GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Борьба Добра со Злом, последняя версия
Автор: Станислав Кувалдин
Дата: 18.10.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/784366/
Борьба Добра со Злом, последняя версия

В продажу поступила седьмая книга "Гарри Поттера"

Выход последней книжки «Поттерианы» (если, конечно, мы склонны доверять Роулинг, что после «Даров смерти» никакого продолжения не будет) – повод для самых различных суждений и оценок. Беспрецедентный успех изначально детской книжки, не менее интересный опыт «Гарри Поттера» с точки зрения книжного бизнеса, экранизация, начавшаяся до написания последней книги – все это предмет как для застольного разговора, так и для вполне профессионального исследования.

Впрочем, есть и еще один аспект, от которого едва ли можно отмахнуться, – «Гарри Поттер» стал книгой, по которой у нынешнего поколения детей (и часто не особо отличающихся от них взрослых) будет формироваться представление о борьбе Добра и Зла. «Поттер» - последняя на сегодняшний день книга об этом в высшей степени интересном процессе, сюжет и образы которой в целом могут себе представить самые разные люди в разных уголках земного шара. И в этом смысле – по крайней мере, на сегодняшний день – «Гарри Поттер» встает в один ряд с такими «произведениями на вечные темы», как «Звездные войны» или «Властелин колец». Речь, разумеется, идет об успехе и узнаваемости образов.

Так или иначе, самая модная на сегодняшний день упаковка для Добра и Зла – это мир Поттерианы. Как долго просуществует такая мода – сказать сложно, но именно такие произведения – один из лучших примеров того, как «хвост» начинает «вилять собакой», т.е. как образы из книг и фильмов начинают подчинять своей логике вполне реальные исторические процессы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Именно так практически молниеносно на посмотревшем «Звездные войны» Западе тихо влачивший свое существование Советский Союз превратился в обреченную гибели «Империю Зла» (благодаря лишь одной из речей, произнесенных американским президентом – из которой в иных условиях могли бы извлечь совсем другую цитату).

Если Хогвартсу суждено занять на культурологической карте место рядом со Среднеземьем и Далекой-далекой Галактикой, то реальный мир тоже может ожидать много всего интересного.

Пожалуй, одно из важных отличий «Гарри Поттера» от других произведений «о Добре и Зле» - это то, что противостояние оказывается практически не связанным ни с каким атрибутами государства. Там нет светлых княжеств и мрачных империй, нет темных правителей и наследников трона. Борьба, затрагивающая к финалу Поттерианы самые основы созданного Роулинг мира, ведется добровольными объединениями добрых и злых магов. Государственное начало – в виде министерства Магии – оказывается громоздкой, ведущей свою бюрократическую жизнь структурой, не имеющей решительно никакого отношения к Самым Главным Событиям Этого Мира и способной – как это случается в «Дарах смерти» - стать добычей Зла и удобным инструментом для транслирования злой воли. Впрочем, и тогда Тот-Кого-Нельзя-Называть меньше всего желает быть Министром Магии – потому что быть Темным Лордом и руководить государственной машиной оказывается едва ли не противоречащими друг другу занятиями. К слову сказать, и ведущие борьбу «Орден Феникса» и «Пожиратели смерти» отнюдь не древние ордена – то есть, речь не о том, что все в этом мире объясняется противостоянием древних тайных обществ, возникших на заре времен, когда министерства еще никто не придумал. Скорее, и те и другие возникли и начали сражаться друг с другом, потому что могли достигнуть своих целей гораздо эффективнее любых министерств на свете.

Иными словами – те, для кого эпопея Гарри Поттера оказалось в детстве самой главной и интересной книгой, будут прекрасно подготовлены к тому, что все важные для этого мира вопросы решаются вне и помимо любых хороших государств и даже не борьбой с нехорошим государством. Главное, что нужно, чтобы сражаться за Добро – это собрать свое тайное общество и начать бороться за светлые идеалы, причем бороться не с империей, не с «Властелином на черном престоле» - а с таким же тайным обществом нехороших людей, столь же самоотверженно отстаивающим свои, прямо противоположные, темные идеалы. А государство оказывается в лучшем случае – пятым колесом в телеге. В худшем же – лучшие бюрократы, такие как Долорес Амбридж, оказываются лучшими же помощниками по установлению кровавого тоталитарного режима – просто потому, что по природе склонны к насилию и контролю.

То есть образы «Гарри Поттера» будут точнее всего описывать мир, в котором на острие всех конфликтов будут находиться террористические группировки и неправительственные организации. Многие футурологи, предрекающие в будущем всеобщее ослабление роли государств и выход на передний план новых социальных механизмов, считают, что именно так все и будет происходить. В этом случае «Гарри Поттер» может оказаться очень полезной книжкой.

