GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Укрощение бумажного тигра
Автор: Егор Просвирнин
Дата: 22.09.2006
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/783113/
Укрощение бумажного тигра

Четыре типа русских «фашистов»

Мы еще раз напоминаем, что материалы, публикуемые на сайте, особенно в разделе "Реплики", не обязательно совпадают с мнением редакции, и приглашаем наших авторов к дискуссии вокруг тем, поднятых этой статьей. - GlobalRus.

Инстинктивное отталкивание от слов «фашизм» и «фашист» - наверное, единственное достижение советской пропаганды, выдержавшее испытание временем. А наша рыночная эпоха не терпит того, чтобы достижения прошлого пропадали попусту. Все, знакомое с детства, эксплуатируется современным рынком – тот самый вкус, тот самый чай. Было бы странно, если бы слово «фашизм», как символ всего плохого, против чего борются те, кто за все хорошее, осталось бы невостребованным.

Не осталось. Востребовали.

«Фашизм» обосновался в современном политическом лексиконе настолько прочно, что, вероятно, нет в России политика, который бы хоть раз не упрекнул своего оппонента в том, что он, оппонент, на самом деле является самым настоящим фашистом. И уж сколько раз в фашисты записывали всех – Ельцина и Зюганова, Проханова и Новодворскую, Рогозина и Чубайса, Кириенко и Лужкова, Лимонова и Путина. «Меня называют фашистом – значит, я существую» - таким мог бы стать девиз любого русского политика.

За каждым из политиков стоит какой-то кусок электората, или, по крайней мере, ему этот кусок приписывают. Впрочем, «фашистских» архетипов в современной России, конечно же, меньше, чем политиков. Можно с ходу назвать четыре.

Первым идет простое гражданское население, в партиях не состоящее и Гитлеру отнюдь не молящееся. Вы, я, сосед напротив. Если нас спросить про нацизм, то мы замотаем головами и непременно расскажем про друзей других национальностей, с которыми вместе пили-курили, славно время проводили. Особо ревностные найдут у себя отдаленные еврейские, татарские или еще какие корни. Но как только такой еврейско-татарский человек возвращается на свою кухню, он тут же начинает шептаться о «проклятых черных, которые все заполонили». Если ему предложить выдать дочь замуж за кавказца, то можно получить и в лицо. Это называется «бытовая ксенофобия», и до поры-до времени такой тип сидит тихо. Но как только случается происшествие национального характера, скрываемая нетерпимость загорается, подобно торфяникам, и человек летит на pogrom-митинг ДПНИ, дымя проклятьями «понаехавшим».

Естественно, что рефлекторная, почти животная реакция «мочи чужого!» не имеет ничего общего ни с нацизмом, ни с фашизмом, ни с любой другой идеологией. Чистое первобытное дикарство. Особенно оно опасно оттого, что его не вытравить увещеваниями, уговорами, пропагандой. Русский человек будет рассказывать про друга детства-армянина, одновременно затачивая топор. Единственный способ отвлечь его от топора – это не давать ни малейших поводов к проявлению той самой ксенофобии. А для этого в идеале надо удалить разом все раздражители – и ДПНИ, и «понаехавших», - что сделать по разным причинам достаточно трудно.

Вслед за обывателями полусознательными идут граждане полностью бессознательные. Скинхеды. С виду настоящие нацисты: татуировки-свастики, бритые головы, вскинутые руки, шабаши на день рождения Гитлера и громовое «Зиг хайль!». Казалось бы, куда уж больше? Но если задать любому из них самые простые вопросы, начиная от «Почему Гитлер истреблял русских?» и заканчивая «Что вы будете делать, очистив Россию от инородцев?», то в ответ вы услышите лишь мычание. Вся идеология этой публики сводится к «одевайся как нацист, пей пиво, слушай oi!, бей нерусских». ВСЕ. При этом любая скинхед-банда давно состоит на учете в милиции (см., например, историю с задержанием и переписью участников студенческого митинга ДПНИ), и в случае чего все скинхеды будут посажены за день-два. Хотя бы поэтому серьезной опасности они не представляют. Такие потешные нацисты - без идеологии, влияния и боевой мощи – выгодны в России любой власти. Поэтому они были и при Ельцине, были и до Ельцина, будут и после Путина. Называть их за это «последователями Гитлера» можно с тем же успехом, что и гей-скинхедов.

