GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Курултай у России не спрашивает
Автор: Сергей Шелин
Дата: 07.06.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/783998/
Курултай у России не спрашивает

Театр слияния в бишкекском сквере

Объединение Киргизии с Россией, о необходимости которого сказал на прошлой неделе глава киргизской оппозиции Феликс Кулов (См. Глобалрус: «Киргизские оппозиционеры хотят объединиться с Россией, а главу казахских могут экстрадировать из Австрии») оказалось никакой не шуткой, а наоборот, реальным делом, встающим уже на практические ноги.

Две или три сотни сторонников Кулова, собравшись на лужайке в бишкекском сквере у памятника Горькому и назвав себя Вторым народным курултаем (съездом), постановили собрать триста тысяч подписей, необходимых для устройства всекиргизского референдума, и вынести на этот референдум вопрос: «Согласны ли Вы на создание межгосударственного союза Кыргызской республики и Российской федерации на принципах конфедерации при условии сохранения государственности и национального суверенитета?»

Разумеется, это блеф. И надо сказать, что именно так и никак иначе этот самый курултай и изображается всеми российскими средствами информации.

Но что интересно. До сих пор ни одно наше ведомство, хотя бы на уровне своей пресс-службы, еще не высказало какое-либо официальное мнение о захватывающей дух инициативе, внезапно родившейся в братской стране.

Из крупных наших деятелей высказался пока что лишь первый думский вице-спикер Олег Морозов. Он деликатно назвал конфедерацию «преждевременной», а само ее создание – «вопросом, который невозможно решить по желанию одной стороны».

И с той и с другой мыслью заслуженного нашего парламентария как-то сразу соглашаешься. Но есть одна вещь, которую прекрасно чувствует каждый из нас, но слабо понимает иностранец. Наши парламентские деятели – они, конечно, лица официальные, но все-таки как бы и не вполне.

Из-за этого даже бывают недоразумения на международном уровне. Скажем, месяц назад, в разгар скандала с памятником, наши думцы приезжали в Эстонию и требовали там отставки эстонского правительства. И эстонские власти после этого говорили: смотрите, мол, как Россия вмешивается в эстонские внутренние дела.

Но в том-то и дело, что наши парламентарии вовсе не уполномочены говорить от лица официальной России. Их слова – это просто их слова. Такая у нас система. И о киргизско-российской конфедерации официальная Россия пока еще ничего не сказала. Возможно, скажет. Но само промедление очень характерно.

Ведь затею Феликса Кулова нет причин считать не заслуживающей внимания болтовней незначительной персоны. Бывший глава МВД и Миннацбезопасности, бывший мэр Бишкека, бывший премьер и действующий глава влиятельного клана – по местной мерке, без сомнения, крупный деятель и к тому же давний друг Москвы. Каким бы ни был его проект, он заслуживает оценки. И вот Москва медлит назвать его абсурдом.

Помедлим на минутку и мы. Чем черт не шутит? Вдруг куловская конфедерация и реальна, и хороша, и общеполезна?

Давайте и в самом деле посмотрим, что собою представляет киргизская часть нашей предполагаемой объединенной страны?

В Киргизии живут пять миллионов человек – вдвое меньше, чем в Белоруссии. Это плюс – меньше денег пойдет на экономическое выравнивание (напомню, что Кулов не идет ни на какие компромиссы, если уж интеграция, то глубочайшая – с единой валютой, единой экономикой и всем прочим).

Зато в Киргизии на душу производится всего 2 тысячи долларов валового продукта (по паритетам покупательной способности) - примерно второй снизу показатель в СНГ, втрое меньше, чем в Белоруссии и вшестеро меньше, чем в России. Это минус. Значит, денег на экономическое выравнивание все же понадобится больше, чем на субсидирование Белоруссии.

Допустим, не в деньгах счастье. И даже не в желаниях россиян (которые, по опросам, давно уже не хотят объединяться ни с одной центральноазиатской страной).

Но есть еще геополитика. А кому не нравится это слово, так просто география.

Киргизия с Россией не граничит и от ближайшей российской границы очень далека. А граничит она с Казахстаном, с Узбекистаном, с Таджикистаном. Но главное – с Китаем (с которым и торговля у нее больше, чем с РФ). Дружественная, конечно, России страна. Но что-то подсказывает: не поймут китайцы этой нашей конфедерации. Вот не поймут и все.

Так что слияние с Киргизией – это, с какой стороны ни посмотри, чистый абсурд, как оно и было ясно с самого начала. И единственно интересное во всем этом деле – именно то, что это очевидное слово на российском официальном уровне произносится с промедлением, без естественного в таких случаях автоматизма.

Вообразим, что в Бишкеке сказали бы: проводим референдум и становимся членом Евросоюза. Ответ Европы очевиден: шутки и смех.

А если бы сказали: проводим референдум и становимся автономным районом Китая? Ответ Пекина: живете в горах Тянь-Шань (по-китайски – Небесные горы) и только сейчас сообразили, что вы – китайцы? Наконец-то вы дома, устраивайтесь поудобнее и не пытайтесь говорить, что вы пошутили.

Есть логика Запада и есть логика Востока. Обе - разные, и обе - понятные. А какова логика России?

После распада СССР желание в порядке психологического реванша хоть с кем-нибудь снова объединиться стало одной из главных формул нашей политики. Формула эта зажила собственной жизнью и давным-давно оторвалась от реальных общественных и государственных интересов.

Часто говорят, что историческая драма повторяется потом как фарс.

Если несостоявшееся совместное государство с Белоруссией сравнивать с Советским Союзом, то оно, конечно, фарс. Но это такой фарс, за который российская казна ежегодно выкладывает, по самому скромному счету, несколько миллиардов долларов.

Конфедерация по Кулову – это уже не фарс, а высшая и, хочется верить, последняя ступень развития постсоветского политического театра - пародия на фарс. И спасибо ее автору за то, что довел это искусство до логического завершения. Старшего брата можно уже ни о чем и не спрашивать. Просто бери и объединяйся с ним в общее государство в мыслях своих. И пусть оно будет ровно такое, какое тебе кажется выгодным для борьбы со своими бишкекскими конкурентами.

Объединительные декларации прошли все промежуточные стадии и окончательно превратились в игральные карты, которые каждый желающий может брать и употреблять по своей прихоти.

Поэтому Москве, неизменной плательщице за все такие игры, давно пора закрыть этот объединительный балаган. Не навсегда, так хоть на капитальный ремонт.

По той простой причине, что объединительная риторика свое отыграла и давно уже приватизирована посторонними людьми. А с практическими интеграционными проектами, как минимум, придется ждать и ждать. Или качать мускулы. Потому что страны, управляемые бюрократией, никогда не интегрируются с более сильными странами добровольно.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2024.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.