GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Значение Косовской проблемы для остального мира
Автор: Джеймс Джатрас
Дата: 25.09.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/784309/
Значение Косовской проблемы для остального мира

Лекция, прочитанная в "Государственном клубе"

Лекция бывшего аналитика по вопросам внешней политики в Сенате США и директора Американского совета по Косово Джеймса Джатраса в Саратове, Волгограде и МГУ (15.09.-17.09.07)

Уважаемые Дамы и Господа, Друзья!

Позвольте мне начать с благодарности за ваш радушный прием в вашем прекрасном городе, который я имею возможность посетить в первый раз. И, надеюсь, не в последний.

Темой моего выступления сегодня будет будущее Сербского края Косово и Метохия, роль Соединенных Штатов и России в решении этого вопроса и возможные последствия для регионального и глобального мира и безопасности, а также влияние на отношения вашей и моей стран.

В качестве вступления – я являюсь Директором Американского Совета по Косово, неправительственной организации со штаб-квартирой в Вашингтоне, которая является проектом моей фирмы, «Сквайр Сандерс», реализуемым в интересах сербского населения Косово под духовным руководством Его Преосвященства, Епископа Рашко-Призренского Артемия. Мне представилась честь сопровождать Владыку Артемия во время поездки в Россию в прошлом году, а также в поездках в Брюссель, Лондон, Оттаву и, конечно, в Вашингтон. Наша задача была трудной, но сформулировать ее просто: содействовать тому, чтобы Косово оставалось частью суверенной Сербии и не было незаконно, силой отторгнуто с созданием в Косово независимого государства. Такое государство без сомнения оказалось бы под контролем организованной преступности и террористических элементов джихадистского толка из так называемой «Освободительной армии Косово» (ОАК), которые доминируют в местной албанской администрации, работающей под контролем ООН. И действительно, основные фигуры в указанной администрации, по данным немецкой разведки, сами – главари группировок, занимающихся наркобизнесом, работорговлей и торговлей оружием, которые являются единственной реальной экономической деятельностью. Эти уголовные элементы станут лидерами суверенного Косово в случае его отделения от Сербии. Кроме того, не вызывает сомнения то, что независимость означает стремительное вытеснение оставшихся сербов, две трети которых уже были изгнаны из края, а тысячи убиты на глазах военнослужащих НАТО и полиции ООН, а также разрушение их православных храмов и монастырей, более 150 из которых уже было разрушено или осквернено.

Мы в Америке пытаемся не допустить такого исхода, осуществляя целый ряд мероприятий в рамках деятельности по взаимодействию со СМИ и государственными органами, также известной как лоббизм. Вы можете ознакомиться с некоторыми из наших инициатив на Интернет-сайте savekosovo.org. Я также рад отметить тот факт, что создается российский аналог нашей организации и в скором времени им будет опубликовано российское издание нашей новой книги «Сокрытие геноцида в Косово: Преступление против бога и человечности», автором которой является один из участников международной миссии в крае.

В качестве последнего пункта вступления: в течение многих лет до того, как я перешел на работу в частный сектор в качестве лоббиста, я являлся старшим аналитиком по вопросам внешней политики руководства фракции Республиканской партии в Сенате США. До этого я работал дипломатом в подразделении, которое тогда называлось Управлением по делам Советского Союза. В моей публичной деятельности я всегда выступал как консерватор и антикоммунист. Я вырос в семье военнослужащего ВВС США, и мой отец воевал во Вьетнаме. Я искренне радовался концу господства марксистко-ленинской идеологии в России, но не размежеванию на территории бывшего СССР.

Я упоминаю об этом потому, что многое из того, что я скажу сегодня, будет содержать острую критику политики моего правительства, и не только в отношении Косово, но и в отношении России. При этом я не хочу, чтобы мои комментарии определялись какой-либо иной мотивировкой, кроме патриотической. Как и многих американцев самых разных политических убеждений, меня крайне тревожит то, что наше стремление к глобальной гегемонии в качестве «единственной сохранившейся мировой супердержавы» разрушает нас, а также искажает все то, было доброго и вызывающего восхищение в американском характере. К сожалению, политика США по отношению к Косово является наглядным примером того, что именно сложилось не так в правовом и моральном смысле в нашем подходе к международным делам в период после окончания Холодной войны.

