GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Русские идут
Автор: Дмитрий Нерсесов
Дата: 26.07.2006
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/782916/
Русские идут

Для чего Россия возвращается в Закавказье?

Похоже, что «Большая игра» на поле «Большого Кавказа» (куда входят Северокавказский регион, Закавказье, Иран и Турция) приближается к решающей стадии. Эскалация в Южной Осетии, отставка грузинского министра по урегулированию конфликтов Хаиндравы, срыв визита президента Саакашвили в Москву, отсутствие на неформальном саммите СНГ его армянского коллеги Кочаряна и подчеркнуто довольная улыбка азербайджанского лидера Алиева, - все это на фоне запуска нефтепровода Баку-Джейхан, маневров вокруг Ирана, новых инициатив по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе и развертывания очередной войны на Ближнем Востоке заставляет предположить, что карты розданы, игроки уяснили себе стратегию друг друга и начинается розыгрыш партии.

Основные игроки – это Россия и США. Непосредственные участники – Иран, страны Закавказья, Европа, Казахстан.

Игра эта стратегическая и не предполагает «нулевой суммы», то есть одного-единственного победителя в итоге. (Отметим в скобках, что такое положение вещей – огромная победа России. Вступая в игру, сегодня она не ставит на кон сам факт своего присутствия и влияния на развитие событий в зоне «Большого Кавказа», хотя еще совсем недавно речь, казалось, могла идти только об этом.) Выигрыш будет определяться, так сказать, «по очкам». Иначе говоря, результат начатой партии уже в общих чертах известен и согласован основными игроками. Сама игра идет за детали, за то, чтобы к следующей раздаче карт завоевать относительное преимущество, обеспечить себе более благоприятные условия по сравнению с соперником.

Каков же ожидаемый (или запрограммированный) итог игры? Думается, это в основе своей возврат к ситуации, существовавшей до распада СССР, но с существенными оговорками. США готовы признать, что Закавказье является зоной жизненных интересов РФ и, соответственно, отказаться от размещения там своих или натовских сил. Вместе с тем Россия не получит согласия на исключительное влияние в регионе и должна будет смириться с политическим и экономическим присутствием США и их союзников. Как раз мера этого влияния и будет, скорее всего, определяться в ходе партии.

В обмен на возвращение в Закавказье России, по-видимому, придется согласиться на прямой диалог Ирана с США и достаточно быстрое превращение Тегерана в одного из ключевых региональных союзников Вашингтона. Не этого ли добивается Ахмадинеджад, и не на это ли соглашается Буш? Ведь если в Тегеране вместо аятолл у руля окажутся националисты, никаких противопоказаний к дружбе с Америкой не останется.

Вы только представьте себе, какие перспективы открываются перед Америкой в случае, если Иран поможет ей в Ираке! А ведь такой опыт уже есть: шииты составляют одну из основ проамериканского режима в Багдаде. Шииты ненавидят суннитские режимы на аравийском полуострове, которые финансировали палестинских боевиков ФАТХ, а затем и террористические сети «Аль-Каиды». А значит, хорошо организованные прошиитские (проиранские) силы типа ХАМАС в Газе, Амаль и Хезболлах в Ливане вполне могут заменить собой просаудовские и проегипетские группировки, в течение десятилетий терроризировавшие Израиль и подрывавшие американскую политику на Ближнем Востоке. Сегодня они бузят, это так, но не является ли это войной шиитов и их ставленников против обанкротившихся суннитских сил, за окончательное вытеснение конкурентов. Что будет, если завтра Израиль окажется перед лицом одного-единственного врага, управляемого и оплачиваемого из одного города, не обремененного наследием десятилетий самого запутанного в мире конфликта? Не станет ли этот единственный враг естественным партнером, с которым можно вести конкретный торг? (Похоже, что примерно так видят проблему, например, европейцы: предложил же итальянец воспользоваться иранским посредничеством в нынешнем конфликте в Ливане.)

Кроме того, ирано-американский союз, равно как и ирано-израильский, были реальностью вплоть до исламской революции в конце 70-х годов прошлого века. К сожалению, сегодня мало кто вспоминает, что именно совместно с Израилем шахский Иран начал осуществление ракетно-ядерной программы… Так что вероятное будущее уже было.

Но Россия не может рассчитывать на полное восстановление ситуации 40-30-летней давности: дело в том, что при шахе существовал договор, по которому советские войска могли оккупировать половину Ирана (вплоть до столицы) в случае угрозы с его стороны. Аятоллы этот договор разорвали, и сегодня Россия никаких силовых возможностей воздействия на Иран не имеет.

