GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Последний жрец
Автор: Николай Суханов
Дата: 28.12.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/780010/
Последний жрец

Об отставке советника Илларионова

Этот комментарий, посвященный отставке советника президента, затрагивает глобальные аспекты экономической политики России. В ближайшее время мы представим другую точку зрения на этот счет. - GlobalRus. 

Либеральный экономист Андрей Илларионов подал сегодня в отставку с поста советника президента РФ по экономическим вопросам. Он заявил, что «больше не может свободно выражать свое мнение», а в России за шесть лет президентства Владимира Путина «произошла смена политического режима». «Одно дело - работать в частично свободной стране, какой Россия была шесть лет назад, другое дело - когда страна перестала быть политически свободной», - сообщил он. У Илларионова «есть немало причин для такого решения» и три наиболее важных, по его словам – это  «изменение экономической политики и экономической модели, изменение политического режима и появление корпоративистской модели государства». Касаясь изменений экономической политики, Илларионов заявил, что «шесть лет назад, приходя на эту должность, посвящал свою работу созданию условий для увеличения экономических свобод в России». Но в последний год ему стало ясно, что вехи сменились и «возможность воздействия на экономическую политику оказалась ликвидирована».

«Произошло изменение политического режима... Я на работу в такое государство не поступал, контракт с ним не заключал и присягу ему не давал», - в своем обычном, весьма специфическом стиле сетовал бывший советник президента. Что же до будущего, то Андрей Илларионов не видит «в краткосрочной перспективе возможностей для своего возвращения на госслужбу». Он также заявил журналистам, что не собирается заниматься политической деятельностью и планирует продолжить работу в России. Собственно же отставка его назревала давно – ведь все последние месяцы советник только и делал, что ругал власть. Так, в конце ноября Илларионов раскритиковал правительство России, которое провалило декларированную президентом задачу по удвоению ВВП, и вместо экономического роста самым возмутительным образом сконцентрировалось на национальных проектах. Теперь для Кремля «главная цель - не экономический рост и создание более благоприятных условий для бизнеса, а реализация национальных проектов, которые сводятся к распределению и потреблению», - возмущался тогда советник президента.

Господин Илларионов – по-своему уникальная фигура. Читая отчеты о его выступлениях, временами невозможно не ахнуть – неужели такие вещи способен публично говорить чиновник, рационалистически настроенный бюрократ, вообще взрослый и психический адекватный человек? Он ведь совершенно серьезно утверждает, что «национальные проекты», то есть даже самая минимальная, в масштабах «капли в море», медицинская или жилищная помощь людям – дело совершенно ненужное, в то время как хорошо бы вообще прекратить эти глупые социальные программы и заняться исключительно «созданием благоприятных условий для бизнеса» и, главное, выплатой внешнего долга. Со стороны обычного политика такие речи – безумие, самоубийство, ведь логика Илларионова, если воспринимать ее буквально, вполне людоедская. Но только советник Илларионов – вовсе не политик. Он – жрец. Последний оставшийся в незапятнанных белых одеждах служитель культа бога Мизеса, бога Хайека и богини Айн Рэнд.

Из числа романтически настроенных экономических либералов, сидевших на семинарах 1980-х, большая часть хоть немного, да изменила символу юношеской веры. Кто-то, как Чубайс, сделался государственным олигархом, кто-то, как Глазьев, перешел в социализм, а кто-то, как Кудрин и Греф, остался при своей вере, в меру сил и способностей работая в правительстве, благо либеральной - в самом общем виде - линии никто пока не отменял. И только Андрей Илларионов так и остался настоящим рыночным фундаменталистом, несгибаемым борцом за дело полного избавления экономики от государства, бюджетных расходов, социальной сферы, экологии, культуры и неэффективной части обывателей как таковых. Фанатиком своей, идущей от мрака позднесоветского Госплана, веры в бестелесные ангелические сущности МВФ и ВТО. О существовании какой-то там, вполне презренной реальной жизни, в которой людям все-таки требуются врачи, учителя, хлеб, ЖКХ, промышленность, Илларионов так ни разу и не вспомнил, уйдя со своего поста несдавшимся, не пойдя на компромиссы с тухлой действительностью, в которой праведные рыночники на каждом шагу падают, по-хармсовски споткнувшись об социалку. Знаете, на кого смахивает этот не слишком адекватный, но зато столь романтически цельный советник президента? На идеологов военного коммунизма, впадавших в депрессию, а то и кончавших с собой при наступлении НЭПа – разве что у Илларионова экономический максимализм обращен в строго противоположную крайность по отношению к русскому 1918 году.      

Что же до сущности воззрений и деклараций ушедшего советника, то они не выдерживают никакой критики – это исступленно-сектантская пропаганда, переходящая в шутовство, а никакая не «политэкономия». Дело даже не в том, что ни в одной цивилизованной стране разнузданное либертарианство не способно зайти дальше определенного, весьма скромного предела – просто потому что ему препятствуют огромные слои общества, для которых оно не то что невыгодно, а смертельно опасно. Сельское хозяйство и промышленность, университеты и пенсионная система, родители и их дети, государственные служащие – никто и никогда не позволит жрецам кровожадной богини Айн Рэнд обречь себя на голодную и холодную смерть, всем нужны протекционизм, социальные программы и минимальная защита от корпораций. Кроме того, даже сам бизнес стремится опровергнуть либертарные догматы. Нуждаясь в расширении и защите рынков, борясь с конкурентами и тяготея к монополиям, бизнес постоянно стремится если и не полностью опереться на государство, как то часто происходит в странах «третьего мира», то хотя бы иметь в своем распоряжении бюрократическую и лоббистскую систему - а вовсе не парить в абстрактном мире абсолютной свободы и абсолютной же конкуренции. Но это все – только «иностранные» аргументы против либертарного учения господина советника.

Настоящий же крах илларионовщина, а равно и вообще радикальное экономическое либертарианство терпит в России в силу причины, связанной с местной спецификой. Дело в том, что агитировать «за экономическую свободу» в сырьевой стране – это то же самое, что прыгать купаться в пустой бассейн (помните анекдот о сумасшедшем доме?). Логика и риторика в духе «идите и сами заработайте, и нечего просить» возможна в стране, где в наличии имеются сильная национальная буржуазия, экономика, работающая на внутренний рынок, на «реальное производство» и «реальное потребление», где мелкий и средний торговец, а также подлинный, фабрично-заводской капиталист являются основой хозяйственной системы. Именно в этой ситуации вечные споры левых и правых начинают приобретать смысл, а вопрос о налогах и социальной сфере становится весьма неоднозначным для неангажированного наблюдателя. Но в России ничего этого нет и близко. О каком вообще либертарианстве может идти речь в стране, где буквально все «заточено» под нефтегазовый экспорт, а все прочие, промышленные или научные возможности национального развития, старательно ликвидируются? Говорящий при этом о рыночных вольностях Илларионов реально пытается способствовать только одной-единственной свободе – перехвата нефтегазового пирога из рук государственной бюрократии обратно, к олигархам, с которыми, собственно, и связан советник.

Так что Илларионов, последний столп-теоретик внегосударственной олигархии в борьбе с олигархией бюрократической, уходит закономерно. Уходит, как герой голливудского пеплума, последний жрец, который хрипит, проклинает и умирает, но не отдает по своей воле христианам разрушенное капище.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2024.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.