Давайте четко определимся с самого начала: проблема Косово, как я ее вижу сегодня, не существовала бы, если бы не неверные действия Вашингтона. Несомненно, другие участники, а именно НАТО, Европейский Союз и ООН, также сыграли негативную, по большей части пассивную роль, но основной движущей силой выступали США. Во-первых, Администрация Клинтона под надуманным предлогом, что НАТО необходимо спасти албанцев от сербского геноцида, начала в 1999 году незаконную войну против Сербии. Во время последовавшего за этим размещения международного контингента (на которое Сербия согласилась, полагаясь на многочисленные обещания НАТО и ОНН, ни одно из которых не было выполнено) начался реальный геноцид сербского меньшинства на территории Косова. Сегодня Администрация Буша не в меньшей степени, чем ее предшественница, выступает полностью на стороне албанского дела в силу сочетания инерции, передачи ответственности Государственному Департаменту (в котором осталось много людей из эры Клинтона), пагубного влияния некоторых сенаторов и конгрессменов (многие из которых щедро спонсируются из албанских фондов), одержимости в стремлении получить положительную реакцию исламского мира на то, что в Косово принята сторона мусульман в их противостоянии с христианами, и вновь возрождающейся атмосферы Холодной войны (и, как следствие, решимости не позволить России «одержать победу» по вопросу безопасности в Европе). И, вероятно, самое важное то, что в умах вашингтонских политиков Косово рассматривается как один из театров идеологического наступления с целью поддержания и расширения глобальной гегемонии США под лозунгами «продвижения демократии» и «Евро-Атлантической интеграции».

Сегодня Вашингтон требует скорейшего отделения Косово от Сербии с теми последствиями, о которых я говорил ранее. На самом деле, такой результат должен был быть достигнут до завершения 2006 года. Но из-за твердой позиции сербского правительства и решимости России не допустить того, чтобы ее угрозами или подкупом заставили согласиться на пренебрежение принципом территориальной целостности суверенных государств, на чем настаивают США, перспективы будущего Косово остаются неопределенными. В феврале текущего года бывший Президент Финляндии Марти Ахтисаари, назначенный ООН в качестве посредника, предложил односторонний план предоставления независимости Косово, который был немедленно отвергнут Белградом. Москва четко указала, что она наложит вето на план в Совете безопасности, если он не будет принят одной из сторон (фактически Сербией). Теперь в Вашингтоне указывают на конец 2007 года как на новый крайний срок, но отсутствует уверенность в том, что это будет выполнено.
В основном благодаря настойчивости России проводится новый раунд переговоров при посредничестве «тройки» в составе США, ЕС и России, но никто не ожидает, что они окажутся более успешными в достижении компромиссного решения, чем предыдущие переговорщики с участием дискредитировавшего себя Ахтисаари. В основном это связано с тем, что Вашингтон обещал албанским сепаратистам независимость «тем или иным способом» (выражаясь словами Государственного Секретаря Кондолизы Райс), в силу чего албанцы не заинтересованы в достижении компромисса. Таким образом, вполне вероятно объявление к концу этого года независимости Косово в одностороннем порядке и признания ее со стороны США, несмотря на отсутствие Резолюции Совета безопасности ООН, предусматривающей такое признание. В свете разногласий в ЕС и его заявленной позиции о том, что необходима новая Резолюция, которая заменит собой Резолюцию №1244 1999 года (которая подтверждает, что Косово является неотъемлемой частью Сербии), Вашингтон будет в первую очередь обращаться к своим ключевым союзникам за пределами ЕС, наиболее вероятными из которых являются Канада, Израиль и Турция, с тем, чтобы они последовали их неправомерному и опрометчивому примеру. На страны ЕС будет оказано серьезное давление, чтобы они отказались от принятой ими политики и присоединились к Вашингтону. В то же время Белград обещал ответные меры, включающие, в том числе, возможный разрыв дипломатических отношений с любой страной, которая признает независимое Косово, и ни один вариант действий, включая военный, не был исключен полностью в ситуации, которая будет являться иностранной оккупацией без какого-либо юридического прикрытия. Сербия также жестко осудила планы по созданию в Косово «государства НАТО», следующих из положений плана Ахтисаари по легализации неограниченных операций НАТО в крае.

Данный сценарий может быть разыгран уже 10 декабря, в день, когда «тройка» должна представить Генеральному Секретарю отчет по результатам своих усилий. И хотя США угрожают признать Косово после одностороннего объявления независимости, ни само объявление, ни признание не являются неизбежными. Я считаю, что Вашингтон все еще можно отговорить от этого шага, если он поверит, что другие страны, особенно в Европе, не последуют его примеру. Кроме того, мы наращиваем наши усилия в США с тем, чтобы мобилизовать рядовых американцев на борьбу с такой иррациональной политикой. И, наконец, Вашингтон не может полностью игнорировать вероятность серьезной реакции из Белграда и Москвы и неизбежность насильственных действий, поскольку проблема   выходит на уровень международной конфронтации.

