GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: План Путина посильнее, чем «План Путина»
Автор: Сергей Шелин
Дата: 02.10.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/784337/
План Путина посильнее, чем «План Путина»

Это уже другие выборы, а может, и другой строй

Пиаровский «План Путина», водруженный «Единой Россией» на свои рекламные щиты, сменяется реальным планом Путина. Без кавычек. Последние три абзаца коротенькой президентской речи на съезде «ЕР» полностью меняют интригу думских выборов, а попутно, может быть, подводят и к переменам в государственном строе. Не исключено - самым радикальным с 1993 года.

Победоносные выборы во главе «ЕР», а вслед за этим – должность главы правительства парламентского большинства. На первый взгляд, вот вам и ответы на все эти застарелые вопросы о том, как законным порядком передать власть из одних рук в те же самые. Вот она, та «дорожная карта», следуя которой Путин сдаст президентский пост, но останется первым лицом в стране и при этом оставит старую нашу Конституцию в неприкосновенности.

В самых общих чертах, так оно, видимо, и будет, но если смотреть конкретно, то каждый пункт этого маршрута рождает вопросы, допускающие возможность достаточно разных ответов.

Первый пункт программы – думские выборы, которые Путин теперь превращает в вотум доверия самому себе. По всем имеющимся сведениям, ему доверяют куда больше, чем ЕдРу. Следовательно, «ЕР» с президентом во главе наберет заметно больше голосов, чем могла это сделать в одиночку. А прочие допущенные к выборам партии - соответственно меньше.

«Единая Россия» получит, таким образом, шанс сохранить, а то и приумножить то конституционное большинство, которым она сейчас располагает в Думе, и с которым мысленно уже было простилась.

В декабре для получения двух третей думских кресел достаточно будет, видимо, процентов шестидесяти голосов, если не меньше. Если идти с Путиным в качестве первого номера, то задача, наверное, реальная.  Но, помимо чисто политического, у этих процентов будет еще и психологический привкус: их станут сравнивать с теми семьюдесятью с лишком процентами, которые Путин получил в 2004-м на президентских выборах.

Существенная разница между двумя цифрами, новой и старой, нежелательна. Путин берет на себя риск, но это значит, что на всех, кто причастен к партии власти, ложится обязанность быть в этой кампании усердными вдвойне и втройне. Возможно, часть из них этого еще не понимает и беспечно радуется выгодности новой ситуации. Но скоро поймет.  

Что же до партий-конкуренток, то для них - узнать, что теперь они имеют против себя не такую же, как они сами, партию-конструкт, а лично главу государства – это две плохие новости разом. Во-первых, число думских кресел, пускаемых между ними в дележку, заметно уменьшается. А во-вторых, с этого дня реально вести предвыборную кампанию – это значит критиковать не какие-то абстрактные недосмотры начальства, а конкретную линию Путина. Занятно будет посмотреть, как они станут выкручиваться.

Впрочем, 2 декабря – только пролог. Главное действие развернется после. В самом ли деле возникнет то, что принято называть правительством парламентского большинства? Если да, то из так называемой президентской (а точнее, суперпрезидентской) республики мы переместимся в республику полупрезидентскую, в которой президента выбирает народ, а парламент назначает премьера и правительство.

По внешним признакам, что-то подобное, видимо, и планируется. По сути же – вряд ли. «Я…, как и подавляющее большинство граждан страны являюсь беспартийным, и этот статус я бы менять не хотел». Вероятно, руководить правительством Путин пока что собирается в качестве беспартийного, а партия «Единая Россия», господствующая в новой Думе, «может и должна стать тем инструментом социальной стабильности, обеспечения дееспособности будущего парламента, всей власти, быть инициатором развития, опорой исполнительных органов власти».

Это значит, что «ЕР» по-прежнему мыслится Путиным не как источник власти, а как инструмент управления, собственной воли не имеющий, и, во всяком случае, такой, перед которым ему отчитываться не придется. Иными словами, центром принятия решений парламент как не был, так и не станет. Им будет правительство («исполнительные органы власти»). Не обязательно точно так и получится, но, видимо, так задумано.

Однако, для этого понадобится перенастроить властную вертикаль с Кремля на Белый дом. Но позволяет ли это действующая наша Конституция, изменение которой «под конкретного человека» Путин в том же выступлении назвал «некорректным»?

Созданию правительства парламентского большинства, или какого-либо его суррогата, российская Конституция, пожалуй, не препятствует, хотя такой вариант там прямо и не обозначен. Но вот мысль, что главный во всех делах – это президент, а премьер ходит под ним, прописана там с огромной заботливостью (сравните главу четвертую «Президент Российской Федерации» с главой шестой «Правительство Российской Федерации»). Что и понятно. Все-таки Конституцию составляли в 1993-м. Под неповторимые тогдашние обстоятельства.

Президент имеет право уволить правительство, когда захочет. Он может председательствовать на его заседаниях, если пожелает. Он назначает и увольняет вице-премьеров и министров, а глава кабинета уполномочен лишь предлагать ему кандидатуры. Президент – верховный главнокомандующий и глава Совета Безопасности, а премьер – лишь член этого Совета. В президентских руках - назначение генералитета и прочих высших государственных чинов, не говоря уж о самом премьере.

Полистайте Конституцию, и тот факт, что президент, а вовсе не премьер – первое лицо, станет вам ясен сразу. Согласен ли Путин стать вторым? Сомнительно, даже если он и не помнит слова Цезаря насчет того, насколько правителя труднее сдвинуть с первого места в государстве на второе, чем потом со второго на последнее.

Как быть? Возможности две. Либо все-таки менять Конституцию, и притом менять круто – переделывая суперпрезидентский режим в полу- или четвертьпрезидентский, либо положиться на систему неформальных отношений и обзавестись президентом-преемником, склонным к высочайшему самоограничению.

На этот второй вариант вроде бы выводят слова Путина о желательности избрания следующим президентом «порядочного, дееспособного, эффективного, современного человека, с которым можно было бы работать в паре».

Ну а если все-таки менять основной закон, то когда – после 2 декабря, но до президентских выборов, или же сразу после них, положившись на обещание добропорядочного президента-преемника это сделать?

Думаю, если переделка Конституции все-таки случится, то скорее всего случится она до весны 2008-го, а не после. Каким бы добропорядочным ни был президент-преемник, какие бы обещания ужать собственные полномочия ни давал бы, Путин, разумеется, помнит популярный ленинский постулат: «на слово в политике поверит только полный идиот».

Если Конституцию оставят нетронутой, то надо под новым углом зрения оценить шансы тех, кто числится в преемническом контингенте. Наилучшие перспективы стать третьим российским президентом у того, кто убедит, что лучше других подходит, чтобы «работать в паре».

Видимые либо предполагаемые честолюбие или решительность вряд ли зачтутся в плюс. Кто-то из возможных кандидатов чересчур молод или амбициозен. А кто-то подходит по годам, но слишком строг.

Не исключено выдвижение из второго эшелона новых фигур и даже новых конфигураций. План Путина запущен в действие. Времени на исполнение мало, и пустоты на «дорожной карте» будут заполняться быстро.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.