GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Зачем нужен особый путь
Автор: Дмитрий Нерсесов
Дата: 29.08.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/784194/
Зачем нужен особый путь

Запад горячо одобрил ГКЧП по-казахски

Результаты состоявшихся 18 августа парламентских выборов в Казахстане прояснили смысл заявления, довольно неожиданно сделанного накануне президентом Назарбаевым. Напомним, что в интервью российскому телевидению, данном сразу по завершении саммита ШОС, казахстанский лидер от имени своих коллег по организации высказался в пользу продления полномочий главы российского государства. На этот пассаж было обращено основное внимание наблюдателей. Однако оказалось, что главное послание Назарбаева заключалось во второй части его краткой речи: «Не надо смотреть на то, что скажут за океаном, что скажут в Европе. Я это пятнадцать лет слышу. Могут говорить все. Президент должен делать то, что нужно его народу и его государству. Вот тогда, когда твой народ оценивает тебя, твой труд и результаты – это важно, все остальное – это чепуха, потому что нас избрали наши народы. Мы на них работаем».

И вскорости стало известно, что парламент в Казахстане стал однопартийным: все места в нем получила партия Нур Отан, официально возглавляемая Назарбаевым. Ни одна оппозиционная сила не смогла преодолеть семипроцентный барьер. Добавьте к этому тот факт, что, в соответствии с положениями недавней конституционной реформы, г-н Назарбаев может избираться президентом неограниченное число раз, и вы получите страну, где вся власть полностью консолидирована в одних руках, причем (теоретически) на десятилетия.

Думается, события 18-19 августа 2007 года в Казахстане (сами выборы и объявление их результатов), как-то странно совпавшие с очередной годовщиной ГКЧП, вполне можно расценивать как рождение новой реальности на большой части постсоветского пространства. Во всяком случае, их значение выходит далеко за рамки собственно Казахстана.

Первое, на что следует обратить внимание, - это все те же слова о том, что «не надо смотреть на то, что скажут…», и о том, что «президент должен делать то, что нужно его народу и его государству». И – на это многозначительное мы: «Нас избрали наши народы». Сказанные от имени лидеров ШОС, эти слова, по сути, означают декларацию о самостоятельном определении членами этой организации ценностей, которыми они намерены руководствоваться в своей внутренней политике. Эти ценности – однозначно не ценности Запада, на самом Западе понимаемые как «демократия», а в условиях ШОС расцениваемые как «навязывание чуждых моделей» и «дестабилизация». Антитезой им служат «стабилизация» (как процесс) и «стабильность» (как непременное условие для независимого развития). Поэтому и слова, сказанные Назарбаевым, и его «дела» (конституционная реформа и парламентские выборы) становятся наглядным свидетельством решительной «смены вех»: теперь в зоне, охватываемой ШОС, первым делом будет идти стабильность, ну а демократия (в ее заокеанско-европейском понимании) – потом.

Вместе с тем, если присмотреться к ШОС, то поперву можно увидеть двухуровневую структуру, верхний этаж которой занимают крупнейшие, сильнейшие и авторитетнейшие Россия и Китай, а второй – их «клиенты»: Казахстан и среднеазиатские республики. Так было до 18 августа. Но выступление Назарбаева, итоги выборов и реакция на них в мире (о чем ниже), - все это, по-видимому, выводит Казахстан на особые позиции в этой структуре. Вспомним, что в текущем году Астана возобновила свою инициативу формирования среднеазиатской межгосударственной группировки и даже предприняла ряд практических шагов в этом направлении. Успешно проведенная политреформа может стать очередным этапом на этом пути, она фактически выводит Казахстан на лидерские позиции в регионе: ведь именно он изложил формулу, которая способна гарантировать стабильность режимов и в Узбекистане, и в Туркмении, и в Таджикистане, и в Киргизии. Отныне однопартийные парламенты и пожизненное президентство не заказаны ни для одной из этих стран. Гарантии им предоставлены сразу на нескольких уровнях: и со стороны России и Китая, и (как это ни парадоксально) со стороны мирового сообщества (читай – Запада) – именно благодаря Казахстану.

Реакция Запада на новости из Казахстана действительно поражает. Вы только подумайте, какой шум поднялся бы, если бы однопартийный парламент был избран, скажем, в Иране? Или, например, в России? Скандал был бы вселенский. А тут…

Судите сами. Вот Washington Times, статья «Выборы в Казахстане - шаг вперед»: «Субботнее голосование за стабильность (выделено мной – Д.Н.) стало стратегически важным событием для богатого энергоресурсами Казахстана, его мощных соседей в лице России и Китая, а также для США… Результат почти совпадает с 91 процентом голосов, отданных Назарбаеву на президентских выборах, и явно говорит о том, что жители Казахстана довольны своим руководством… предвыборный процесс отвечал не всем стандартам Совета Европы. Тем не менее, ОБСЕ дала высокую оценку Казахстану за "долгожданный прогресс", проявившийся в определенном и важном движении вперед… У избирателей был реальный выбор, поскольку в гонке участвовали самые разные партии - от коммунистов до социал-демократов и от националистов до сторонников свободного рынка… оппозиция, к сожалению, сама себе нанесла ущерб…» В целом, в таком же духе выдержаны и публикации в других СМИ. И хотя официальная реакция западных столиц была более сдержанной и несколько более критичной, тем не менее, нет ни малейшего сомнения, что итоги выборов в Казахстане и создание в этой стране новой политической структуры полностью принимается мировым сообществом.

