GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Военные танцы
Автор: Алексей Кончаков
Дата: 14.02.2006
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/780301/
Военные танцы

США и Иран провоцируют друг друга

США показывают, что готовы к войне. Одно воинственное заявление следует за другим, а пресса смакует утечки информации о подготовке ракетных и авиационных ударов по ядерным объектам Ирана. Иран объявляет конкурс карикатур на тему Холокоста, предупреждает, что выйдет из договора о нераспространении ядерного оружия, если ему будут мешать развивать «мирные атомные программы», но всячески подчеркивает свое миролюбие. И это очень плохой знак. Иран всерьез готовится к войне.

США уверены в победе. Структура ВПК скорректирована, армия не будет испытывать дефицита в авиабомбах и ракетах разного типа при проведении значительно более интенсивной кампании, чем иракская 2003 года, причем сколь угодно долго. Программа «иракизации» конфликта в целом проходит успешно, потери контингента США и союзников значительно уменьшились, общество привыкло жить в условиях далекой войны. В пустынных районах на севере, в центре и на юге Ирака завершается оборудование «супербаз» длительного базирования. Правильнее сказать, эти базы представляют собой огромные зоны полного контроля в радиусе не менее 30 км, что обеспечит их безопасную воздушную связь с флотом и базами в Персидском заливе и Индийском океане. Американские войска кроме Ирака размещены в Турции, в монархиях Аравийского полуострова, в Пакистане, Афганистане. Несмотря на заверения о нейтралитете Туркменистана, на бывшей советской авиабазе в Мары регулярно садятся «Геркулесы», обеспеченные собственной диспетчерской службой, а «гражданские» специалисты были замечены и на других бывших авиабазах — в Теджене и Геок-Тепе.

Создается впечатление, что американцы готовятся к «прошлой войне». Именно это дает иранскому руководству серьезную надежду на успех. Американская операция в Ираке в 1991 году побудила руководство соседнего Ирана изменить военную доктрину. Война 2003 года убедила Иран в правильности этого шага. Сегодня доктрина иранской армии имеет двойственный характер. Армия сохраняет обычную структуру на случай «традиционного» конфликта с каким-либо соседним государством. Одновременно, армия, военизированные формирования и резервисты готовы в одночасье превратиться в триста или шестьсот тысяч подразделений численностью от трех до тридцати бойцов каждое. Люди обучены, схема их вооружения отработана, ждут своего часа пакеты с конкретными целями, зонами ответственности, объектами охраны для каждой группы.

Само по себе вышесказанное не может напугать США. Логика здесь проста: то, чего нельзя добиться неделями, можно будет добиться месяцами и годами бомбардировок. Это сработало в Югославии и в Ираке. Но это не сработало во Вьетнаме. Коммунистический север страны был загнан в пещеры, но по «тропе Хо Ши Мина» (узкий, не более 100 км, участок горного Вьетнама и Лаоса в районе демаркационной линии) на юг шло оружие и подкрепление. Не менее 100-150 тысяч северовьетнамцев постоянно воевали на юге. Отличие Ирана от Вьетнама состоит в том, что ирано-иракская граница протянулась более чем на 1000 км, а к атаке на союзнические войска готовы не менее миллиона иранских коммандос, значительную часть которых составляют арабы из пограничной провинции Хузестан. Только за счет армии и новых резервистов это число может быть увеличено до трех миллионов. Линия фронта в этой войне будет вокруг каждого американского солдата.

Плохую услугу США может оказать ставка на «вооруженную иранскую оппозицию». Опыт показывает, что бывшие боевики, осев в уютной европейской стране, уже через несколько лет готовы оказывать соратникам посильную материальную помощь, но не брать снова автомат в руки. После исламской революции и серии гражданских войн в Иране прошла четверть века. Весьма поучительно сотрудничество с антисаддамовской оппозицией. Она успешно освоила сотни миллионов американских долларов, не сумев выставить в нужный момент ни одного, даже символического, подразделения.

Несомненно, что большинство авиаударов первой волны будут нанесены по пограничным провинциям Ирана, особенно южным, важным в экономическом, транспортном и военном отношении. Это Хузестан и Бушир — та самая провинция, где строится атомная электростанция, а более половины населения также составляют арабы. Это вызовет не только рост антиамериканских настроений среди арабов, но и поток беженцев - иранцев арабского происхождения - в Ирак. Инфильтрация иранских боевых групп будет значительно облегчена на всем протяжении границы, кроме северных курдских районов. Разумеется, шиитская армия Муктады ас-Садра и суннитские боевики не останутся в стороне. Очевидно, что в течение всего лишь нескольких недель союзники фактически утратят контроль над городами шиитского юга и суннитского центра и запада Ирака.

Кстати, оценивая ход и результаты операции НАТО в Косово, многие аналитики отмечали, что, будь Милошевич столь же решителен на деле, как на словах, и двинь он сербскую армию в Македонию, где концентрировались войска альянса, сербы встретили бы как минимум нейтралитет македонской армии и поддержку славянского населения.

Иранцы, конечно, не будут на первом этапе штурмовать американские базы в пустыне или прорываться через пустыню в Саудовскую Аравию и Кувейт. Если Иран предложит суннитам Ирака приемлемый для них вариант будущего страны (хотя бы близкий к конституции, продавленной США), союзники не смогут предотвратить выход иранских вооруженных сил к границам ближайшего союзника - Сирии. Это событие, при условии решительной поддержки Ирана Сирией, может вызвать в исламском мире мощный резонанс, как символ арабо-иранского и суннито-шиитского единства в борьбе против общего врага. Проникновение иранцев в Сирию неизбежно приведет к острому кризису в Ливане (движущей силой которого станет шиитская «Хезболла») и вызовет дестабилизацию в Иордании, где активизируются загнанные в подполье палестинские организации.

Перемирие на этой стадии конфликта кажется практически невозможным. Программа-минимум Ирана и Сирии - уничтожение Израиля. Это ни при каких условиях не приемлемо для США и Европы. Поскольку здесь боевые действия будут вестись более интенсивно, чем в четырех предыдущих арабо-израильских войнах, но в рамках привычных, позиционных стратегий с надежным тылом, нет причин сомневаться в локальной победе Израиля, США и их союзников над Ираном, Сирией и их союзниками. Только изначальное понимание такой перспективы, а также идеологическая несовместимость теократического Ирана, светской Сирии и аравийских монархий могут локализовать театр военных действий в границах Ирана, Ирака и Афганистана.

Давняя вражда Ирана и талибов может помешать последним вернуться к власти в Афганистане, но при непременном и существенном перераспределении власти в пользу ираноязычных таджиков и хазарейцев-шиитов, разумеется, при отказе от любого сотрудничества с Западом. В тяжелейшем положении окажутся режимы в Пакистане, аравийских монархиях, Египте. Антизападные настроения Ливии, Йемена, Судана в комментариях не нуждается. Мощную подпитку получит исламская оппозиция в условно светской Турции. Шансы центральноазиатских государств избежать вовлечения в конфликт зависят от степени их военно-политического сближения с достаточно сильной и достаточно нейтральной Россией. Хорошие шансы обеспечить нейтралитет собственными силами имеют государства Южного Кавказа.

В любом случае конфликт может оказаться затяжным и кровопролитным, имеющим многие признаки мировой войны (в частности, впервые после Второй мировой войны произойдет столкновение двух коалиций).

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.