GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Бомбы профессора Мориарти
Автор: Дмитрий Нерсесов
Дата: 30.10.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/784424/
Бомбы профессора Мориарти

В ответ на реплику Альберта Акопяна

Грядущие изменения в российской власти, включая ее персональный состав и, весьма возможно, структуру, без сомнения, создают определенные «окна уязвимости», наверняка сильно искушающие потенциальных террористов. Несложно представить себе какого-нибудь «Абд ар-Раззака бен Ладена бен Хаттаба абу Нидаля», злорадно потирающего костлявые, волосатые ручонки и склонившегося над планами масштабных терактов на территории России с сотнями невинных жертв: конечно, его уверенность в успехе опирается на предвидение неизбежного (частичного) (кратко-) временного ослабления управляемости великой страны в период передачи и переформатирования власти.

Безусловно, такая картина весьма и весьма реальна. Но значит ли это, что нас с большой долей вероятности ждет новая серия массированных террористических ударов?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует обратить внимание не только на возникновение благоприятных (для потенциальных террористов) условий и на наличие самих террористов (в чем сомневаться не приходится). Представляется, что решающее значение в этом контексте приобретает фактор целей и задач, решаемых терактом (как и любым действием вообще), а также наличие заказчика, готового решить эти цели и задачи путем использования специфического орудия – актов массового террора.

Дело в том, что терроризм – это отнюдь не «творчество сумасшедших фанатиков-одиночек» и даже не «коллективное творчество отчаяния». Это – определенный набор технологий, используемых предельно рационально теми силами (назовем их условно профессором Мориарти), которые стремятся оказать строго определенное воздействие на объект – с тем, чтобы получить строго определенный результат.

Итак, какие цели может преследовать проф. Мориарти, организуя массовые теракты в России на рубеже эпох «Путина» и «пост-Путина»? Наиболее очевидными из них могут быть демонстрация бессилия власти, уязвимости мирного населения, подрыв доверия общества к власти, углубление состояния неуправляемости (в максимуме – создание хаоса) и как результат – подрыв усилий последних лет по социально-экономическому развитию страны, а также международных позиций России, ослабление ее на переговорах по целому ряду стратегических проблем финансово-экономического, гуманитарного и военного плана (в максимуме – устранение России как активного, инициативного, самостоятельного игрока на мировой арене).

Но соответствуют ли в этом средства целям? Вряд ли. И, как это ни банально прозвучит, вся «загвоздка» тут – в «факторе Путина». Ибо инерция его влияния, его политики останется на какое-то, достаточно долгое время после его ухода с президентского поста. Кем бы он ни стал, он останется символом эффективной стабилизации и стабильности – в современном российском понимании этого слова. А значит, любая попытка взорвать Россию сразу после ухода Путина теми же методами, которыми пытались это сделать на первых этапах его президентсва, закончится тем же, чем заканчивались раньше – усилением самого Путина как мощнейшего фактора стабилизации. Упрощенно говоря, акты массового террора способны в одночасье вернуть Путина в президентское кресло. Полагаю, что этого наш проф. Мориарти не хочет ни в коем случае.

Вместе с тем нельзя отрицать, что ближайший период (по-видимому, год-полтора) можно считать весьма «терророопасным» для России. И представляется, что из богатого набора соответствующих технологий проф. Мориарти способен выбрать «подходящие».

Например, перспективной, с его точки зрения, могла бы быть существенная дезорганизация поставок российских энергоносителей в Европу. С этими целями можно было бы устроить серию масштабных диверсий на магистральных трубопроводах, а также в нефтеналивных портах. Массовые жертвы тут были бы излишни. Напротив, в идеале, никто не должен погибнуть, но вот способность администрации, идущей на смену путинской, выполнять обязательства по энергообеспечению Европы, взятые Путиным, должна быть поставлена под большое сомнение.

Особое место в этой части проф. Мориарти наверняка зарезервировал бы за трубопроводами по дну Балтики (Северный поток) и Черного моря (Южный поток). Подрыв этих магистралей с созданием экологических катастроф – просто мечта любого настоящего террориста, как теоретика, так и практика.

Другое перспективное направление подрывной (а не только террористической) деятельности – саботирование амбициозных локальных проектов, таких как строительство олимпийских объектов в Сочи и подготовка Владивостока и о. Русский к азиатскому саммиту. Неудачи при их реализации, частичный или даже полный их провал приведут к крайне негативным последствиям как внутри страны, так и за ее рубежами, надолго подорвав доверие к Кремлю и российских обывателей, и мирового сообщества.

Наконец, следовало бы обратить пристальное внимание на возможности создания своего рода сети межэтнической напряженности в РФ. События последних лет во многих российских городах наталкивают на мысль, что проф. Мориарти ведет целенаправленную работу по внедрению в различные сегменты российского общества штампов межэтнической нетерпимости. То тут, то там регулярно вспыхивают драки, столкновения – так называемые конфликты малой интенсивности – между представителями различных этнических общностей. Причем происходит это как в столичных мегаполисах, так и в областных и районных центрах, даже в мелких населенных пунктах; в столкновениях участвуют то торговцы, то гастарбайтеры, то студенты; конфликты возникают то между русскими и «нерусскими», то между различными представителями «нерусских», то между различными русскими... При этом, заметьте – в массовое явление, имеющее внутренние источники движения, все это не выливается. Любой специалист скажет вам, что такой разброс и «точечность» – признаки действия провокаторов, а не логический результат развития какой-то конфликтогенной проблемы.

В этом случае вполне уместно говорить о применении технологии этакого «ползучего» терроризма, который на протяжении достаточного времени и при условии последовательности и настойчивости в действиях, подобно стае жалящих комаров, способен довести общество до срыва, чуть ли не до бешенства. Интенсивность такого воздействия, место и время его конкретного применения, информационное сопровождение (необходимейшая часть всей технологии) – во многом, если не полностью, находятся под контролем проф. Мориарти. И если уж он решит прибегнуть к «радикальным» средствам в виде массовых терактов, то не ради них самих, а для того, чтобы вызвать детонацию взрывного материала, наработанного с помощью постоянных провокаций в сфере межэтнических отношений.

И как раз этот сценарий является наиболее опасным для России, ее стабильности и ее будущего. И если мы хотим избежать его реализации, нам следует и со стороны власти, и со стороны общества уделить максимум внимания проблемам межэтнического взаимодействия, его гармонизации. Ведь терроризм создает не просто страх, он создает страх как средство разделения общества. Управляя страхом, он управляет той проблемой, с помощью которой он раскалывает общество. А значит – лишает общество самостоятельности. И чтобы противостоять терроризму, необходимо не допускать страх (или его преодоление само по себе) в список насущных задач, которые ставит перед собой общество. Нужно сохранять цели и задачи нормального развития как ядро общественной идеологии, а страх, борьба с ним, равно как и борьба с терроризмом и уничтожение конкретных террористов, - все это должно решаться отдельно.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.