GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Туристический аргумент
Автор: Максим Соколов
Дата: 06.04.2006
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/781640/
Туристический аргумент

Что может заметить во Франции гордый взор иноплеменный

Искусство хвалить заключается не в том, чтобы обращать внимание аудитории на очевидные достоинства - их и так всякий заметит, - но в том, чтобы объявить достоинством то, что доселе считалось скорее недостатком. Применительно к нынешней Франции был сделан опыт именно такой изящной похвалы. Нам сообщили, что "это страна высокоразвитой культуры массовых манифестаций", причем развитость этой французской культуры столь высока, что "70 миллионов туристов, которые ежегодно посещают эту страну, кризиса могут и не заметить". В чем есть "огромное счастье и безусловное достижение местной демократии".

Тезис о том, сколь деликатна социальная борьба во Франции - до такой степени, что человек, специально борьбой не интересующийся, ничего и не заметит, является центральным и повторяется неоднократно - "Прав мой приятель, написавший на днях для одной из московских газет, что его жена и ребенок побывали в Париже, но новости о происходящем здесь узнавали из Москвы или по CNN". Тут, правда, от увлечения получается некоторый перебор: можно понять таким образом, что французские телеканалы деликатно (вар.: тоталитарно) замалчивают социальную борьбу и картинку происходящего во Франции можно увидеть только по CNN. Что несправедливо по отношению к французской свободе слова. ТF1, TF2 и TF3 в новостных выпусках показывают примерно ту же картинку, что и CNN, а если жена приятеля избрала столь косвенный способ получения новостей, то французский телеящик в том не виноват.

Однако, даже если не обращать внимания на мелкие огрехи, сам тезис о том, что турист, нелюбопытный к современности, ничего не узнает, в одном отношении принципиально неверен. Действительно, на Сите и соседнем острове Сен-Луи царят тишь и гладь и Божья благодать. На набережных Сены тоже. Проблема, однако, в том, что гость французской столицы ничего не узнает о борьбе только в том случае, если он из своих родных мест будет телепортирован прямо к башням Нотр Дам, а затем сходным образом будет телепортирован взад. Если он прибегнет к более традиционным способам прибытия и убытия (самолет, поезд, автомобиль), он столкнется с теми трудностями, что электрички из аэропорта и - что еще сильнее щекотит - в аэропорт ходят весьма нерегулярно, причем администрация железной дороги в своих объявлениях прямо связывает это с lutte sociale.  Автор этих строк понадеялся на русское "авось" и ехал в скоростном метро от St.-Michel до Gare du Nord (два перегона в московском метро) 35 минут, после чего занимался перекомпостированием билета на Брюссель. С этим делом большой крови не было и даже совсем никакой, но вообще-то назначением столь скорой электрички был аэропорт Шарль де Голль. Едущие с чемоданами до этого конечного пункта были, возможно, более нервозны.

Сказанное выше относится не только к приезду/отъезду, но также и к пребыванию. Если турист не захочет ограничивать свое пребывание в столице Сите и Елисейскими полями, но пожелает побольше узнать Францию (или хотя бы предместья Парижа), он столкнется с не самой регулярной работой железной дороги, а если совсем не повезет - то и blocage автомобильных и железных дорог, каковые блокады то там, то сям происходят. Тогда и без всякого обращения к Москве и CNN он volens-nolens много узнает о социальной борьбе.

Но даже ограничив свое пребывание в capitale du monde островами Сите и Сен-Луи и прилегающими кусочками Латинского квартала (не теми, где борются - упаси Боже! -- а там где жрут), приезжий, если ему до этого доводилось бывать в Париже, не может не обратить внимания на два обстоятельства. Во-первых, и у достопримечательностей, и в едальных местах до крайности малолюдно. Там где гости со всего мира en masse предавались чревоугодию, там сегодня сидит полтора человека, где стол был яств, там гроб стоит. Равно, как и не наблюдается бодро марширующих туристических толп, от которых в иные времена спасу не было. Во-вторых, прогулки меж Сите и Сен-Луи дают замечательный слуховой эффект. Прежде в тех местах царило вавилонское смешение языков, а живой француз был в толпе скорее редкостью. Сегодня в столь интернациональном месте все поменялось с точностью до наоборот. Есть немногие англичане - характерный народ, есть вездесущие японцы - "Это были самураи!", но, собственно, и все. В остальном исключительно туземцы и исключительно туземная речь. Что на самом деле даже и приятно - туземцы очень мирные и славные, - но вот насчет неизменных 70 миллионов туристов - при нынешнем состоянии топталищ и едалищ - верится с большим трудом.

Бесспорно, всегда есть то возражение, что не заметит гордый взор иноплеменный, что сквозит и тайно светит в красоте твоей смиренной. Тем более не заметит, что тайно светит в безусловных достижениях местной демократии. Довод не лишенный резона, но по крайней мере в одном отношении гордый взор иноплеменный обладает преимуществом. Родители и близкие люди не видят, как растет ребенок, как меняется человек - потому что они с ним каждый день, а перемены постепенны. Редко видящийся дальний родственник куда скорее заметит, как кто-то вырос, кто-то постарел, разъелся, похудел, похорошел, постервел etc. Больше интервал между наблюдениями. В этом смысле эпизодические наблюдения над страной высочайшей политической культуры не вдохновляют. Получшений в быте что-то давно не видно. Насчет постервений - дело иное.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.