GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Кто за «Бульдозером»?
Автор: Максим Артемьев
Дата: 02.04.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/783773/
Кто за «Бульдозером»?

Навстречу французским выборам

В отличие от Путина, в том, что Ширак уйдет – сомнений нет. Он объявил об этом 11 марта, обращаясь к нации. Двенадцать шираковских лет – позади. Сегодня самое время оглянуться на пройденный им путь и посмотреть – кто идет на смену «Бульдозеру»?

Семидесятипятилетний Жак Ширак  - счастливчик. Редко у кого из политиков карьера складывалась так быстро и удачно. Окончив элитную Национальную школу управления, он уже в тридцать лет возглавил аппарат премьера Помпиду, который и дал своему молодому подчиненному кличку «Бульдозер», ценя  в нем упорство и настойчивость в достижении цели и выполнении заданий. В тридцать пять, Ширак стал депутатом, победив в тот момент, когда популярность голлистов шла на спад. Через год он приглашен в правительство на должность замминистра – еще при Де Голле в Елисейском дворце. Так что в лице Ширака мы имеем патриарха европейской политики. В сорок он получил свой первый полноценный пост – министра сельского хозяйства – уже при президенте Помпиду, прославившись яростной защитой французских фермеров. За месяц до неожиданной кончины Помпиду, Ширак стал министром внутренних дел и сыграл ключевую роль в том, чтобы голлисты поддержали кандидатуру Валери Жискар Д’Эстена – не входившего в их партию, хотя бы и ценой ее раскола. За это в 1974-м, в неполных сорок два года, Жак Ширак стал в первый раз премьером. Но более двух лет ужиться с Д’Эстеном он не смог и подал в отставку.

Впрочем, вне власти он находился недолго, став с 1977 мэром Парижа. Должность эту он сохранял за собой вплоть до 1995 года. Так Ширак приобрел серьезную политическую базу влияния и, одновременно, целый шлейф коррупционных скандалов. Сегодня, имея иммунитет как глава государства, он может не отвечать на обвинения, но завтра ему придется разбираться с огромным ворохом проблем, ведь руководить парижской мэрией – значит иметь множество соблазнов. Некоторых он очевидно избежал - жена Ширака в числе миллиардеров не числится.

Одновременно Ширак укреплял и голлистскую партию, создав из слабо структурированного и неопределенного объединения мощную политическую машину. В 1981 году он впервые лично участвовал в президентской гонке, бросив вызов Жискар Д’Эстену. Расколов правых, Ширак способствовал приходу к власти во Франции социалиста Миттерана. Незадолго до смерти последний признался Д’Эстену, что перед вторым туром он имел тайный обед с Шираком, на котором тот сказал, что не пропустит на второй срок действующего президента. Ширак призвал голосовать за Д’Эстена, но подчеркнул, что делает это сугубо в личном порядке, а не как лидер партии. Замысел его был прост – понимая, что у власти пока находится его «единомышленник», он не сможет стать лидером правых. Поэтому Ширак свалил Д’Эстена с помощью Миттерана и возглавил союз голлистов и центристов.

Расчет себя оправдал. Уже 1986 они победили на парламентских выборах, и Ширак во второй раз стал премьером. Но его премьерство оказалось не очень успешным.  В числе прочего оказался опрокинутым его план реформы университетов, так как во время разгона демонстраций молодежи был убит студент, что вызвало мощные акции протеста. С тех пор Ширак смертельно боится молодежных волнений, и недаром он завернул в прошлом году правительственный закон о первом найме – едва лишь студенты вышли на улицы.

В 1988 он проиграл Миттерану во втором туре, но в 1995 победил, пережив предательство своего ближайшего сподвижника Эдуара Балладюра, который выдвинул свою кандидатуру, едва не выйдя во второй тур. Зато в 2002 триумф Ширака был впечатляющим – почти 82% . Правда так случилось лишь потому, что он столкнулся во втором туре с лидером ультраправых Ле Пеном, и его поддержала вся Франция под лозунгом «Голосуй за жулика, но не за фашиста!»

Во время президентства ему пришлось испытать все прелести соседства с премьером-социалистом, когда за Шираком оставалась лишь оборона и внешняя политика, и критику международного сообщества за ядерные испытания в Полинезии, и неожиданную популярность у нее же - за яростную критику вторжения США в Ирак.

