GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Новейшая геронтократия
Автор: Максим Артемьев
Дата: 17.10.2006
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/783201/
Новейшая геронтократия

Власть на местах не меняется ни при выборах, ни при вертикали

Башкирский парламент утвердил на очередные пять лет президентом республики Муртазу Рахимова.  Тот, кого считали вероятным претендентом на переход в политические пенсионеры, доказал свою непотопляемость и незаменимость. Родившийся в 1934 году, ставший взрослым человеком даже не при Брежневе, а еще при Хрущеве (!), Муртаза Губайдуллович будет руководить регионом и в XXI веке.

Он, впрочем, не одинок. Среди губернаторского корпуса немало лиц, которые управляют своими вотчинами по пятнадцать и более лет. Хорошо ли это? Вопрос не прост. Сама по себе регулярная смена первых лиц не есть очевидное благо. Дело не в принципе ротации, возведенной в абсолют. Хотя, например, для американцев невозможность занимать кресло губернатора или президента более двух сроков подряд – очевидна, и в большинстве штатов это ограничение возведено в ранг закона. Впрочем, на Америку сегодня ссылаться непопулярно, считается, что то, что янки здорово, то русскому – смерть.

Обратимся к странам, где избрана политика просвещенного авторитаризма, которая избавляет, на пути к построению современного рынка, от необходимости кому-то чего-то доказывать, тратить время и силы на политическую борьбу. Очевидно, что Россия наших дней развивается по примерно такому варианту, который большинство общественности, как просвещенной, так и не очень, одобряет. Возьмем нашего великого соседа – Китай. Темпы роста экономики сумасшедшие, количество небоскребов в одном только Шанхае не поддается никакому воображению. Естественно, выборов руководителей нет и в помине. Но! Ни в одной из провинций, хоть в Шаньси, хоть в Шэньси, первый секретарь партийного комитета не сидит в своей должности по пятнадцать лет. Пекин тасует кадры, переводя их с места на место, не давая засиживаться, обрастать коррупционным жирком, мафиозными связями, создавать кланы. То же самое в Казахстане, где опытный партработник Назарбаев, творящий быстрыми темпами экономическое чудо, регулярно меняет акимов, стремится подбирать молодые кадры, желательно – не старше сорока. Невозможно представить, чтобы в Китае или Казахстане (как впрочем, на Украине, в Белоруссии, в стремительно развивающемся Вьетнаме, наконец) кто-то 1934 года рождения возглавлял до сих пор регион.

Короче говоря, при демократиях пребывать в своих должностях чересчур долго губернаторам не дают либо избиратели, либо законы. В авторитарных государствах этим занимается верховный правитель или его канцелярия, зорко следящая за их поведением и перемещающая их по горизонтали и вертикали.

Россия же, как всегда, пошла своим путем. Мы видим Егора Строева и Минтемира Шаймиева – 1937 года рождения, Юрия Лужкова и Леонида Потапова, 1936 и 1935 гг., соответственно. То есть, им всем сегодня столько же, сколько в 1985, в момент прихода к власти Горбачева было Гришину и Соломенцеву. Егор Кузьмич Лигачев вообще мог бы тогда казаться на их фоне бодрым юношей.  Такая ситуация, смесь геронтократии с кадровым застоем, существовала лишь при Брежневе, когда иные первые секретари обкомов «кормились» по четверти века в одной должности. Что закончилось, как известно, весьма печально.

Могут возразить, что все перечисленные лица были неоднократно избираемы. Да, но принятый в 2000 году закон, пусть и с большими поблажками для аксакалов, неумолимо прекращал подобную практику. Если бы не введенное два года назад назначение губернаторов, многим бы пришлось искать себе преемников. Теперь же г-н Рахимов вполне дотянет до 2011 года!

А теперь о главном. Могут ли люди, сформировавшиеся как руководители еще при раннем Брежневе, вести страну в XXI век? Успехи Лужкова, Рахимова, Шаймиева не должны вводить в заблуждение. Они возглавляют либо нефтяные регионы, либо столицу, где денег куры не клюют по определению.

Несмотря на все разговоры, что назначение губернаторов ликвидирует их зависимость от местных кланов, в реальности такого не происходит. Назначение Рахимова – и есть очевидная уступка региональной спайке бизнеса и власти, смертельно боящихся появления кого-то нового, конкуренции и состязательности. Не случайно по рейтингу «Форбса» сыновья Шаймиева и Рахимова, жена Лужкова – долларовые миллиардеры. Что еще может быть очевидней ненормальности взаимоотношений чиновничества и бизнеса?! Понятно, что местные мафии так сильны, что трогать их бояться, что в обмен на обещания дать нужные результаты голосования во время федеральных кампаний закрываются глаза на то, что вызвало бы оторопь не только в Европе, но и в Китае. Но раз так, то зачем риторика про борьбу с лояльностью кланам?

