общество жить по этому закону». В другом месте тот же церковный идеолог раскрывает, что для него является «святынями», превосходящими по ценности «жизнь всего человечества». Это вовсе не совесть, честь, человеческое достоинство, как можно было бы предположить. Но «иконы, храмы, богослужебные предметы, священные символы». Таким образом, сей духовный муж выражает готовность драться за победу «священного символа» вплоть до полного уничтожения последнего на земле человека. Вот результат тотального «преображения» веры в идеологию в эпоху постмодерна! Даже большевикам, уничтожившим в ХХ веке треть населения России, такое не могло придти в голову. И в явлении епископа Диомида справедливо усмотреть лишь метафизическую рифму на исповедание в среде высшей церковной иерархии подобного «символа веры».

Кстати, всего несколько лет назад беседы с одним из главных «серых кардиналов» чукотского адаманта Михаилом Назаровым (которому ныне те же церковные идеологи недобро поминают похвальные слова о Гитлере), я многажды слушал по весьма популярному церковному радио. И были они ничуть не менее выдающимися, чем сегодня. Единственное отличие – тогда он был еще достаточно лоялен к высшей иерархии. А его сочинения, в которых история мира предстает в виде всеобъемлющего иудео-масонского заговора, те же святые отцы, клеймящие его сегодня фашистом, рекомендовали как книги, которые «должны быть прочитаны каждым русским человеком». Сегодняшние пензинские сидельцы – свидетельство того, что благочестивые советы были прилежно исполнены. А Андрей Кураев вспоминает к слову о двух (известных ему) случаях самоубийств, совершенных женщинами, доведенными до отчаяния их духовниками, обличавшими "принятие ИНН" – еще одно красноречивое свидетельство нашего духовного образования.

4.

Скажем еще об одном аспекте этого дела. Фанатики, подобные епископу Диомиду и зарывшимся в Пензенской области «нормальным православным», – это, в каком-то смысле, лучшие люди Церкви, люди бескомпромиссные. Да, безумные, непросвещенные, но готовые на подвиг ради своей веры – а это чего-то да стоит! И шли они в Церковь не для того, чтобы пользоваться благами, ездить на Мерседесах и лобызаться с жирными чиновниками. Шли, повинуясь голосу совести. Но первый импульс, который они получили, придя сюда, – импульс ненависти. Придя сегодня в церковную лавку вы найдете массу книг об антихристе, но где книги о Христе? – спрашивает Андрей Кураев. Православные священники, православные книги, газеты, радио научили людей, доверившихся им не любви, не поиску друга, Другого, а поиску врага: в «безбожном гуманизме», в «оккупационной власти», в «секулярном мире» и «враждебном окружении»… Что ж удивляться, что, осмотревшись, увидев бесконечные приспособленчество, полуправду, лесть, сервильность, ханжество, фигуру умолчания в корпоративной церковной среде, а рядом с этим – пафосные православные фестивали, грандиозные ярмарки-продажи с торгующими на них схимонахами, нежные отношения церковной и просто бюрократии, православный гламур (см. напр. журнал «Славянка» – это нечто выдающееся!) и прочую вопиющую профанацию Христианства, люди с совестью, исполняясь невыразимым отвращением, начинают искать «чистоты православия» и находят его в подобном отчаянном противостоянии всему миру…

Так что случившееся в Пензенской области, эти дети, что сидят нынче в подземелье – на совести и тех, кто раздает и получает сегодня церковные награды, устраивает «православные фестивали», любит позировать с эстрадными звездами и пролить скупую слезу о состоянии нравственности в «безбожном мире». И про кого сказано: «Тому, кто соблазнит одного из малых сил…лучше было бы не родиться на свет».

Таковы полюса современной «церковной» жизни: погруженное в политические интриги и лоббирование корпоративных интересов «Митрополитбюро», стремительно теряющее последние крохи доверия в церковном народе, и сидящие в земляной яме и грозящие взорвать собственных детей православные ваххабиты. Между ними лишь следы многообразного гниения столичного «православного» гламура и незаметный подвиг тысяч нищих сельских батюшек, энтузиастов, пытающихся на свой страх и риск спасать беспризорных детей, наркоманов, бомжей, брошенных стариков.

Собственно, так было всегда, и то, что происходит сегодня под Пензой – кажется только началом. «Печальный опыт раскола XVII века может оказаться зеркалом, в котором мы увидим свое настоящее», справедливо пишет Андрей Кураев. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на Оптину Пустынь – это верное духовное зеркало России, место, освященное именами великих старцев, великих русских писателей и философов, где идет сегодня настоящая война между диомидовцами и антидиомидовцами.

Увы, расколотая на клерикальную и алармистскую партии, РПЦ менее всего напоминает сегодня Церковь. Но без Церкви России нет. Россия – это тонкий, сложнейший глубочайший организм, историческая роль которого – отзываться именно на последние вопросы бытия. Много ли места в человеческом организме занимает сердечный клапан? Но один его сбой способен привести к летальному исходу. Так и от пензенского подземелья рукой подать до катастрофы 17 века, 17-го года. Господи, помилуй.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2017.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.