Причина – волшебное слово «стабильность». Надежды на стабильный доступ к энергоресурсам, на стабильные поставки перевешивают все. Дело в том, что Запад очень надеется с помощью стабильности материализовать два других «волшебных слова»: Кашаган и Транскаспий. Назарбаеву удалось убедить американцев и европейцев в том, что без него в Казахстане наступит хаос, а значит все упования на транспортировку местных углеводородов через закавказские трубопроводы (уже существующие Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Тбилиси-Эрзурум) и планирующийся Транскаспий могут быть похоронены.

Но, давая «добро» на назарбаевскую стабильность, Запад рискует: ведь теперь у Назарбаева нет необходимости «выкупать» легитимацию своего режима, соглашаясь на американо-европейские нефтегазовые планы. И вот уже на правительственном уровне Астана ставит вопрос о пересмотре соглашения с оператором кашаганского проекта. А ведь от Кашагана зависит окупаемость трубопровода БТД: не будет кашаганской нефти в ближайшие годы – и прогорит «проект века»…

Словом, складывается четкое впечатление, что Назарбаев преподнес еще один урок большой стратегии, полностью взял контроль над ситуацией в свои руки, прочно захватил инициативу и переиграл Запад. Единственное, чем Запад может его «приструнить» - это председательство Казахстана в ОБСЕ в 2009 году. Цитировавшаяся статья в Washington Times завершается таким пассажем: «Поскольку его страна претендует на кресло председателя ОБСЕ в 2009 году, относительно чистые и честные выборы, демонстрирующие высокую поддержку населения, крайне важны. Придет ноябрь, и те, кто решает, достоин или нет Казахстан своего заветного устремления, должны будут дать свою положительную оценку избирательному процессу».

Это напоминает дискуссию, которая была развернута в прошлом году по вопросу о председательстве России в G8, то есть приемчик довольно тухлый: уж если после всех обвинений в адрес Москвы, что были высказаны, ее председательство в «восьмерке» не пострадало, то Астане бояться нечего. Но даже и отказ Казахстану в праве возглавить ОБСЕ Назарбаеву нисколько не повредит. Напротив, он может больно ударить по тем, кто подобное решение будет инициировать и поддерживать. Любопытно будет посмотреть на поведение в этой ситуации поляков, прибалтов, украинцев, грузин. Ведь эти мегадемократы очень прочно связывают свои мечты о независимости от российских энергопоставок с Казахстаном. Что тут перевесит: запах нефти или аллергия на однопартийность?

Сам факт наличия такой дилеммы перед Западом доказывает, что именно Казахстан ведет игру. Он задает вопросы, он заставляет своих западных партнеров чесать затылки. Он, наконец, принимает у них экзамен по приверженности ценностям «демократии». Конечно, это не эксклюзивное ноу-хау Астаны. Китай уже с блеском продемонстрировал, что для Запада интересы важнее его же ценностей. По тому же пути пошел и Узбекистан. Туркмения с него никогда не сворачивала. Но при сегодняшнем мировом раскладе именно пример Казахстана может стать решающим фактором, который заставит Запад открыто и недвусмысленно продемонстрировать все лицемерие своей политики. Если это произойдет, последствия будут весьма серьезные.

Дело в том, что в политике нельзя допускать слишком большого разрыва между прагматизмом («нефтью») и идеализмом («демократией»). Безусловно, на этих двух основаниях политика и строится, и различия между ними неизбежны. Но выход за некие допустимые нормы этих различий, возникновение антагонизма между этими двумя полюсами выталкивают политику за рамки реальности, и она моментально становится неэффективной.

Думается, именно в этом заключается один из смыслов того, что произошло в Казахстане. Причем нет никакого сомнения, что действия президента Назарбаева были полностью согласованы и одобрены на уровне ШОС. То есть, игра ведется от имени всей организации. Каков же может быть следующий ход?

Возможны, как минимум, два направления развития событий, не исключающие друг друга. Во-первых, ценности ШОС (стабильность во имя независимого развития) могут пересечь Каспий и найти горячий отклик в Баку. Азербайджанский лидер Алиев в еще большей степени, нежели его среднеазиатские соседи, вынужден балансировать между стремлением сохранить контроль над страной (и, следовательно, минимизировать влияние оппозиции, сводя демократические процедуры к простым декорациям, что чревато недовольством Запада) и потребностью в западных инвестициях (которые, как известно, поодиночке не ходят: их всегда сопровождают строгие наблюдатели из организаций типа ПАСЕ или ОБСЕ). Эта двойственность крайне утомительна. И поэтому формула стабильности, предлагаемая ШОС, выглядит как желанный приют: тут уж точно никто не будет учить, как управлять государством, да и инвестиции можно найти (учитывая фактор Китая и России). Если же Алиев соблазнится шосовскими гарантиями, то и вектор развития ситуации во всем Закавказье начнет меняться…

Второе возможное направление политики ШОС – это последовательное формирование экономической группировки. Помнится, ЕС начал свой путь в середине прошлого века с Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). Почему бы не представить, что на пространствах ШОС мог бы возникнуть, скажем, Евразийский союз нефти и газа (ЕврАзСНГ)? При этом основанием такого объединения были бы не только экономические (прагматические, шкурные) интересы, но и единые ценности (стабильность, как ее понимают и трактуют в ШОС). В подобной схеме соединение прагматики и идеализма не было бы искусственным и лицемерным, а значит, было бы эффективным.

Казахстан подал блестящий пример такой эффективности. Его формула стабильности ради развития имеет четкие параметры: к началу второго десятилетия века он должен войти в число 50 наиболее развитых стран мира. (Заметим, что эта цель выглядит более значимой, нежели председательство в ОБСЕ.) Если его союзники по ШОС, равно как и вся организация в целом, сумеют поставить перед собой аналогичные задачи, то их «особый путь» приобретет глубинный смысл. Видимо, в августе мы окончательно ступили на этот путь. Однако на нем ни в коем случае нельзя забывать, что «особость» ради ее самой гибельна.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.