Фактически, рост насилия в Косово неизбежен в любом случае. С одной стороны, если требования албанцев не будут удовлетворены, последует эскалация насилия, направленного против оставшихся сербов и, возможно, присутствия ООН и НАТО, которые до настоящего момента выступали в роли покровителей албанцев, но теперь могут оказаться препятствием. Западные покровители албанцев даже указывали на эту угрозу и «нетерпение» албанцев как на основание для движения в сторону независимости. Это является чистой воды шантажом перед лицом угроз террористов. И наоборот, если Косово все-таки станет независимым, небольшие сербские анклавы будут «очищены» практически мгновенно и возникнет противостояние, когда албанцы попытаются расколоть более твердый орешек северного Косово, где большинство оставшихся сербов живут в относительной безопасности. Кроме того, новые вспышки мятежей произойдут на прилегающих территориях со значительным албанским населением в южной Сербии, Македонии, Черногории и, возможно, северной Греции. На самом деле несколько албанских городов на северо-западе Македонии недавно заявили о своем намерении отделиться от Македонии и присоединится к Косово, как только то получит независимость.

Мы также должны отметить, что следствием независимости Косово будет его прецедентность для других неспокойных территорий, в числе которых будут так называемые «замороженные конфликты» на территории бывшего Советского Союза.   Часто приводят сравнение, что если США настаивают на независимости Косово, то почему такие территории, как Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия и, возможно Нагорный Карабах, также не могут получить независимость? Данный вопрос является весьма актуальным, поскольку мы сейчас отмечаем первую годовщину Приднестровского референдума о независимости.

Ответ США был неизменным: прецедента не будет, потому что ситуация Косово уникальна. Почему? Потому что мы так говорим, вот почему.

Но на самом деле, если Вашингтон будет придерживаться своей политики в отношении Косово, прецедент станет неизбежным, а ущерб миру во всем мире будет весьма масштабным. Это хорошо понимают во всех полиэтнических государствах, особенно в тех, где активны сепаратистские движения, которые рассматривают Косово как прецедент, который ведет к хаосу и дестабилизации. Все, чего надо добиться сепаратистским движениям, это продемонстрировать наличие достаточного уровня насилия и   непримиримости, а затем добиться и признания дружественными государствами. Это несет опасность не только для Российской Федерации, но и для таких неоднородных стран, как Китай, Индия, Индонезия, Испания, Словакия, Румыния, Израиль, Кипр, Таиланд, Бирма, Шри-Ланка, Филиппины, Эфиопия, Южная Африка и многие другие, особенно в Африке, где государственные границы отражают не демографическую структуру, а бывшие колониальные границы. Некоторые из этих стран высказали свое неприятие идеи независимости Косово именно по этой причине, в то время как другие, опасаясь обидеть США, просто наблюдают в напряжении. Даже в США часто можно слышать от людей, знакомых с проблемой Косово, что мы готовим будущее отделение нашего собственного юго-запада, в котором все более доминирующую роль играют нелегальные иммигранты из Мексики и других стран Латинской Америки.

С учетом вышесказанного, я придерживаюсь мнения, что «замороженные конфликты» в бывшем СССР имеют абсолютно другое качество, и вопрос здесь не столько в прецедентах, а тех разительных отличиях, которые эти территории имеют по отношению к Косово. По каждому такому пункту отличий претензии на государственность бывших советских республик имеют большие основания, чем со стороны Косово, и такие территории как с юридической, так и с моральной точки зрения в большой степени заслуживают независимости. Среди указанных аргументов можно назвать следующие.

Во-первых, Косово бесспорно является частью Сербии и являлось таковой с момента создания Югославии. То же самое нельзя сказать о Приднестровье и Молдавии, Южной Осетии и Грузии, и т.п. Проще говоря, представляется проблематичным установить факт того, что эти регионы в современной истории фактически контролировались независимым государством, являвшимся Союзной Республикой, которое теперь на них претендует.   Например, на протяжении своей истории Приднестровье являлось частью Киевской Руси, Польши, Литвы, России и Украины. Оно никогда не было в составе независимой Румынии или Молдовы. По отношению к Косово Сербия может продемонстрировать неизменность национальной столицы и экономического контроля (Белград), но Тбилиси, Кишинев и Баку не могут доказать этого по отношению к территориям, на которые они претендуют.   Если уж речь идет об этом, то более обоснованными были бы претензии Москвы, которые некоторые из указанных территорий были бы только рады признать.