Стоит заметить, что аллюзии, связанные с нынешней антитеррористической войной, которых очевидно не могла, да и вряд ли хотела избежать Роулинг (точно так же, как и первые читатели Толкиена не могли не видеть во «Властелине колец» отражения Второй мировой войны), в «Дарах смерти» приобретают совершенно двусмысленный характер. Сцена, когда Гарри, Рон и Гермиона слушают повстанческую радиостанцию, является, пожалуй, кульминационным моментом этой двусмысленности. Мы узнаем из этой сцены, что сопротивление режиму ведется мелкими самоорганизованными группами, объединенными вокруг одной легендарной личности (то есть Гарри Поттера), - при том, что Гарри Поттер не имеет никакого отношения к большинству этих групп, где находится эта легендарная личность, никто не знает, за ее поимку объявлена большая награда, а радиостанция используется для того, чтобы сообщать об удачных акциях и убедить сторонников, что человек, вдохновляющий их на сопротивление, все-таки жив. Сложно представить более точное переложение публикаций, посвященных описанию структуры и механизмов «Аль-Каеды».

Впрочем, эту странную сцену можно объяснить общим духом времени. Вряд ли Роулинг хотела превращать Гарри Поттера в молодого Усаму бен Ладена без бороды и в очках - зато если хочешь найти информацию о том, как действуют вооруженные радикальные группировки, то проще всего посмотреть публикации, посвященные «Аль-Каеде». Это симптоматично само по себе, но больше говорит о реальной действительности, чем о книге.

Другой вопрос – сознательные намеки на не столь уж давние исторические события, которыми Роулинг нашпиговала «Дары смерти» и явно старалась, чтобы эти аллюзии оставались как можно менее туманными.

Вообще тема интерпретации фашизма и Второй мировой войны в рамках детской книги, вышедшей через 6 десятилетий после ее окончания, – опыт весьма интересный. Тем более что нельзя исключать ситуации, что через некоторое время для многих детей «Гарри Поттер» окажется если не главным, то, во всяком случае, существенным источником представлений о том, что же такое происходило в Европе и Мире в 30-е или 40-е годы.

Древний символ Даров смерти, который становится главным для злого немецкого волшебника Гриндевальда, построенная им тюрьма с красивым девизом на воротах – все это слишком хорошо читаемые аллюзии. И если следовать логике сюжета «Даров смерти», то мы получим следующий результат. Нехорошее учение Гриндевальда родилось не само по себе, а при тесном взаимодействии с добрым и хорошим английским волшебником Дамблдором. Собственно, разговоры о том, что немецкий фашизм черпал вдохновение в английской колониальной политике – отнюдь не новы, однако обычно вызывают возражения из-за неготовности к сравнениям. Судя по всему, дети, прочитавшие «Гарри Поттера», войдя в более сознательный возраст, будут к подобным сравнениям готовы гораздо больше – на уровне образов и метафор.

Что же касается самих «Даров смерти», с которыми Роулинг сделала все возможное, чтобы вызвать ассоциацию со свастикой, то здесь история получается совсем странной. Фактически предлагается отказаться от того, чтобы связывать этот символ со злом. Более того, объясняется, что его связь со злом – ситуативна и возникла недавно. Фактически же борьба Добра со Злом становится борьбой за овладение Реликвиями, создающими символ (в каком-то смысле – за право обоснованного использования такого символа). Борьба Добра со Злом, ведущаяся под знаком свастики, на обладание которой претендуют обе борющиеся стороны, – это, пожалуй, самое странное пророчество относительно будущего Европы. Ожидающие превращения Евросоюза в Четвертый Рейх могут решить, что «Гарри Поттер» - самая актуальная книга начала XXI столетия. Особенно с учетом указанного в книге свойства бюрократии с легкостью и большим удовольствием переходить на сторону Зла.

Разумеется, любое исследование на тему «Идеологические и социальные основы творчества английской писательницы Дж. К. Роулинг» может показаться пародией. И вообще иногда детские книги гораздо интереснее просто читать, не выискивая в них тайных намеков историко-политического свойства. Но все же стоит учитывать: «Гарри Поттер» - детская книга, вышедшая миллионными тиражами на 64 языках земли. В ней затрагиваются вопросы борьбы Добра и Зла, проводятся прозрачные аналогии с недавними событиями мировой истории, которым дается весьма оригинальная трактовка. Именно с этой трактовкой многие дети познакомятся гораздо раньше, чем с учебниками истории и тем более с программами политических новостей. И едва ли в ближайшее время нам предстоит знакомство с детским произведением на подобную тему, способным повторить успех «Гарри Поттера».

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.