GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Таможня в России больше, чем таможня
Автор: Сергей Шелин
Дата: 17.01.2007
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/783509/
Таможня в России больше, чем таможня

В ответ на лекцию Андрея Бельянинова

Средневековую Францию считают страной классического феодализма – так сказать, феодализма во всей его прелести и разнообразии. Нашу современную таможню считают заповедником классической коррупции – коррупции во всей ее многоликости и щедрости проявлений.

Придя в таможенную службу сравнительно недавно и придя к тому же с целью поворота руля и замены руководящей команды, А.Ю. Бельянинов не чувствует пока что корпоративной солидарности с этой структурой. Поэтому слушатели, а затем и читатели его университетской лекции узнают подробности, не столь уж часто звучащие из официальных уст. Например:

- Что таможенные посты вполне по-рыночному конкурируют между собой за «клиента»-импортера, создавая ему льготные условия путем «разного рода интересных комбинаций». И эти комбинации настолько интересны, что на финской границе «стоит 500 машин, а к таможенному пункту ни одна не подходит, ждут «своей» смены, с кем договорились».

- Что таможенная граница по периметру страны имеет отдельно взятые разрывы, самый большой из которых (семитысячекилометровый) - это граница с Казахстаном, которая «по сути дела, открыта» со всеми бесчисленными вытекающими отсюда последствиями.

- Что отдельно взятые внутренние таможни (скажем, ликвидированная недавно адыгейская) – это «черные дыры, куда бесследно уходят десятки самолетов с контрабандой».

- Что украинский гастарбайтер, вполне легально вывозящий пару тысяч долларов, прячет их от таможенников, обоснованно предполагая, что если не спрячет, то «на нашей стороне меня таможенники бандитам и сдадут!». 

Из чего со всей очевидностью следует (для тех, кто этого не знал раньше), что таможня в России – больше, чем таможня. И гораздо. Помимо исполнения штатных своих обязанностей, она - лучший друг импортера, чтобы не сказать - сама импортер. Она же приобщает Россию к великим ценностям глобализации, взирая сквозь пальцы на свободную беспошлинную торговлю через отдельно взятые границы. Она же - чуть-чуть контрабандист, а в отдельных случаях еще и немножко бандит.

И все это, между прочим, нисколько не мешает ей со всей исправностью наполнять казну деньгами. Уже давно шутили, что таможенная служба – это такая таинственная структура, что какой план по доходам ей ни спусти, она все равно его выполнит. Вот и за прошлый год таможня, по сведениям А.Ю. Бельянинова, перечислила в доход бюджета добрых 100 миллиардов (в пересчете на условные единицы), то есть ни много, ни мало, а одну десятую валового продукта страны.

Все это сказано лишь для того, чтобы напомнить, что действия наших таможенных органов, а если точнее, то экономические действия и процедуры, имеющие место при входе в страну и выходе из нее - настолько грандиозны, что любые меры, клонящиеся к их изменению, тоже должны быть соразмерно грандиозны. Иначе все останется более или менее как есть, хотя и при других людях.

Поэтому о новациях, осуществляемых и предлагаемых главой Федеральной таможенной службы – на второе, а на первое - о его экономической философии.

Конечно, таможня – орган исполнительный и, рассуждая теоретически, должна просто выполнять предписанные правила. Но в жизни любая серьезная наша структура смотрит на вещи шире и действует, сообразуясь не только с правилами, но и с собственным представлением о том, что хорошо и что плохо. И даже вынуждена поступать именно так, поскольку правила всегда запутаны и в буквальном своем смысле для исполнения непригодны.

«Пятнадцать лет разваливали российскую экономику различными реформами, мерами и мероприятиями…» - констатирует А.Ю. Бельянинов. Точка зрения, почти общепринятая среди администраторов его призыва, но выраженная, пожалуй, радикальнее, чем обычно. Неужели так-таки непрерывный развал – от Гайдара и до Фрадкова?

Кстати, вторая половина этого пятнадцатилетия – время безостановочного экономического подъема, о качестве которого спорят, но сам его факт не отрицается даже наиболее пламенными хулителями. Как бы то ни было, за вычетом данной спорной темы, общие экономические соображения главы ФТС РФ выглядят рационально. «Мы проедаем свою землю, природную ренту» (в смысле: вывозим нефть и газ). «Наша экономика в сфере потребления не работает. Все наши потребности мы удовлетворяем за счет ввоза в страну товаров иностранного производства. Если так пойдет дальше, то укрепляя рубль и стимулируя импорт, не укрепляя внутреннюю экономику, мы столкнемся с тем, с чем столкнулись вот сейчас…».

А столкнулись мы со следующим. Девять десятых российского экспорта – это энергоносители и металлы. О выходе на внешние рынки нашей высокотехнологичной продукции (за вычетом нескольких специальных товарных групп, например, оружия) давным-давно всерьез и не задумываются.