Во-вторых, статус Косово как части Сербии подтвержден Резолюцией 1244, а международное присутствие в Косово и решение о приостановлении фактического контроля со стороны Сербии было принято Советом безопасности с согласия Сербии.   Это означает, что (пусть временно) международный контроль над Косово, хотя и является нежелательным, с юридической точки зрения не противоречит суверенитету Сербии. В то же время неспособность Грузии, Молдовы и Азербайджана установить фактический контроль над спорными территориями является дополнительным свидетельством того, что они никогда фактически не являлись частью этих государств. Статус данных образований определен (или был определен) не Советом безопасности, а теми же документами, на основании которых сами союзные республики объявили о своей государственности в 1991году: Советской Конституцией и советским законодательством.   Требование Советского законодательства о проведении отдельных референдумов в автономных республиках и автономных областях по вопросу об отказе от отделения в какой-либо из спорных территорий соблюдено не было. Югославская конституция предусматривала аналогичную норму для таких территориальных образований, как Косово. Это означает, что без решения Совета безопасности (которое Россия абсолютно правильно заблокировала) какие-либо требования о независимости Косово предъявляться не могут. В то же время юридических препятствий к одностороннему объявлению независимости бывшими Советскими образованиями не существует.

В-третьих, что, возможно, наиболее важно с точки зрения интересов международного сообщества (и, в особенности, Совета безопасности), бывшие Советские образования могут в целом похвастаться отсутствием на их территории опасных дестабилизирующих элементов из числа террористических групп джихадисткого толка и организованной преступности, а также правительствами с мандатом, полученным относительно демократическим путем, и удовлетворительными стандартами гражданского государственного управления. В отличие от них в Косово, как уже указывалось, албанские «власти» по составу практически совпадают с местными ответвлениями албанской мафии, чьи лидеры имеют известные связи с глобальной джихадисткой сетью и группировками, занимающимися наркоторговлей, работорговлей и торговлей оружием. (В этом смысле наиболее близким сравнением для Косово является Чечня времен расцвета власти Шамиля Басаева.) Опасность дальнейших подрывных действий ОАК в Черногории, районах Санжак, Прешево, в Македонии, и т.п. в целях создания «Великой Албании» и впоследствии Балканского халифата явно контрастируют с отсутствием территориальных претензий у бывших Советских образований.  

Если Косово станет независимым (а я еще раз хочу подчеркнуть, что это не является неизбежностью), я не вижу, каким образом можно не допустить аналогичного развития событий в непризнанных республиках бывшего Советского Союза. Но мысль о том, что эти территории или Россия должны приветствовать независимость Косово как позволяющую пойти по тому же пути, по-моему мнению, является ошибочной. Из этого можно было бы сделать вывод, что претензии указанных территорий на независимость обоснованы лишь в той же степени, что и претензии Косово, хотя на самом деле, как я указывал, они являются существенно более обоснованными. Я отметил, что эти территории все в большей степени координируют свою политику в рамках Содружества за демократию и права наций, созданного в прошлом году Приднестровьем, Южной Осетией и Абхазией (Нагорный Карабах выступает в качестве наблюдателя). Возможно, один из способов внушить Вашингтону, что он играет с огнем, состоит в том, чтобы одна или более из непризнанных республик (возможно, начиная с Приднестровья как наиболее населенной из них) объявила о своей независимости на основании имеющихся у нее юридических аргументов, с признанием их Россией и другими странами до того, как такие действия предпримет Косово. Я предположил бы, что такое развитие событий произошло бы более гладко и мирно, чем то, что в любом случае можно ожидать в Косово, при этом Россия в обоих случаях будет занимать выгодную позицию, позволяющую влиять на исход событий.  

На более фундаментальном уровне, здесь в России необходимо понять, что для многих в Вашингтоне будущее Косово вовсе не связано с Косово или даже Сербией, а рассматривается в связи с Россией. В этом смысле ситуация вокруг Косово не столь важна с точки зрения создаваемого прецедента для других «горячих точек», сколько как отражающая общую логику, определявшую отношения между США и Россией с момента окончания Холодной войны. Шла ли речь о расширении НАТО, цветных революциях или собственно войне в Косово в 1999 году, последовательность событий была одной и той же. Вашингтону лишь необходимо было ясно показать, что исход будет являться проверкой доброй воли Москвы, и последняя сразу же начинала напряженно искать пути, позволяющиеся избежать конфронтации. Я могут заверить вас, что Вашингтон был изумлен, когда так не случилось в этот раз в ситуации с Косово.  