В принципе, вариант нового союза Америки и Ирана (теперь ядерного!) может показаться наихудшим для России. И во многом это так: получить на южных границах потенциального противника, обладающего ракетно-ядерным оружием – вещь крайне неприятная. Но, во-первых, заключение такого союза можно попытаться затянуть, а сам союз выхолостить, обставив кучей условий. Например, совместно с Европой потребовать международных гарантий ядерного не-вооружения Ирана (то есть, в определенном смысле, взять на себя ту роль, что играет последние годы Америка). Но главным козырем, скорее всего, станет развертывание «ядерного щита» на южном направлении.

Собственно, такой размен – Иран на Закавказье – и составляет основу будущей региональной структуры. Причем, как видно даже на первый взгляд, позиции России будут намного (но не критически) менее выгодными, чем те, что занимал СССР. Но ведь остаются детали – те самые, по которым и предстоят «серьезные игры», и здесь Россия может отыграть кое-что.

Начнем рассмотрение с Грузии. Там, похоже, все развивается в той логике, которая не раз была описана: попытки картлийской группы во главе с Саакашвили и при поддержке гурийцев (которым отдана Аджария) объединить Грузию натолкнулись на непримиримые противоречия. Отставка Хаиндравы может быть понята как окончательный разрыв с мегрелами, а значит, и как потеря перспектив в урегулировании абхазской проблемы. Попытки спровоцировать войну в Южной Осетии, в том числе, покушения на членов югоосетинской элиты, задирание Москвы - ни к чему не привели (пока, во всяком случае). Если Кремлю и дальше достанет выдержки не ввязываться в вооруженный конфликт, Саакашвили останется без реальной поддержки со стороны США и Запада в целом. В условиях, когда против Тбилиси выступили даже сваны (Кодорское ущелье), картлийско-гурийскому блоку остается либо отступить и пойти на поклон к Путину, либо идти ва-банк, объявив военное положение и отменив гражданские права. Первый вариант относительно маловероятен – и не потому, что в этом случае Саакашвили будет выглядеть хуже, чем мадам Тимошенко, но потому, что у тбилисского режима хотя бы теоретически сохраняется поле для маневра.

Речь может идти о союзе Тбилиси с армянами или азербайджанцами. Причем если совсем недавно казалось, что наиболее естественным будет союз с азербайджанцами (ведь из Баку идет труба на Джейхан), то на сегодняшний день более вероятным представляется вариант с армянами. Все потому, что Армения считает себя (и, видимо, не без основания) обманутой и обиженной Кремлем. Яркая иллюстрация тому – отсутствие г-на Кочаряна в Москве на неформальном саммите СНГ.

Что же так обидело Ереван? Представляется, что причина обиды – перспектива решения карабахской проблемы, нарисованная посредниками (РФ, США, Франция). Все сводится к тому, что армяне должны будут оставить «пояс безопасности» вокруг Карабаха в обмен на референдум по его статусу, который пройдет неизвестно когда и неизвестно на каких условиях. Армяне опасаются, что время до референдума (а речь идет о 10-15 годах) будет использовано на то, чтобы вернуть в Карабах десятки тысяч азербайджанцев, что, безусловно, повлияет на его результаты. Но беда даже не в этом, а в том, что свой план посредники предъявили в ультимативной форме: стороны конфликта должны принять его до конца 2006 года. Иначе посредники умывают руки. По этой причине догадка, что дипломатический демарш Кочаряна вызван скорее нежеланием видеть Алиева, чем портить отношения с Путиным, скорее верна, чем нет.

Не исключено, что Кремль никак не прокомментировал для Еревана идею посредников. А последнее официальное заявление российского руководства по Карабаху было озвучено министром обороны Ивановым: находясь в Баку, тот сказал, что Москва готова направить своих миротворцев в Карабах, если будет принято соответствующее решение в рамках урегулирования конфликта. Кочарян понял, что ничего нового для себя не услышит – и не поехал на саммит в Москву, оказавшись в одной компании с Саакашвили.

В создающихся условиях, перед лицом ультиматума, когда время работает против интересов Армении (ведь Азербайджан становится день ото дня сильнее), Еревану позарез нужны союзники. США, вроде бы, связаны позицией посредников (но, кстати, могут ее и пересмотреть, если посредническая миссия трех стран будет прекращена в конце года). То же касается и Европы (хотя на нее в любом случае надежд мало). Иран, традиционно, вроде бы, проармянский, занят более насущными делами. А вот грузинский режим сам нуждается в поддержке и Еревана и собственных, джавакхских армян.