Реальная драма разыгрывается уже не на внешних рынках, а на своем, домашнем, где собственные, российские товары уверенно проигрывают конкуренцию с товарами импортными. За прошлый год наша обрабатывающая промышленность выросла примерно процентов на пять, а реальные доходы (а значит, и расходы) наших сограждан – на очередную двузначную цифру, чем, кстати, весьма гордится начальство. Разница между производством и обгоняющим его потреблением была покрыта покупками импортных товаров. Их доля во внутреннем товарообороте, и без того очень высокая, выросла еще раз и будет расти и дальше - пока крепнет рубль и вслед за этим снижается конкурентоспособность всех производимых в России товаров и услуг.

Рассуждая опять-таки теоретически, можно идти путем Китая, где заниженный курс юаня поддерживается драконовским недопуском в страну избытков валютной выручки. На фоне этой валютной аскезы наши изъятия части нефтяной выручки в Стабфонд выглядят ласковым родительским запретом есть пятое пирожное.

Но китайская твердость нашим экономическим властям (в данном случае я не о таможне) явно не по силам. Остается надеяться на падение нефтяных цен. Тогда рубль подешевеет, импортный товар (считая в рублях) подорожает, и наша домашняя экономика получит ободряющий пинок. Нефтяная цена вроде и снижается, но все еще высока. Поэтому пока все будет как есть.

А именно. Торговля импортными товарами стала самым динамичным сектором российской экономики и главным локомотивом роста нашего ВВП. Осуществляемый в гигантских объемах ввоз импортных товаров останется (наряду с вывозом нефти и газа) самым прибыльным бизнесом в стране. Аппарат управления будет по-прежнему взимать с этих сверхприбылей то, что просвещенные люди называют «статусной рентой», а саму традицию взимания – «системной коррупцией».

Применяемые тут технологии, а также и распределение ролей между конкретными структурами и физическими лицами – вопрос прикладной. Но если это тот управленческий аппарат, который мы знали до сих пор, то он и работать будет так же, как работал до сих пор.

Еще одна особенность переживаемого сейчас момента (точнее, обратная сторона медали) – это учащающиеся точечные удары по отдельным импортным товарам.

В каждом конкретном случае, будь то запрет на грузинско-молдавские вина, как якобы особо вредные для наших пьяниц, или на ввоз тростникового сахара с опаленных тропическим солнцем белорусских плантаций – в каждом конкретном случае просматривается сиюминутная политическая потребность, но все вместе складывается в неконвенциональную, но крепнущую систему защиты интересов отечественного производителя путем выявления разнообразных предлогов, затрудняющих ввоз конкурирующих товаров. Этакий суррогатный заменитель протекционизма, который, в свою очередь, мог бы кое-как сыграть роль заменителя разумной валютной политики, если бы не предписания ВТО.

Главным шедевром в этой сфере на сегодня является система ЕГАИС, которая дешево и эффективно дезорганизовала ввоз в Россию политически лояльного алкоголя. Поскольку А.Ю. Бельянинов от ЕГАИСа категорически отмежевался, мы узнали, что таможенная служба тоже входит в многочисленное сообщество ведомств, НЕ имеющих никакого касательства к введению этой системы.

И более того, «до сих пор никто даже не обозначил реального государственного заказчика. Почему это произошло – я не знаю». Эти краткие, прямые и честные слова лучше любых длиннющих публицистических рассуждений проясняют подлинную роль любых формальных правил и процедур в нашем импортно-экспортном секторе.

Под этим углом зрения можно оценить и реформу таможенной службы, начатую ее главой.

Во-первых, он намерен улучшить структуру и менеджмент – чтобы стало меньше бюрократической вольницы и больше ясности, кто за что отвечает. Если это произойдет, таможенное ведомство станет более управляемо своим начальством.

Второй, и с внешней стороны более интересный фронт – это борьба за честность таможенников, главным инструментом которой мыслится рост их денежного содержания.

Заметим, что по поводу приобщения чиновников к морали с помощью высоких зарплат существуют две теории.

По одной, нужно сначала непонятно каким способом и с чьей помощью отобрать грамотных и честных, а затем щедрой платой закрепить их на верном пути. Вторая теория, более реалистичная, предлагает сначала увеличить плату всем, кто есть в наличии, а затем, опираясь на тех, кому понравится работать по правилам, планомерно отсеивать недостойных. Кажется, к этому второму методу склоняется и А.Ю. Бельянинов.

Но есть, как уже говорилось, трудность пошире таможни, как бы она ни была широка. Это принципиальная нерешенность вопроса, каковы правила игры и откуда они вообще берутся. Локальную коррупцию (например, симбиоз с бандитами) действительно можно преодолеть сочетанием хорошей платы с бдительным присмотром. Коррупцию системную, у которой собственный свод правил, причем правил более серьезных, да и более понятных, чем правила формальные, никакие повышенные зарплаты «отменить» не смогут.

Создание управляемого и добросовестно работающего на общество аппарата управления – это «нулевой цикл» любого современного государства. Лет семь назад казалось, что работы в этом «нулевом цикле», наконец, начались. Прошли годы, а работы все начинаются и начинаются, и все с той же точки.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2022.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.