GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Предпоследний вагон
Автор: Олег Кашин
Дата: 28.09.2006
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/783150/
Предпоследний вагон

Почему благоденствие не наступит после краха силовиков

Когда в июне президент поменял местами генпрокурора Устинова и министра юстиции Чайку, комментаторы (в основном – отыгрываясь за потерю лица, пережитую каждым из них в те две недели, которые разделяли отставку Устинова и назначение Чайки; прогнозов в те дни было сделано множество, но ни один не сбылся) хором иронизировали по поводу того, что Путину все-таки удалось превзойти Бориса Николаевича Ельцина в бессмысленности (или, по крайней мере, загадочности) кадровых рокировочек.

Оказалось, что иронизировать не стоило: сейчас, три месяца спустя, с учетом первых шагов жертв «рокировочки» на новых местах (Чайка за несколько недель превратил Генпрокуратуру из самонаводящегося карающего меча в эдакую внутреннюю Швейцарию – то есть нечто настолько нейтральное, о чем даже и думать неинтересно; Устинов же достаточно быстро понял, что его новая роль во властной иерархии будет даже менее значительной, чем у неприметного предшественника, явно загрустил – и сошел на нет. Нет больше того грозного Устинова, которого мы знали), становится понятно – ту «рокировочку» нужно сравнивать не с ельцинскими кадровыми забавами, а скорее с назначением товарища Ежова наркомом водного транспорта. С той только разницей, что товарищу Сталину не хватило чувства юмора назначить во главу лубянского ведомства прежнего водного наркома – пришлось ограничиваться Берией.

Чайка, конечно, не Берия, а вот Устинов – форменный Ежов. Вроде ничего не изменилось – был наркомом, наркомом и остался, а когда понял, что наркомат наркомату рознь, в дверь уже стучали. Пора.

Этот год был для тех, кого принято называть силовиками, едва ли не самым тяжелым за все время полуофициального существования «силовой партии» в Кремле. Отставка Устинова и моментально последовавшее за ней возобновление дела «Трех китов», вероятно, стали тем самым решающим фактором, который заставил силовиков, наступив на горло собственной непубличности, способствовать созданию «Партии Жизни» как альтернативной партии власти – более эффективных и привычных способов завоевывать симпатии если не избирателей, то хотя бы региональных элит, у силовиков не осталось. Но и эта попытка остаться на плаву провалилась, не успев даже толком состояться – дальше дежурных реверансов в адрес «второй ноги» (да и были ли реверансы, если эти слова были сказаны задолго до объявления об объединенной РПЖ и совсем по другому поводу?) дело не пошло; региональные элиты, пусть даже и второго эшелона, почему-то (то ли из собственной осторожности, воспитанной в том числе и теми же силовиками, то ли по совету московских друзей) не хлынули в обновленную партию Сергея Миронова. А на днях и вовсе случился циничноватый ритуал (к ним в Кремле питают известную слабость): в «Единую Россию», - в нее, а не в РПЖ! – вступил самый народный силовик – бывший устиновский заместитель и споуксмен Владимир Ильич Колесников. Тот самый, который на протяжении многих лет переводил мысли своего босса, предпочитавшего цитаты из Ивана Ильина, на понятный и доступный народу язык Жириновского и Рогозина. Теперь, вероятно, Колесников должен высказаться по поводу суверенной демократии – и выскажется, можно не сомневаться. У него получится.

Знаменитый Игорь Сечин, свояк опального Владимира Устинова, по всем признакам теряет свое некогда безграничное влияние – теперь о нем даже говорят, что он невыездной, то есть натурально не решается покидать пределы России, опасаясь судьбы Евгения Адамова, которой вполне могут поспособствовать влиятельные западные круги, недовольные обстоятельствами покупки «Юганскнефтегаза». Неважно даже, имеют ли эти слухи под собой почву – или же их просто распускают недоброжелатели Игоря Ивановича. Как уже не раз можно было убедиться, совершенно неважно, были ли разбиты екатерининские сервизы на свадьбе дочери товарища Романова – принцип «осадок остался» срабатывает почти всегда. То же самое, кстати, можно отнести и к слухам о скорой отставке Николая Патрушева, считающегося ныне самым влиятельным силовиком. Раз говорят, что уйдет – значит, уйдет, а если вдруг решит предпринять что-нибудь, что позволит остаться – вот и повод для вполне законной отставки. И все, и нет больше силовиков.

Их не любили, их боялись и, вероятно, многие позлорадствуют, услышав в программе «Время» идущее второй или даже третьей новостью сообщение о громкой отставке «по состоянию здоровья» или о чьем-нибудь назначении послом в дружественную Киргизию. А что будет потом?

А потом будет неслыханная консолидация общества, заоблачные цифры «Единой России» на выборах 2007 года, чуть менее заоблачные, но оттого не менее триумфальные результаты «преемника» в 2008-м, тотальное единодушие брежневского типа, автоматически распространяющееся не только на успехи, которые наверняка будут, но и на коррупцию, социальные проблемы, внешнеполитические провалы. И как следствие – глухое народное недовольство, взрывающееся то тихо и недолго в разных местах, то разом по всей стране. И катастрофа.

А ведь какой был шанс у страны – совсем недавно, несколько месяцев назад. Шанс получить готовую двухпартийную систему почти американского типа, но с той разницей, что она не вырабатывалась бы веками, а явилась бы одномоментно – настоящая, с двумя разными идеологиями, двумя разными элитами, двумя разными бизнес-коалициями, обеспечивающими стабильность обеих партий.

Шанс упущен. Виной тому – вечная привычка российских элит не видеть разницы между диалектикой и шизофренией. Партия должна быть одна – и точка. И неважно, что в эту партию запихиваются все подряд, и эти «все подряд» - как бы они ни улыбались друг другу перед телекамерами, все равно будут друг друга ненавидеть со всеми вытекающими последствиями. Сегодня мы смеемся над рассуждениями о «конфликте двух башен» - завтра будем наблюдать за конфликтами внутри одной-единственной башни. Наверняка тоже веселое зрелище.

Такова уж российская традиция обращения с политическими оппонентами. Хрущева нельзя назначить министром сельского хозяйства – только на пенсию, и пусть еще спасибо говорит, что не в тюрьму. Зюганова недостаточно просто победить на выборах, оставив ему заслуженную роль реального лидера реальной оппозиции – надо довести его до такого состояния, чтобы он шагу не ступал без звонка из Кремля. В России победить оппонента – значит, уничтожить его. Мысль о том, что с побежденным оппонентом можно, по крайней мере, сосуществовать в одном пространстве, не допускается и воспринимается как крамольная. Так ли неправы были политологи, дискутировавшие этим летом о «пацанской логике в политике»? Именно пацанская логика, а не какая-то иная. Другой не обучены.

Впрочем, жизнь, как правило, пацанскую логику корректирует, причем – не советуясь с пацанами. Это как в известной притче о последнем вагоне – по статистике, в железнодорожных крушениях больше всего жертв среди пассажиров последнего вагона. «Так давайте же отцепим от всех поездов последние вагоны – и жертв будет меньше!» - говорят пассажиры предпоследнего вагона, не думая о том, что после этого последним вагоном станет тот, в котором едут именно они.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.