Сегодня Ширак находится в сложном положении. От голлистов на пост президента выдвинут Николя Саркози, который ему лично глубоко неприятен, как один из тех, кто поддержал в свое время «раскольника» Балладюра. Протолкнуть действующего премьера де Вильпена ему не удалось – после того, как он сам нанес ему удар в спину, заветировав закон о первом найме. В своей речи 11 марта Ширак лишь косвенно призвал не голосовать за экстремистов из Национального фронта, и никого не поддержал конкретно.

Он остался один, за исключением своей семьи – дочери Клод (бывшей долго его советником по имиджу,  и родившей ему внука от известного дзюдоиста – не вступая в брак) и Лоранс, тяжело переболевшей в юности анорексией, и оттого никоим образом не участвующей в публичной деятельности отца, а также жены – много времени отдающей благотворительности.

В итоге от правых выдвинут Николя Саркози, называемый фамильярно Сарко, от левых – Сеголен Руаяль, от центристов идет Франсуа Байру – до последнего момента - «темная лошадка» выборов, но которая может радикально перетасовать колоду претендентов.

С него и начнем рассмотрение реальных кандидатов. Байру - родом из крестьянской семьи с самого юга Франции. Его семья – жена и шестеро детей до сих пор живут на его родной ферме в глухой деревне. Не случайно, что хобби Байру – разведение лошадей. Но он отнюдь не простой деревенский парень, а автор двенадцати книг по истории и политике. Четыре года он был министром образования – его высшее достижение на государственной службе. Известность как независимый политик Байру получил, когда отказался вступать в объединенную голлистско-центристскую партию Союз за народное действие, предпочтя сохранить Союз за французскую демократию – некогда опору Жискар Д’Эстена. С ним в СФД осталось совсем мало соратников, остальные предпочли перейти в партию Ширака-Саркози. Но теперь выясняется, что этот шаг был не шагом гордого и бездумного одиночки. Рейтинг Байру почти догнал рейтинг Руаяль. По соцопросам у него – твердое третье место. Вполне может повториться ситуация 2002 года, когда неожиданно Ле Пен обошел социалиста Лионеля Жоспена, унизительно посрамив левых. Только теперь при подобном исходе правым и Саркози придется нелегко. Байру – не экстремист, и голоса сторонников социалистов вполне могут отойти к нему. Тогда Францией будет управлять лидер маленькой партии, без твердой парламентской поддержки.

Но пока основных лидеров двое, и речь идет о борьбе «Сарко-Сего», как называют их французские СМИ. Обоих объединяет несчастное детство – и Николя и Сеголен были брошены своими отцами.

Саркози, ставший претендентом вопреки желанию Ширака (представьте себе Медведева или Иванова, нагло прущих наперекор воле Путина), родился в Париже в семье бежавшего от советских войск венгерского аристократа. Мать  - из еврейско-католической семьи (его дед – известный врач-уролог, сефард с Балкан). Папаша бросил Николя и двух его братьев, когда они были еще совсем маленькими. Факторами, закалившими волю Сарко, стали бедность, безотцовщина и связанная с нею беззащитность – помноженная на маленький рост, а также чувство того, что он  - не совсем француз. Во время одной из редких встреч, его отец сказал: «Ты никогда не станешь президентом Франции, такие вещи возможны только в Америке». Николя, видимо, решил доказать обратное.

Закончив весьма не блестяще (как и Руаяль, кстати) свое юридическое образование, Саркози рано вступил на путь политики. В двадцать восемь лет – в 1983 году, он стал самым молодым мэром во Франции, возглавив богатый парижский пригород Сейи-сюр-Сен. Одновременно он продвигался внутри голлистской партии. В 1993 он получает первый правительственный пост – министра бюджета у Балладюра. Рассматриваемый как протеже Ширака, он, тем не менее, поддерживает в 1995 президентские амбиции Балладюра и с тех пор находится на ножах с нынешним президентом, считающим его предателем.

После победы правых в 2002 Саркози все время у власти – министр внутренних дел, потом финансов, затем опять МВД. Он показывает себя умелым администратором, и, одновременно, способным оратором, гибким политиком. Во время погромов в пригородах, устроенных исламской молодежью, он действовал смело и решительно, назвав негодяев негодяями, за что получил выговор от либералов и признательность  – от простых людей. 

На его стороне – сравнительно молодой возраст, большой опыт ведения государственных дел как по части экономики, так и по части охраны порядка, плюс тридцать лет более чем успешного нахождения в политике. Сарко умеет работать с прессой - недаром его любовницей в период размолвки с женой была журналистка «Фигаро» Анна Фульда. Против него работают усталость французов от правых, активность центриста Байру, и женский фактор Сеголен Руаяль.