Возведение региональной коррупции в ранг неписанного закона, конечно, очень удобно – подобно дедовщине в армии. В последнем случае офицеру не нужно ломать голову, как «выстроить» солдат, это за него сделают «деды», а в нашем случае Кремль перекладывает «деликатные»  заботы на плечи местного начальства – «Иван Иваныч, не мне вас учить, вы сами все знаете». Но проблема в том, что, говоря словами Сталина из письма Мехлису, «позиция ваша удобна, но она насквозь гнилая». В тех же Татарии, Башкирии, Москве уровень развития общества уже опережает уровень развития власти. Последняя не является там «единственным европейцем». Количество представителей среднего класса – бизнесменов, менеджеров, людей внутренне свободных, критически мыслящих, самодостаточных уже достаточно велико. Они не хотят смотреть в рот региональным баронам, а хотят (и это их законное право как налогоплательщиков!) отчета от власти и контроля за ней. Сохранение же нынешней ситуации чревато дальнейшим отчуждением общества от государства, раздельным, непересекающимся существованием этих двух организмов.

Русский человек на баррикады не пойдет, он уйдет в себя, в частную жизнь, оставив область публичной политики и государственной власти чиновникам, которых только обрадует такое безразличие.

В упомянутых регионах все больше создается организаций «третьего сектора» - экологических, правозащитных, краеведческих и т.п., регистрируются СМИ, на интернет-форумах кипят дискуссии о местных проблемах, бурлит религиозная жизнь. Все больше людей выезжает за границу и отправляет детей туда учиться. Про бешеную экономическую активность, охватывающую  весь спектр – от еженедельного открытия бутиков модных марок до привлечения миллиардных иностранных инвестиций, я и не говорю.

В конце сентября довелось лично наблюдать ситуацию в Казани. Из чтения тамошних газет, разговоров с местными «лидерами мнений», вырисовывается любопытная ситуация – несмотря на местный авторитаризм в совокупности с влиянием ислама, почти все – от истеблишмента до андеграунда ориентированы на Европу и европейские ценности. В этом смысле Казань обогнала Москву. Так зачем же искусственно подавлять вполне естественную политическую активность? Зачем лишать регионы возможности натуральным путем – в конкуренции и борьбе выращивать лидеров, раскрывать их потенциал?

Почему-то на ум приходит крошечная Эстония, где живет-то всего 1 млн.300 тыс. населения, из коих тысяч триста – «неграждане». Это в несколько раз меньше, чем в Татарии, Башкирии или в Москве. За пятнадцать лет независимости там тысячи новых людей, не из бывшей партноменклатуры, успели побывать министрами, депутатами, мэрами. И никто не скажет, что республика стала жить от того хуже. Напротив, именно подобный динамизм, активная конкуренция, помогли поддерживать необходимый тонус в государственном организме. И сколько же потенциальных управленческих талантов не раскрылись у нас в регионах с их инертными коррумпированными элитами, занимающими круговую оборону по отношению ко всему новому, непривычному и молодому?

Да, политика сегодняшнего Кремля – вынужденная. Там не видят – кем можно заменить того же Рахимова или Лужкова. И это действительно так. Вспоминается 2003 год, когда вызов Рахимову бросил банкир Веремеенко, и, о чудо, он вышел во второй тур. Простые люди поверили в возможность перемен, в то, что от их выбора что-то зависит.

Какая же поднялась свистопляска! Кириенко тут же вылетел в Уфу, Путин незамедлительно принял у себя Муртазу, давая понять – кого Москва поддерживает. Надавив всем миром на бедного банкира, который не ожидал подобного прессинга, центру удалось добиться капитуляции от Веремеенко, который заявил, что борьбу прекращает, но кандидатуру не снимает, дабы не сорвать выборы.

Сегодня, три года спустя, я вижу в этом лишь эпизод большой политики, неумолимо шедшей к отмене выборов. Тот же Веремеенко не проявил себя бойцом и струхнул при первом же окрике сверху. Спрашивается – зачем нужен был такой президент в Уфе? Даже если б он победил, через год он все равно бы приветствовал выстраивание «вертикали власти», как и все прочие. Другое дело, что вертикали до сих пор не получилось. И переназначение Рахимова свидетельствует именно об этом.

балдахин своими руками
Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.