GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: До 2010 года политики не будет
Автор: Сергей Шелин
Дата: 27.03.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/783755/
До 2010 года политики не будет

Ошибочная гипотеза, на которой построен трехлетний бюджет

Проект федерального бюджета на 2008 – 2010 годы, составленный в министерстве финансов, нашему правительству, в общем, понравился.

Это видно хотя бы из перечня вопросов, которые А.Л.Кудрину «с учетом состоявшегося обсуждения поручено дополнительно проработать».

Среди этих четырнадцати недопроработанных проблем фигурирует, к примеру, «выполнение мероприятий по сейсмоусилению жилого фонда территории Камчатской области». Или: «уточнение объема финансирования парка воздушных судов, выполняющих авиаперевозки в интересах высших должностных лиц государства».

Со спокойной уверенностью можно ожидать, что «объем финансирования» будет быстро «уточнен», остальные тринадцать вопросов – тоже, и трехлетний бюджет, как и задумано, поступит 30 апреля в Госдуму на предмет оперативного обсуждения и успешного утверждения.

На первый взгляд, такое благолепие выглядит даже странно. Принятие бюджета сразу на три года вперед – это новинка, нацеленная, по официальному замыслу, против правительственных лоббистов и думских популистов – чтобы пореже нарушали финансовую гармонию своим некомпетентным вмешательством.

«Популисты» получат слово в мае, а пока помалкивают со сдержанно-одобрительным видом. А «лоббисты» в большинстве довольны уже сегодня. И это при том, что кудринская трехлетка аттестуется в печати не иначе, как «бюджет инвентаризации расходов», «бюджет затягивания поясов» и т.п.

Тут должна быть какая-то хитрость. На самом деле их даже несколько.

Во-первых, бюджет, он хоть и трехлетний, но если приглядеться, отчетливо разделен на два этапа: щедрый и строгий.

На ближайший, 2008 год – вполне внушительный рост расходов на силовые ведомства, нацпроекты и на заявки главных территориальных лоббистов.

А вот начиная с 2009-го, если не для всех, то для многих задумана совершенно другая жизнь: относительные (а для тех, кто послабее, и абсолютные) урезки ассигнований и даже некая «генеральная уборка бюджетного дома» - по выражению нашего министра финансов, которое сразу стало крылатым.

Понятно, что рационально мыслящий российский лоббист на три года вперед не заглядывает. Это для него фантастически далеко. Он думает не о гипотетической «генеральной уборке», а о текущих своих запросах. А на предстоящий год всерьез ущемлено лишь несколько ведомств, в этой роли притом вполне привычных: медицинское, образовательное и культурное.

Любопытно, что в списке четырнадцати «дополнительно прорабатываемых вопросов» только два – про этих потерпевших. А именно: предложено «уточнить» суммы, выделяемые «на поддержку культуры и средств массовой информации», а также определиться с финансированием отдельно взятых образовательных мероприятий – например, с организацией петербургской бизнес-школы.

Впрочем, тут чувствуется еще одно лукавство наших бюджетосоставителей.

Ведь после правительства проекту предстоит пройти через парламентские палаты. А тамошним «популистам» будет как-то неловко без поправок одобрить спущенную начальством бумагу. Вот для них заранее и устроена площадка, где удобно будет позаботиться о народных нуждах без ущерба для госфинансов. Расходы на культуру, медицину и образование традиционно малы, и некоторый их рост идеологию бюджета не изменит.

И уж после этих уточнений все почувствуют себя как всегда. Благожелательно настроенный человек добавит: как всегда хорошо.

Но так ли это хорошо – грозить переменами, ничего не меняя? Такова ведь формула бюджетной трехлетки. На ближайшую перспективу – привычный уже стремительный рост большинства расходных статей (в 2008-м на 19%), а на перспективу среднесрочную – обещание этот рост серьезно замедлить (в 2009-м федеральные расходы по плану должны вырасти на 13%, в 2010-м – на 9%).

Вообще-то, раздувание госрасходов – это скорее плохо, а отказ от этого раздувания – скорее хорошо. Но при условии, что экономическая политика станет более либеральной, качество госуправления – более высоким, а правила игры для хозяйствующих наших субъектов – более честными, чем нынче.

Но ничего подобного не предвидится. Предвидится просто ухудшение внешних условий – удешевление нефти и, соответственно снижение федеральных доходов от нее, а вслед за этим и торможение расходов.

Минфин хвалят за то, что он за считанные месяцы создал грандиозный финансовый план. Присоединяясь к похвалам, добавим, что работа была весьма объемной, но уж никак не грандиозной.

Как все делалось, понять нетрудно.

Дано: текущие государственные доходы. А также - расходные обещания по нацпроектам и другим конкретностям. Плюс - предположение, что новых обещаний не будет. Плюс - прогноз экономического роста на ближайшие годы (прогноз заключается в том, что рост будет таким же, как раньше). Плюс - прогноз дополнительных бюджетных доходов, вытекающих из этого предполагаемого роста, а также из гипотезы, что налоги останутся такими же, как сейчас. Плюс – прогноз растущих субсидий Пенсионному фонду, нацеленных на сохранение сегодняшнего «коэффициента замещения» (отношения пенсий к зарплатам), который по официальному мнению, равен 27%. Плюс – прогноз нефтяных доходов, исходящий из гипотезы, что они будут плавно снижаться (опустившись в 2010 году до 50 долл. за баррель).