И такая помощь вполне может быть оказана. Так что сейчас можно ожидать активизации помощи Джавакху со стороны Тбилиси, а также назначения армян на те или иные руководящие должности в столице. Хотя, честно говоря, не верится, что союз с армянами может всерьез укрепить Саакашвили: ему вряд ли забудут антиармянскую риторику начального периода его президентства.

Однако Россия имеет основания не воспринимать обиду Армении как провал своей политики и не сокрушаться по этому поводу. Дело в том, что, как и в Грузии, российские компании активно скупают крупные, стратегические предприятия, прежде всего, в области энергетики. Иными словами, готовится почва для новой формы полномасштабного российского присутствия в регионе – на уровне экономики. Так реализуется весомое преимущество Москвы перед Западом, который боится политической нестабильности и близости очагов конфликтов.

Таким образом, когда (и если) однажды проблемы Карабаха, Осетии, Абхазии будут решены, экономическое пространство Закавказья окажется уже занятым российским капиталом. При этом особо следует подчеркнуть, что в этом случае Россия получит возможность разблокировать транспортные магистрали и наладить бесперебойное снабжение Грузии и Армении. Нужно ли говорить, насколько это оживит полузадушенную экономику региона. Хотя, безусловно, Запад «застолбил» за собой весьма жирный кусок – нефтепровод Баку-Джейхан. Но даже если верны сегодняшние разговоры о том, что эта труба работает против интересов России (вернее, не работает напрямую на ее интересы), это совсем не означает, что так будет всегда. Ведь начинается труба в Баку, а эффективность ее зависит от ближайшего российского союзника – Казахстана.

Значит, России нужно, во-первых, открыть для Казахстана Закавказье, втянуть его в региональные игры на своей стороне, а во-вторых, сделать своим союзником Азербайджан. Первое уже делается: казахстанцы активно инвестируют в экономику Грузии: в портовую и нефтетранспортную инфраструктуру, в гостиничный бизнес. Объемы вложений (сотни миллионов долларов) таковы, что Тбилиси скоро уже не сможет не считаться со мнением Астаны по тем или иным вопросам. Кроме того, Казахстан умело держит проект Баку-Джейхан в подвешенном состоянии: он до сих пор не дал гарантий прокачки своей нефти в объемах, необходимых для рентабельности трубы.

Что же касается Азербайджана, то это, как представляется, – самое главное в партии, разыгрываемой Москвой. Баку – наиважнейший, самый ценный союзник в регионе. Даже если бы не было столь масштабных нефтяных проектов, ключи от Закавказья все равно в руках у Алиева. Это, кстати, поняли в свое время большевики и добились контроля над регионом только после того, как завоевали симпатии азербайджанцев, пойдя им на уступки, в частности, в территориальных вопросах.

Вспомним, что президент Алиев на последней встрече ГУАМ (там, где блистали Ющенко и Саакашвили) заявил, что эту организацию объединяет наличие территориальных конфликтов. И тут же последовал прозрачный намек: тот, кто поможет реально решить проблему Карабаха (то есть, вернуть Карабах Азербайджану), станет главным другом Баку. Не удивительно, что после этих слов посредники единодушно представили свои ультимативные предложения: никто не хотел отстать от коллег в поисках дружбы Алиева.

А теперь вспомните, какое довольное лицо было у Алиева, когда он на саммите СНГ на прошлой неделе стоял перед фотографами первым справа (по алфавиту), а рядом с ним не было Кочаряна! Не исключено, что ему действительно есть, чему радоваться.

При этом не следует забывать, что союз с Баку гарантирует России выгодные позиции не только в Закавказье, но и на Каспии, а также в деле сдерживания Ирана. И, что самое интересное, - на данном этапе не слишком важно, будет ли Америка присутствовать в Азербайджане (чего так боятся многие): в любом случае, присутствие это неизбежно будет весьма ограниченным и недолговечным (при условии, что оно не распространится на Грузию и Армению), но на первых порах, покуда Россия не развернет силы, достаточные для самостоятельного сдерживания Тегерана, Вашингтон мог бы и поассистировать Москве, заодно разделив с нею часть ответственности за стабильность вокруг Карабаха.

Итак, сегодня уже можно видеть, как закрутились колеса гигантского механизма, который через несколько лет должен переформатировать огромный регион за Кавказским хребтом. Россия возвращается в Закавказье, и теперь для нее главное – оказаться на высоте своей новой-старой роли, четко осознать цели и задачи, встающие перед нею. А это – ни много ни мало, те же задачи, которые в настоящий момент безуспешно стремятся решить грузины, армяне и азербайджанцы: установление стабильного баланса сил и интересов регионе. Будем надеяться, что Россия окажется достойной этой ответственности.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.