Следующими у нас будут православные патриоты. Теоретически, «православие» и «национальная нетерпимость» есть вещи взаимоисключающие. Несть во Христе ни эллина, ни иудея. Практически - деятели, приватизировавшие православный дискурс, употребляют слова «русский-нерусский» чаще, чем «спасибо-пожалуйста». В прессе нацистами их кличут, но не нацисты они. Скорее, те самые обыватели, ищущие для своей животной ксенофобии оправдания в святоотеческой традиции. Такой «патриотический» дяденька будет вовсю сыпать евангельскими цитатами на манер скинхед-песен про «бей чертей, спасай Россию!», носить узорчатые рубашки и жадно кушать микрофон. Но, приглядевшись, вы увидите, что у него совсем нет радужки в глазах, зато есть множество сексуальных проблем. Он такой же ярмарочный скинхед, только по духовной части, у него икона в руках вместо ботинок с шипами. А вообще-то больше всего он любит всласть поговорить после сытного обеда. Он сам на себя карикатура.

Поэтому «православные» нацики, несмотря на все братоубийственные речи, представляют опасность только для православия. Никакие самые кощунственные художники из сахаровских центров не в состоянии так скомпрометировать Церковь, как эти ее апологеты. Голос – бабий, взгляд – масляный, губы – лоснящиеся, похотливая потная рука, зажав икону, благословляет толпу на погром. Народ от таких инстинктивно отшатывается, заодно отшатываясь и от Церкви: в этом единственная проблема.

Последними на параде чудовищ маршируют собственно нацисты. Мрачные интеллектуалы, изучающие гитлерианство, дискутирующие о смысле сверхчеловечества и поправляющие постоянно съезжающие очки, они толкуют недвусмысленные цитаты из «Майн Кампф» в пользу русских и убеждены, что Гитлер воевал с большевиками, а не с населением СССР. Кроме того, они верят в дисколеты, полую Землю, оккультизм СС и распад России с образованием Русской Республики. Влияние их ничтожно – если обывателя, положим, еще можно убедить, что немцы убивали нас правильно, у власти инфернократы, а свастика обладает магическим действием, то на словах про «распад России» у простого человека случается ступор. На ступор накладываются историческая память о Великой Отечественной, неприятие скандинавского язычества взамен христианства, еще миллион всего, и в итоге русский человек плюет настоящему нацисту в морду. Страшный монстр со свастикой, комкающий возлюбленную стабильность, раскачивающий вертикаль власти и выпивающий воду из крана, оборачивается бумажным тигром.

Увы, по всему выходит, что настоящими врагами межнационального мира являются банальные обыватели, мы с вами, дорогие сограждане, - покупающие еду на рынке, встречающие взрослую дочь вечером у метро и всегда ругающие телевизор, который неотрывно смотрим.

Бороться с экстремистами, буянящими на митинге, вполне возможно – скрутил руки, сунул в воронок, дал по роже сапогом -  получи, фашист проклятый! Бороться с бытовой ксенофобией - все равно, что тушить торфяники. Конечно, легко и удобно, вытаскивая из сундука бумажного тигра, демонстративно одерживать над ним победу. Но только мы, наблюдая за этим по телевизору, будем сочувствовать укрощенному, а не укротителю. Вернув «фашизм» из учебников истории в актуальный политический язык, борцы с ним сами наполнили старое слово живым и современным смыслом. Они вдохнули в «фашизм» ту жизнь, которой там не было. Но в ней бумажный тигр может обернуться реальным чудовищем. И тогда одной Кондопогой уже не отделаешься.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.