Некоторые из этих гипотез вполне обоснованы, некоторые – не вполне, а некоторые просто касаются вещей заведомо непредсказуемых – таких, скажем, как нефтяные цены.

Зато в совокупности своей эти допущения позволяют достаточно быстро составить бюджетный план на любое количество лет вперед. Сначала проектируются госдоходы. Затем, оттолкнувшись от них, сам собой возникает план расходов. Первыми прописываются расходы на те направления и на те ведомства, которые не позволят снизить свою долю. Остаток равномерно делится между всеми прочими.

Получается, с бухгалтерской точки зрения, вполне логичный и даже достаточно честный проект.

Хотя и тут не без лукавства. Прогнозируя понижение нефтяной цены, Минфин избавляет себя от участия в неприятном, но традиционном споре о способах раздела нефтедолларов.

Вообще говоря, нефть может и подорожать (например, по случаю возможной иранской войны), и тогда дискуссии о соотношении Резервного фонда с Фондом будущих поколений и их обоих – с нефтяными бюджетными трансфертами вспыхнут с новой силой. Но это ведь будет (если будет) не прямо сейчас. А на текущий момент Минфин своим скептическим нефтяным прогнозом себя от неприятного спора весьма грамотно избавил.

Разумеется, совет избавиться от нефтяных иллюзий имеет и более глубокий смысл. Потому что возможности нефтяного финансирования наших государственных потребностей близки к исчерпанию. Они близки к нему, даже если нефть и не будет пока дешеветь.

«Природная рента», некогда придуманная Сергеем Глазьевым и заклейменная тогда как нелепая популистская затея, сегодня - почти полностью осуществленный проект. Правда, выдается она не в форме дивидендов, а через стремительный, не подкрепленный ростом  производительности, рост заработных плат.

Но последствия те же, если не хуже. Помимо всенародного взлета материальных ожиданий, налицо еще и взлет недовольства тех, кто чувствует себя обделенными, особенно пенсионеров и работников бюджетного сектора.

Между тем, почти все попадающие в казну нефтяные деньги уже проедаются. На оплату новых ожиданий их не хватит, даже если нефть обождет дешеветь. А если еще и не обождет?

Пенсионерам, весьма недовольным нынешним «коэффициентом замещения», трехлетний план Минфина обещает лишь удерживать этот «коэффициент» от дальнейшего падения. Бюджетникам и того хуже. Их зарплаты предложено просто индексировать по инфляции: в 2008-м году – на 7%, в 2009-м – на 6,8%, в 2010-м – на 6,5%. Официальные заработки в бюджетном секторе и так ниже, чем в других секторах, а по плану должны будут отстать еще сильнее.

Но с какой стати распространяющиеся сегодня волны материального недовольства будут слабеть? Скорее, они будут усиливаться. Особенно если эти бюджетные планы станут явью.

Хорошо, что нашлось, кому предупредить об угрозе кризиса нефтяных цен. Но почему никто не предупреждает об угрозе кризиса народных ожиданий?

И в самом деле, кто об этом скажет? Проблема-то, в отличие проблемы финансирования воздушных судов, перевозящих высших должностных лиц, сугубо политическая. 

А Минфин в политику не лезет. За что и награжден редкостной стабильностью своего руководящего состава. Кабмин политику не делает. Да никто ее от нашего Кабмина и не ждет. «Правящая партия» - декорация. Следующий президент – секрет кто.

Вот и получилось, что трехлетний федеральный бюджет, он же – национальная экономическая программа на три ближайших года – чисто бухгалтерский документ. Однако составленный как раз тогда, когда подобная программа может быть чем угодно, но только не бухгалтерским документом.

Жить в предстоящие годы придется по-новому, а жить по-новому, ничего не меняя, никогда не удавалось.

Хочешь – не хочешь, потребуется новая политика – та самая, которая не заложена в этот план.

Можно изменить пенсионную систему, нацелив ее на вознаграждение тех, кто долго и старательно работал, а не тех, кто дожил до советского пенсионного возраста. Можно изменить бюджетный сектор, превратив его в место для высокооплачиваемых специалистов, выполняющих общественно необходимую работу – вместо нынешней комбинации собеса с профсоюзом коррупционеров. И это, и еще многое другое называют модернизацией.

Можно взять всех за горло и посадить на паек. Интеллектуалы называют это мобилизационной экономикой.

Можно просто печатать деньги и раздавать всем жаждущим. Это экономика популизма и лоббизма.

Поскольку на второй из вышеперечисленных вариантов, пожалуй, не хватит сил, то вероятность воплощения третьего станет расти тем быстрее, чем дольше политика будет подменяться бухгалтерией.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2018.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.