GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Последний довод Америки
Автор: Сергей Шелин
Дата: 02.11.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/784443/
Последний довод Америки

ФРС сделала все, что могла

Под сдержанные возгласы одобрения Федеральная резервная система Соединенных Штатов опять понизила учетную ставку. На этот раз не на полпроцента, как в сентябре, а только на четверть – до 4,50% годовых.

Учетная ставка – это ставка, под которую ФРС (аналог нашего Центробанка) выдает кредиты коммерческим банкам. Когда ставка понижается, деньги (в данном случае, доллары) становятся доступнее, экономика (американская) разогревается и предположительно ускоряет свой ход.

По той же самой причине национальная валюта делается дешевле (по сравнению с другими национальными валютами), а значит, вывоз товаров и услуг (за границы США) дешевеет, становится от этого более конкурентоспособным и растет, а ввоз того же самого (в США) дорожает и поэтому уменьшается. Что опять-таки на пользу отечественным (в данном случае, американским) производителям услуг и товаров.

Но кроме этих польз, есть и вредности. И совсем не только для Америки. Во-первых, больше денег – выше инфляция. Эта проблема – в первую очередь для американцев. И не столь уж пока жуткая – ну, вырастут у них цены на один-два процента – это далеко еще не наши продуктовые подорожания. Но есть еще штука пострашнее их домашней инфляции – это мировая потеря доверия к доллару. А уж ею на ногах не переболеешь.

Несметное множество юридических и физических лиц со всей планеты вложилось в разнообразные американские ценные бумаги. Купили они их когда-то за дорожающие доллары, а теперь получают проценты с них долларами дешевеющими, себе же в убыток. У их щедрости и терпения, разумеется, есть пределы. Перейдя некую незримую черту невыгодности, самые подвижные из них начнут избавляться от долларовых бумаг. Бумаги от этого станут дешеветь еще быстрее. А тогда уж начнется паника, и избавляться от долларовых бумаг примутся буквально все. И доллар подешевеет совсем уже драматическим образом. Допустим, еще раза в два.

Но и это еще не все. Ведь крупнейшие государства держат свои валютные резервы в значительной части в долларах или, скорее, в долларовых бумагах. У Китая и Японии в заначке круглым счетом по триллиону долларов. У России из четырехсот с лишним миллиардов золотовалютных резервов в долларах тоже больше половины.

Помимо сугубо коммерческого раздражения от того, что госрезервы у всех (кроме Америки) дешевеют, есть еще и соображения суверенной гордости. Захочет, скажем, Китай показать, кто нынче главный в мире, и швырнет на рынок триллион долларов. И доллар падет перед юанем.

Почему это не происходит прямо сейчас? А просто потому, что краткосрочные последствия обвала доллара гораздо опаснее для внешнего мира, чем для Америки. О дальней перспективе разговор отдельный, но представьте перспективу ближайшую. Доллар дешевеет вдвое. Внешние долги Соединенных Штатов во столько же раз уменьшаются. А внешние заимодавцы Америки во столько же раз беднеют.

Точно по старой пословице: если я дал в долг немножко денег, то мой должник зависит от меня, а если я дал в долг очень много денег, то я завишу от моего должника. Внешний мир прямо или косвенно дал в долг Америке очень много денег. Он сильно пострадает материально, если эти деньги радикально обесценятся.

Сходная картина и с глобальным товарообменом, от которого Соединенные Штаты со своим гигантским внутренним рынком зависят меньше, чем почти все остальные главные экономики мира. Представим, к примеру, что Китай наносит по Америке свой «удар одного триллиона». Наряду с прочим, за этим последует почти полная ликвидация китайско-американской торговли, активный баланс которой (в пользу Китая) на сегодня - около 200 миллиардов долларов в год.

И немногим лучше будут последствия для торговли американо-европейской, где дорожающим (в евро) европейским товарам и так все труднее противостоять дешевеющим (в долларах) товарам американским.  

Поэтому усредненный интерес внешнего мира на сегодня таков: пусть доллар по возможности не падает, но если уж для поддержания американских экономических штанов ФРС вынуждена доллар опускать, то черт с ней, пусть опускает, но только в меру.

Именно поэтому очередное четвертьпроцентное (а не полупроцентное, как опасались) понижение американской учетной ставки встречено не протестами, а буквально похвалами. Точнее, больше, чем похвалами: ростом биржевых индексов и даже небольшим укреплением доллара относительно евро. Этому дополнительно помогла еще и фраза в заявлении ФРС – о том, что удалось, наконец, установить баланс между риском роста инфляции (американской) и риском замедления экономического роста (американского). То есть ФРС намекнула, что нынешнюю ставку считает оптимальной и в ближайшее время снижать ее еще сильнее не станет.

Так думает на сей момент ФРС и, разумеется, может передумать. И даже по долгу службы обязана будет это сделать, если ее оптимистичные ожидания не сбудутся.

Поэтому самое время задуматься: а есть ли у американцев какие-то другие, помимо альтруистических, соображения поддерживать свою валюту, не давая ей слишком уж упасть?

Соображения есть, и еще какие. И не зря рука ФРС все явственнее дрожит при каждом очередном снижении процентной ставки.

Соединенные Штаты не просто страна-должник. Это страна, которая постоянно берет в долг все новые и новые огромные суммы. Для покрытия собственного бюджетного дефицита и дефицита внешней торговли. На круг это что-то около триллиона долларов в год. Если бы этих дефицитов не было, в Вашингтоне могли бы, пожалуй, с улыбкой наблюдать, как дешевеющий доллар усиливает товарную экспансию Америки, а попутно разоряются иностранные конкуренты-доллародержатели.

Но сейчас улыбаться не получается, поскольку подрыв доверия к американским финансам – это и подрыв возможностей брать за рубежом новые долги. А не брать тоже не получается, потому что не получается вылезти из дефицитов. А выбраться из дефицитов не удается, потому что тяжела она, сверхдержавная ноша – никто в мире даже близко не тратит столько денег на военную машину, как Соединенные Штаты.

В 1990-е годы с дефицитами более или менее справлялись. Но не столько из-за деловитости тогдашнего президента Клинтона и тогдашнего шефа ФРС Гринспена, сколько из-за сокращения американских военных расходов. Тогда ведь казалось, что настал фукуямовский конец истории.

Двадцать первый век быстро убедил, что это не так. Америка старается отстоять прежнюю свою роль, сражаясь на трех фронтах одновременно: и сохраняя высокий жизненный уровень у себя дома, и наращивая военную мощь, и пытаясь удержать за долларом роль главной мировой валюты.

Не станем называть эту борьбу заведомо безнадежной. С одной стороны, правила игры на планете явственным образом меняются – растут очаги кризисов и поднимаются новые центры силы, но с другой – запас прочности у Соединенных Штатов все еще огромен, да и желание укрыться за их спиной от новых опасностей во многих западных странах даже растет.

Но доллар и в самом деле – самый уязвимый участок «крепости Америка». Если тамошние финансовые власти не совладают с дальнейшим его удешевлением, если не возымеют действия мольбы к другим экономическим колоссам взять часть проблем на себя и особенно к Китаю – укрепить юань, то ведь не так уж далека черта, пройдя которую мир почувствует: лучше ужасный конец всеобщей долларовой зависимости, чем бесконечный ужас этих игр вокруг слабеющей глобальной валюты.

И тогда доллар навсегда или на время перестанет быть глобальной валютой. Но это уже действительно будет другой мир.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.