GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Проверка точного времени
Автор: Максим Соколов
Дата: 19.09.2006
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/783110/
Проверка точного времени

На смерть Козлова

Убийство заместителя председателя ЦБ РФ А.А. Козлова произвело столь сильное действие на общественное мнение не только потому, что всякое убийство высокопоставленного чиновника воспринимается как признак хрупкости государства (а за ним - и общества) перед преступным вмешательством. Террористы прежнего времени, специализировавшиеся не на рядовых обывателях, а на верховных сановниках, для того и убивали - чтобы показать слабость (или даже обреченность) государства перед пулей и бомбой.

В этом смысле преступные покушения такого рода будут всегда, доколе существует государство - враги у него всегда найдутся. Оптимистическая вера редакции "Ведомостей" - "Система госуправления должна быть такой, при которой должность определяет чиновника, а не чиновник - должность: тогда от смерти конкретного человека никак не изменится ситуация, а его убийство будет бессмысленно" - мало сообразуется с фактами. Покушения на важных сановников случались и случаются также и в странах с вполне налаженной и при этом вполне демократической государственной машиной. Взять хоть ФРГ в 70-80-е гг. - парализованный в результате давнего покушения глава германского МВД В. Шойбле может это подробно изъяснить. Про покушения на президентов США и поминать излишне. Это не говоря о том, что сама концепция безличности государственной машины как панацеи от убийств в принципе отрицает политическое творчество и политический (да хотя бы и всего лишь управленческий) гений, который по определению уникален, и, следственно, устранением его носителя можно добиться многого. Государственная машина, состоящая исключительно из безличных винтиков - незаменимых нет, возможно, более устойчива к вызовам террора, но не слишком устойчива к вызовам времени, каковые периодически востребуют не винтиков, но гениев.

Однако, при том, что панацеи нет и не будет, при том, что пуля и бомба всегда будут входить в профессиональные риски государственного мужа, есть покушения и покушения. Террористические действия одиночек будут всегда и не составляют особой приметы времени. Непредвиденные последствия хитроумных полицейских провокаций (чем, похоже, было убийство Столыпина), скорее всего, тоже пребудут с нами вечно. Склонность спецслужб играть и заигрываться - неизбывна. Склонность иностранных держав втихаря организовывать апоплексические удары, а затем выражать искренние соболезнования тоже нельзя считать заведомым и невозвратным пережитком прошлого - всякое может случиться.

Но есть и убийства, носящие на себе неизгладимый отпечаток эпохи. Банки, деньги, никакой политики, наемные злодеи, жертва выходит из подъезда или входит в подъезд, контрольный выстрел, брошенный пистолет - это все-таки визитная карточка именно ревущих 90-х. И поскольку ревущие 90-е не являются - хотелось бы надеяться - универсальным образцом на все эпохи, на избавление хотя бы от убийств такого рода все и надеялись. Благо, как раз тут пример более благоустроенных стран является вполне вдохновляющим - там этого и вправду уже известное время, как вовсе не наблюдается.

Потрясение, принесенное убийством А.А. Козлова, тем и объясняется, что оно проходит по разряду преступных покушений с конкретной - конкретнее некуда - временной окраской эпохи красных пиджаков. В принципе никто и никогда не застрахован от рецидивов прошлого, на что и можно было бы указать в успокоение страстей, однако здесь власть со своей пропагандой попала в ловушку, которую сама себе подстроила. Будь официозный и - в особенности - полуофициозный взгляд на постсоветскую историю чуть более взвешенным и чуть более историческим, присутствуй там хотя бы толика взгляда на историческую неизбежность хаоса 90-х, равно как и на неизбежность трудного и постепенного его изживания, изживания, отнюдь не исключающего осклизания в ту же грязь, - убийство зампреда ЦБ, оставаясь делом гнусным и отвратительным, не переворачивало бы официозную картину сегодняшней России.

Однако пропагандисты пережали с черно-белым тезисом-антитезисом - "Были ужасные 90-е, когда все только и делали, что резали, грабили, стреляли и торговали родиной, но тут явился Путин - и построил современную Россию". Растерзанная и издыхающая Россия лежала в агонии, тьма господствовала беспредельно, но тут явился salvator Russiae В.В. Путин, и с ним все ожило и воспрянуло. Все критические замечания по поводу не вполне благоприятных тенденций нынешней жизни купируются в рамках такой риторики всепобивающим возражением - "Вы хотите назад в страшные 90-е?" (resp.: "Вы хотите возвращения гнета помещиков и капиталистов?").

Риторический прием эффективен, но только до тех пор, пока приметы столь торжественно похороненных 90-х не вылазят наружу. Если они вылазят столь наглядно, как это случилось возле дворца спортивных игр "Спартак", это очень сильно обесценивает всю риторику нынешнего царствования. "И где же тут окончательный расчет с проклятым прошлым, каковым расчетом нам все уши прожужжали, оправдывая им любые глупости и низости нашего времени?". Неумение льстецов сохранить и в подлости осанку благородства делает крайне уязвимыми не столько льстецов - они при любом режиме процветут, - сколько объект, избранный ими для неумеренного восхваления.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2021.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.