GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Долгое прощание с нерушимостью границ
Автор: Сергей Шелин
Дата: 06.04.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/783795/
Долгое прощание с нерушимостью границ

Посланники ООН опять поедут в Косово

Вопреки предположениям, Совбез довольно легко согласился отложить решение насчет косовского плана Ахтисаари. В Приштину и Белград, видимо, поедет очередная ооновская миссия – собирать информацию и беседовать с противоборствующими сторонами.

Разумеется, информация давно собрана и беседы со сторонами проведены. И по многу раз.

И разумеется, как принятие, так и непринятие плана Ахтисаари на деле мало что меняет.

Косовские албанцы за последние восемь лет обзавелись практически всеми атрибутами государственности. Проект Ахтисаари предлагает узаконить это обстоятельство процентов на 97. Прописанные там реликты сербского суверенитета над краем вряд ли тянут больше, чем на 3%.

Но даже и отказ от этого плана никоим образом не возвращает Белграду суверенных прав на косовские земли. Действие этих прав было сначала де-факто прекращено в результате войны с НАТО, а затем де-юре заморожено в июне 1999-го резолюцией Совбеза № 1244, которая, номинально признавая целостность тогдашней Югославии, передала край под контроль ООН.

Принятие-непринятие плана Ахтисаари немногое меняет и в положении сербских анклавов в Косове. И так, и так, их и дальше будут охранять международные силы. Разумеется, ничуть не лучше, чем это у них получалось до сих пор, но и не хуже.

Ничего удивительного, что американцы и часть европейцев видели в принятии проекта Ахтисаари просто долгожданную точку в надоевшем и зашедшем в тупик споре.

Протесты Белграда, на словах весьма радикальные, всерьез тоже не принимались. Во-первых, у смертельно уставших сербов нет ни возможности, ни уже и желания отвоевывать потерянный край. А во-вторых, опыт последних пятнадцати лет научил, что за этим радикализмом (обязательно сопровождаемым обращениями за защитой к Москве) почти всегда кроется желание сторговаться с Западом. В данном конкретном случае – приобрести взамен Косова как можно больше бонусов на других политических и экономических участках.

В этой скептической атмосфере российское вето на предполагаемую косовскую резолюцию Совбеза не казалось таким уж неизбежным.

Но до вето дело даже и не дошло, потому что атмосфера в Совбезе оказалась не похожей на метеопрогноз.

Почти не камуфлируемый отказ от принципа нерушимости границ насторожил внушительную группу членов Совета Безопасности, от косовского конфликта вполне далеких. И с некоторым облегчением вопрос вернули в разряд отложенных. По крайней мере, на пару месяцев - пока очередная комиссия будет очередной раз вникать в ситуацию.

Насколько серьезен шаг, который не решился пока сделать Совбез? Шаг действительно серьезен, потому что он – в неведомое будущее.

Отделить Косово от Сербии без официального согласия Белграда – это значит, односторонним порядком узаконить результат войны 1999-го года. И что бы ни говорили, это шаг к тому, чтобы таким же односторонним порядком узаконить результаты других локальных войн 90-х годов, в результате которых на землях бывшего СССР появились несколько самопровозглашенных государств.

Что касается российской политики, то Москва покровительствует почти всем этим режимам в нынешнем их самопровозглашенном качестве, но вряд сама для себя решила, хочет ли видеть их международно признанными государствами.

И в любом случае, узаконение результатов «старых» сепаратистских восстаний – это сигнал к организации новых.

То, что принцип нерушимости поизносился от длительного употребления, сомнений не вызывает. Счет государств-химер, существующих лишь на географической карте и в ооновском протоколе, а на деле распавшихся, идет уже на десятки. Босния, Кипр, Ливан, Ирак, чуть не половина стран южнее Сахары – список растет.

Казалось бы, организованно довершить распад Ирака, узаконив самостоятельность курдского севера, фактически отвалившегося еще в 90-е годы, и отделив шиитскую зону от суннитской – это сделать больше для местного умиротворения, чем самая передовая и профессиональная оккупация. Но сделать это – значит, поднять руку на такой запутанный узел международных интересов, который смутил бы и Александра Македонского.

Притом в каждой из таких ситуаций под ударом не только интересы сильных, но и интересы слабых. Небольшая (или большая) этническая чистка – почти обязательная принадлежность рождения очередного государства.

Богатые и просвещенные страны – не исключение. «Лица небаскской национальности» вполне заметным образом выдавливаются из баскских провинций Испании уже сейчас. Полученная этими провинциями степень самоуправления вполне достаточна, чтобы создать для сограждан-небасков весьма некомфортные условия. Можно только гадать, какой размах это приобретет, если баскская независимость станет фактом.

Решая одни проблемы, победоносный сепаратизм, создает другие. Например, на века ссорит народы. Впрочем, отсюда не следует, что всемирное наступление сепаратизма будет остановлено.

Антисепаратистские коалиции, вроде той, что внезапно сложилась в Совбезе, слишком разношерстны, неустойчивы и не уверены в себе.

Можно, однако, вообразить три глобальных способа контроля над этим процессом.

Во-первых, моноцентричный мир. Главная держава обо всем заботится сама: защищает тех, кого считает обиженными, а в случае чего и перекраивает границы, сообразуясь со своими представлениями о пользе и справедливости.

Больше всего это похоже не на то, о чем вы подумали, а на советскую империю в эпоху расцвета. Но, утратив под занавес тоталитаризм, СССР утратил и свою магию, даже еще не распавшись. Вспомним полную его неспособность остановить карабахский конфликт в конце 80-х.

Что же до Pax Americana, то в штатном режиме эта модель так и не заработала, хотя и живо обсуждалась. Невысокая ее эффективность видна на примере того же Косова.

Вторая модель – это очередное издание Священного Союза. Абстрактно рассуждая, США, Китай, Индия, ЕС и Россия в обозримом будущем будут способны наводить порядок в любой точке земного шара, если согласятся совместно это делать.

Но сегодня такого Союза нет, а если вдруг и возникнет, то с какой стати проживет дольше, чем предыдущие разновидности Священного Союза? Интерес к подрыву чужой сферы влияния почти всегда сильнее, чем к сохранению собственной. Между прочим, все державы, составлявшие Священный Союз № 1, со временем распались, и отголоски этого распада слышны до сих пор. В том числе и на Балканах, против своей воли опекаемых поэтому Организацией Объединенных Наций, которая, собственно, тоже была задумана зачинателями как Священный Союз, однако оказалась муляжом.    

Модель третья и главная – глобализация. На нее, собственно, и возлагают самые светлые надежды. Глобализированный мир – это мир без границ. Следовательно, мир без сепаратизма. С чисто логической точки зрения – абсолютно безупречно, но если взглянуть с практической, то события в той же Басконии, в Ольстере, на Корсике - напоминают, что даже в цитаделях глобализации логика людей вовсе не аристотелева.

Может статься, когда-нибудь глобализация действительно всех помирит, но это уж точно произойдет не скоро и не везде одновременно.

Поэтому прогноз на ближайшее время такой: принцип нерушимости границ, как обветшалая сеть, будет прорываться то в одном, то в другом месте. Эту сеть будут латать, а она будет рваться еще чаще и еще сильнее.

Предчувствуя проблемы, представители стран-членов Совбеза решили оттянуть прощание с заветным принципом. Но долгое прощание – все равно прощание.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.