GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Восток – Дальний
Автор: Максим Артемьев
Дата: 05.06.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/783993/
Восток – Дальний

Проблемы – близкие

На Дальнем Востоке – передел власти. В двух областях – Камчатской, недавно ставшей вновь единой, и в Амурской – новые губернаторы. Причем оба – не местные.

Приамурью никогда не везло на руководителей. Из всех российских регионов оно – чемпион по частоте смены первых лиц. Далекий край на китайской границе как-то оказался обделен талантами по части управления. Дело доходило до абсурда – в 1993 за год сменилось три губернатора, с лета 1996 по весну 1997 – также три. В марте 2001 года при помощи тогдашнего дальневосточного полпреда Константина Пуликовского неожиданно для всех главой области был избран Леонид Коротков, молодой человек, тридцати шести лет от роду, без малейшего управленческого опыта. Правда, этот журналист  весьма поднаторел в политике – успел побывать в СФ, затем дважды в Думе.

Все шесть лет своего правления Леонид Коротков редко удостаивался внимания столичных СМИ, будучи «темной лошадкой». Ему удавалось балансировать на грани интересов различных финансовых и властных группировок. Какое-то время, особенно после запуска Бурейской ГЭС, казалось, что Коротков вполне вписался в элиту. Да и полпред Пуликовский ему покровительствовал. Недаром при нем губернатор получил в 2005 году переназначение на новый срок. Однако ситуация поменялась. Пуликовский уехал в Москву, ему на смену прибыл из Казани Камиль Исхаков. И через полтора года разгорелся крупный коррупционный скандал вокруг губернатора.

В случае с Амурской областью полпреду Исхакову дали возможность самому принять решение. Он и принял – привел лично знакомого, то есть преданного человека. Николай Колесов до последнего времени и не подозревал о существовании у себя особых талантов по части чиновнической деятельности. Коренной житель Казани, он успешно вошел в рынок в начале 90-х, возглавил, став владельцем, один завод, взял под контроль другой, равно как и дилерскую фирму АвтоВАЗа. Камиль Исхаков – бывший мэр Казани, не найдя никого подходящего на месте, решил прилечь к управлению регионом энергичного предпринимателя со своей родины.

Урок из истории с Коротковым таков – федеральная власть не имеет обязательств перед своими назначенцами. Она их ставит «на кормление», но она же в любой момент вправе лишить их кормушки.

Урок из назначения Колесова – Кремль не принимает всерьез свои же слова о воспитании гражданского общества в регионах, о консультациях с общественностью в ходе назначений и т.п. Ну как послужит становлению гражданского общества в Приамурье назначение абсолютно никому неизвестного там человека, никогда в регионе не бывавшего, неизвестного и на федеральном уровне? Какой вывод должен будет извлечь благовещенский обыватель? Что его мнение абсолютно никого не интересует и любое решение принимается кулуарно и субъективно – между двумя-тремя людьми «наверху», а после его спускают вниз – для формального утверждения. Где здесь демократия? Где здесь роль партий, где роль заксобраний, которые, как нам говорят, усилили свое значение?

Примерно то же самое произошло и на Камчатке. Губернатор Машковцев – то ли коммунист, то ли не коммунист (его отношения с КПРФ развивались по невообразимой загзагообразной линии), после объединения области с Корякией не стал продолжать муторное дело повседневного управления, а перебрался в Москву на синекуру при Госсовете. Местные наблюдатели немало гадали, кого же им назначат. (Даже самые наивные не задавались вопросом: «Насчет кого с нами будут советоваться?») Назывались разные имена и фамилии, и кое-кто даже угадал – Алексей Кузьмицкий. За два года до того он внезапно появился на Камчатке, чтобы быть назначенным заместителем губернатора по делам местного самоуправления. Ему сорок лет, и за плечами типичная для наших дней биография – работа менеджером в Пскове на разных предприятиях, затем резкий скачок – переход на ответственные финансовые должности в Москве и Петербурге, в т.ч. в организациях, связанных с добычей рыбы. Молодой и перспективный менеджер попадает в поле зрения кого-то из влиятельных «питерских» и становится членом их команды. Именно в этом качестве он командируется на Камчатку – присматривать за Машковцевым и, одновременно, набираться опыта государственного управления и знания местности. Видимо, уже в 2005 было принято решение, что Кузьмицкий станет следующим главой области, иначе зачем высокооплачиваемому управленцу лететь за десять тысяч километров заниматься каким-то местным самоуправлением, да еще при условии, что на Камчатке почти нет деревень и городов (ее население ровно населению пары подмосковных городов). 

Алексей Кузьмицкий – креатура целиком кремлевская, то есть питерская. Было сочтено, что на Колесове лимит Исхакова на назначения иссяк. Расклад между АП и полпредством честный – пятьдесят на пятьдесят. Понятно, что у абстрактного «общества» лимита нет никакого, дело слишком серьезное, чтобы допускать в него мнение избирателей, или, хотя бы, граждан.

Оба назначения дают прекрасную возможность для понимания мотивации сегодняшней власти. Кремль – отнюдь не монстр. Он искренне хочет, чтобы во власть приходили современные и энергичные люди, некоррумпированные и неангажированные, такие как Кузьмицкий и Колесов. Но в Кремле отлично понимают, что демократическим путем их в губернаторский кабинет не протолкнуть. Получается парадокс – чтобы омолодить кадры, осовременить их – с целью модернизации России, приходится идти авторитарным путем.

Мы не оправдываем кремлевскую администрацию, а пытаемся понять ее логику. Но если цель – впереди, а идти к ней нам предлагают назад, то придем ли мы к ней? Удастся ли создать Россию XXI века, Россию динамичную, сложноустроенную, конкурентоспособную методами безальтернативными, решениями, спускаемыми сверху? Ответ не предопределен. 

В современной России известно много случаев, когда, например, замшелый партократ вдруг оказывается рыночником-реформатором (случай Шаймиева), и, напротив, когда демократ во власти ведет себя, как автократ (случай Прусака). Вот в губернаторы пришли выдвиженцы группы Потанина – Хлопонин и Зеленин. Но кто скажет, что Красноярский край и Тверская область при них расцвели и разительно отличаются от соседей?

Кратчайший путь – не всегда самый успешный. Конечно, соблазнительно иметь возможность назначать те кандидатуры, которые кажутся наиболее адекватными твоему представлению о должном, при минимальном сопротивлении. Но, выигрывая тактически, проигрываешь стратегически. Есть, по крайней мере, опасность, что может проиграть страна, в который раз лишаясь возможности обучиться демократическим процедурам, тогда как Албания и Монголия великолепно им обучились, свободно заменяя всех и вся без цензуры СМИ и админресурса.

Неужто мы хуже их?

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.