Ее детство также не назовешь счастливым. У Жака Руаяля, бывшего офицера-артиллериста, за девять лет родилось восемь детей, одной из которых была Мари-Сеголен – таково ее полное имя. Папаша был старого закала, женщин презирал, и, не стесняясь, говорил: «У меня пятеро детей и три дочери». За образование дочери платить он не хотел, и девятнадцатилетняя Сеголен была вынуждена подать на него в суд, дабы добиться выплаты алиментов и денежных выплат ей и матери, с которой отец не жил, но и разводиться не желал. Дело после многих лет борьбы было ею выиграно – как раз накануне смерти отца. По ее же настоянию, шестеро из его детей отказывались поддерживать с ним отношения. Кстати, один из ее братьев причастен ко взрыву судна «Гринпис» «Рейнбоу Уорриор» в Новой Зеландии в 1985 году.

С конца 70-х Руаяль живет, как бы сказали в России, в гражданском браке с видным социалистом, ныне – первым секретарем Соцпартии Франсуа Олландом, с которым у нее четверо детей.

В 1982 году она попала на глаза советнику Миттерана Жаку Аттали, который и привлек ее к работе в своем аппарате. Там она смогла себя проявить, и в 1988 году ее рекомендовали к выдвижению в парламент по одному из округов. Франсуа Миттеран, напутствуя ее, сказал: «В этот раз ты не выиграешь, но победишь в следующий». Однако Руаяль победила с первого захода.

Через четыре года она получила первое и последнее министерское назначение, возглавив ведомство по охране окружающей среды. Затем она несколько раз избиралась в парламент, несколько лет работала заместителем министров образования и по делам семьи, детей  и инвалидов. С 2004 года она одновременно с депутатством возглавляет региональную власть в провинции Пуату-Шарант.

На фоне Сарко достижения Сего выглядят довольно слабо. Министром второстепенного министерства она была всего лишь год, да и то - в начале 90-х. Национальной фигурой она стала немногим боле года назад, когда начала борьбу за свое выдвижение от Соцпартии. Ее победа в праймериз стала возможной благодаря глубокому упадку, в котором пребывали социалисты после фиаско 2002 года, поскольку они остро нуждались в свежих лидерах, желательно нестандартных. Сеголен Руаяль стала именно такой.

С одной стороны, она олицетворяет новые веяния, с другой – ее воззрения кое в чем весьма консервативны, например, она делает упор на защиту детей от телевизионного насилия и на семейные ценности. Осуждая передачи типа «Большого Брата» за аморализм, она одновременно выступает за право гомосексуалистов и лесбиянок усыновлять и удочерять.

После успешного старта, ее президентская кампания забуксовала. То Соцпартия втянулась в скандал с видным региональным политиком с юга Франции Жоржем Фреше, которого социалисты исключили из своих рядов за слова о засилье чернокожих игроков в сборной страны по футболу. То Руаяль позвонил комик Жеральд Даан, и, выдав себя за квебекского премьера Жана Шаре, одиннадцать минут беседовал с ней, записывая все на пленку. А Руаяль тем временем допустила бестактность, сказав, что многие французы были бы не против предоставления Корсике независимости. (Интересно, может ли Гарик-Бульдог Харламов или хотя бы Юрий Гальцев позвонить Медведеву или Иванову, выдав себя, скажем, за Януковича или Лукашенко? Соединят ли их в принципе с ВИПами?)

Вернувшись из Китая, Руаяль похвалила тамошние суды за оперативную работу, но ей тут же напомнили, что в Китае расстреливают по десять тысяч человек в год, и  решения судов должны утверждаться партийными комитетами. Короче, скандалы – следствие политической неопытности – преследовали Сеголен всю зиму.

Но сейчас и она, и Саркози вышли на финишную прямую. Последний в конце марта сложил с себя полномочия министра внутренних дел и получил, наконец-то, слова Ширака в свою поддержку. Руаяль же усиленно рекламирует свою политическую программу, разработанную на основе кампании в Интернете под названием «Желание будущего», когда каждый желающий мог послать ей свои предложения. Глубоких различий между платформами обоих кандидатов нет. Все за рынок, и все за большую социальную защищенность. Идет соревнование, скорее, лидеров, а не идеологий. 22 апреля станет ясно, кто из них выиграл.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2024.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.