Можно было бы подумать, что спустя десять с половиной лет с момента окончания Холодной войны и при наличии у Вашингтона и Москвы более важных проблем, общих по всему спектру от Ирана до Северной Кореи, такого рода примитивный подход, основанный на игре с «нулевым результатом», должен был давно уйти в прошлое.    Теперь же в отношении Косово Россия попыталась применить сбалансированный подход, призывая к переговорам и настаивая на том, что решение должно быть согласовано обеими сторонами в соответствии с уставом ООН. Это вряд ли можно назвать радикальными предложениями! Но единственной реакцией Вашингтона стало наращивание давления для безоговорочного признания Россией несправедливого и одностороннего «решения» Ахтисаари.

Уверен, вам известно о том, что, по крайней мере, в течение последних двух-трех лет в Соединенных Штатах велась злобная кампания очернения России и лично Президента Путина. Несложно понять почему. Для тех в Вашингтоне, кто продвигает глобальную гегемонию США, идею, которая, между прочим, почти не имеет поддержки среди рядовых американцев, но доминирует во внешнеполитическом аппарате как Республиканской, так и Демократической партий, возрождение России как державы, готовой защищать свои интересы, является абсолютно неприемлемым. Единственно позволительной является та Россия, которую мы имели при г-не Ельцине, которая ожидаемо делает то, что ей укажут. Как в прошлом месяце заявил Министр иностранных дел Лавров, по сути такое отношение является «воспроизведением опыта большевизма и троцкизма».

В этом контексте будущее Косово является лакмусовой бумажкой успеха политики г-на Путина. Независимо от того, что российское общественное мнение находится на стороне Сербии и что Россия выдвигает справедливую юридическую аргументацию, реальная проблема сводится к тому, чья сила победит. По-моему мнению, г-н Лавров верно назвал  Косово «красной линией» для России и предположил, что Россия признает одну или более из бывших Советских непризнанных республик. Но еще более важным для России является вопрос, будет ли девальвирован статус России как имеющего вето Постоянного члена Совета безопасности в ситуации, когда Вашингтон не соглашается с позицией Москвы по определенным вопросам. Это, наряду с нарушением принципа территориальной целостности (разделением Сербии против ее воли), означало бы конец той, пусть небольшой, стабильности, которую обеспечивала система ООН с 1945 года.

Нужно четко понять, что русофобские круги в Вашингтоне ни о чем не сожалеют более, чем о том, что Запад согласился на переход к России места СССР в Совете безопасности.   Их надежда на преодоление сопротивления России насильственному и незаконному отделению Косово от Сербии является в своей основе попыткой исправить то, что они рассматривают как ошибку излишнего великодушия.  

Институт постоянных членов является, вероятно, наиболее действенным механизмом, заложенным в Уставе ООН, который позволяет основанной на нем организации не уйти в полное небытие подобно Лиге наций. Как показывают многочисленные случаи применения право вето со стороны США, зачастую в поддержку Израиля, существование института вето постоянных членов является гарантией того, что ни одна основная держава не будет оттеснена в угол и ее интересами не будут открыто пренебрегать, в том числе при защите малых государств, которым она считает необходимым предоставить свою протекцию.  

Отказ от данного принципа лишит ООН того незначительного авторитета, который остался после многочисленных коррупционных скандалов и провальных миссий, одной из наиболее неудачных из которых является косовская. Требование Вашингтона по сути означает то, что право вето России должно рассматриваться как неравное и менее значимое по сравнению с правом других членов. Хотя бы только по этой причине для России важно, чтобы махинации и гневные вспышки Вашингтона по вопросу Косово рассматривались с той степенью презрения, которой они заслуживают, и было ясно указано, что любые попытки обойти Совет безопасности путем незаконных действий повлекут за собой очень серьезную реакцию.  

В заключение позвольте мне еще раз подчеркнуть, что, по моему мнению, моя страна лишь наносит ущерб сама себе, осуществляя ошибочную политику в отношении Косово.   Такой ошибочный подход может рассматриваться как характерный для отношения к России в целом. Я искренне надеюсь, несмотря ни на что, что здравый смысл и добропорядочность американского народа возьмут верх и этого разрушительного курса можно будет избежать. Твердая и принципиальная позиция России будет способствовать достижению такого исхода.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.