GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Преемственность, а не преемник
Автор: Дмитрий Нерсесов
Дата: 18.09.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/784279/
Преемственность, а не преемник

Перспективы Иванова и Медведева

«Рассчитываю на то, что люди будут больше и лучше концентрироваться на исполнении своих служебных задач, и вся система власти и управления в России будет функционировать без сбоев и в период выборов, и сразу же после выборов 2007–2008 годов».

Эти слова президента Путина, по-видимому, действительно могут служить ключом к пониманию того, зачем понадобилась отставка правительства Фрадкова. Новый кабинет под руководством Зубкова, по сути, станет своеобразной «клеткой», попав в которую ни один персонаж не сможет уже претендовать на сколь-нибудь активную политическую роль и тем более – на участие в президентских выборах. Президент сформулировал эту мысль так: «Те, кто готов сменить свою работу, готов уйти в другие ведомства или вообще заняться другим видом деятельности вне министерств и ведомств – лучше это сделать сегодня».

В связи с этим одним из самых интересных, конечно же, будет ответ на вопрос об участии в правительстве господ Иванова и Медведева. Если они останутся и по-прежнему будут курировать основные направления социально-экономической политики, тогда, возможно, их придется списать в качестве реальных кандидатов на президентский пост. Нельзя же, в самом деле, «концентрироваться на исполнении своих служебных задач» и в то же время «подумывать о том, как будет складываться их личная судьба после выборов», а то и вести предвыборную агитацию!

С другой стороны, если они не будут включены в новое правительство, то и это вполне может обернуться против них как претендентов на президентское кресло: дескать, если человек хорошо работал, зачем от него отказываться; а если от него отказались, значит, он работал все-таки не слишком хорошо… Да и то сказать: как-то странно будет выглядеть ситуация, при которой г-н Зубков (при всем к нему уважении) откажется от услуг таких людей, как Медведев и Иванов. Все же новый премьер (опять-таки, при всем к нему уважении) не имеет того реального веса, который позволял бы ему распоряжаться такими тяжеловесами (прошу прощения за не слишком удачный каламбур).

Но действительно ли они могут покинуть правительство? Ведь и Медведев, и Иванов, став первыми вице-премьерами в правительстве Фрадкова, выполняли функции основных «несущих конструкций», последовательно замыкая на себя координацию, соответственно, сырьевого и социального (Медведев) и промышленно-технологического (Иванов) секторов. Найти им замену крайне непросто. Более того, смена кураторов такого масштаба почти неизбежно приведет к более или менее длительному периоду аппаратно-административной нестабильности, что может отразиться на ритмичности работы указанных секторов. А это как раз то, что президент Путин намерен полностью исключить («швейцарские часы» и т.д.).

Медведев и Иванов, на которых лежит наибольшая ответственность за состояние экономики и социальной сферы страны, олицетворяют, даже персонифицируют весь стратегический курс, проводимый государством. А значит, именно они являются наиболее подходящими людьми, способными обеспечить его преемственность. А, опять же, согласно логике Путина, «преемственность» и «преемник» - не одно и то же.

Возможен, конечно, и другой сценарий: если бы Медведев или Иванов сами  заявили о своем нежелании входить в правительство. Это был бы решительный шаг. Но и тут возникает проблема: тот, кто сделает этот шаг, по сути, сделает фальстарт – ведь еще только началась думская кампания, а до президентской столько воды утечет, так все может измениться! Тот, кто прыгнет в данный момент из правительства в большую политику, рискует оказаться в одиночестве, в безвоздушном пространстве, без аппаратной, партийной, президентской поддержки. Заметьте, именно рискует: ему могут быть обещаны все необходимые гарантии, но беда в том, что в политике на чужие гарантии полагаться не следует. Политика – это создание своих собственных гарантий. А вот как раз этой возможности ни Иванов, ни Медведев не имели: потенциал каждого из них является «отражением», функцией от президента Путина, от тех полномочий, которыми он их наделил. И эта их несамостоятельность, несамодостаточность будут высвечены особо ярко в случае выхода любого из них на «президентский подиум».

Да и самому Путину сегодня давать президентские гарантии кому-либо (и не только Медведеву или Иванову) совсем не с руки. Если он каким-нибудь неосторожным жестом укажет на того, кого он полагает своим преемником, - глава государства тут же перейдет в разряд «хромых уток». А чтобы не стать таковой, сохранить полную возможность играть, «как профессионал, до последней секунды», Путину следует сохранить интригу до конца, до той самой «последней секунды».

Именно в этой логике, как представляется, следует понимать заявление главы государства о том, что «как минимум человек пять… реально могут претендовать на то, чтобы быть избранными Президентом России в марте 2008 года». Но их может быть и больше: «Если появится еще один реальный кандидат, значит, у народа России будет возможность выбирать из большего количества человек». Suspence, состояние неопределенности, в котором Путин содержит политический мир России, позволяет ему прочно удерживать инициативу, а это – главное правило политики.

Но не только в этом пресловутом suspence дело. Упомянув «пять» (а может, и больше) «реальных кандидатов», Путин вообще практически снял проблему «преемника», то есть того самого единственного, уникального «мистера икс», который бережно примет из рук Владимира Владимировича хрупкий сосуд власти. Действительно, если «преемственность» отделена от личности «преемника» и обеспечена с помощью других механизмов, то список «реальных кандидатов» оказывается открытым.

В России таких кандидатов до последнего времени не было. Не считать же за таковых деятелей вроде Зюганова и Жириновского, которые участвуют в президентских выборах словно по абонементу, или, например, Умара Джабраилова, которого никто не знал и теперь не помнит.

Реальный кандидат – это реальный политик, представляющий реально существующие и действующие социально-экономические силы и структуры, признанный бюрократией в качестве потенциального лидера, располагающий мощными организационными и интеллектуальными ресурсами, имеющий собственное видение стратегии развития страны, ее экономики, общества, внешних связей. По идее, таких людей призваны выращивать политические партии. Но в России (пока) такие «инкубаторы» не работают (если не считать «Единой России», которая не является политпарией в классическом понимании). Поэтому вряд ли ошибочным будет мнение, что все пятеро (или больше) взрощены либо в правительстве, либо в администрации президента, либо в «Единой России». Причем не только к выборам 2008 года, но и в расчете на более дальнюю перспективу.

И вот среди таких реальных, «долгоиграющих» кандидатов – не «преемников-2008», а настоящих политических лидеров будущего, безусловно, присутствуют и Медведев, и Иванов. Но присутствие в этом списке отнюдь не предполагает обязательного участия в ближайших выборах. Напротив, вероятным сценарием видится сохранение Медведева и Иванова в качестве реальных руководителей правительства, вернее, прямых проводников социально-экономической политики Путина. А на президентский пост от власти, скорее всего, будет выдвинут кандидат, имеющий не путинские «именные» гарантии, а располагающий пусть камуфляжной, но эффектной опорой на существующие ныне структуры. И скорее всего, это будет партийный кандидат от Единой России. Кем бы он ни был, для него создаются весьма комфортные условия: правительство, опирающееся на тандем Медведев-Иванов, ему уже создадут, а в парламенте его будет поддерживать единороссовское большинство. За спиной же всегда будет находиться «старший товарищ» - Владимир Владимирович Путин, готовый в любую минуту дать совет, поделиться опытом и т.п.

А что до господ Медведева и Иванова (равно как и других «реальных кандидатов»), то их политическая карьера наверняка еще впереди.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2021.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.