GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: У Путина появился Савельич
Автор: Юрий Богомолов
Дата: 16.12.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/779879/
У Путина появился Савельич

Явный советник-2

Неделю назад мне довелось обратить внимание читателей ГлобалРуса на идущий в отечественном эфире очень ответственный кастинг, в ходе которого на  роль «явного советника» Президента пробовались телеаналитики Алексей Пушков и Глеб Павловский. И вот, новый претендент – Олег Максимович Попцов, выступивший на подведомственном ему канале ТВЦ с трехчастной программой «Ваше Высокоодиночество».

Адресована она одному зрителю – Его Высокоодиночеству Владимиру Владимировичу Путину.

Олег Попцов не просто журналист и не только чиновник; он – писатель. Потому будем судить его, как завещал Пушкин, по тем законам, которые он сам над собой установил.

Художник Попцов создал документально-эссеистическое произведение. Его место действия – Россия, время действия – сейчас.

Вопросы – как водится, глобальные: кто виноват и что делать? И советы им под стать: как управлять страной, демократией, свободой слова, армией, образованием, бизнесом, элитами и т.д. и т.п.

И такие же ответы. Виноваты лже-демократы, министры-миллионеры Греф, Кудрин, Зурабов – а кто же еще? И что делать - понятно: нужна общенациональная идея, надобно поднять зарплаты учителям, врачам, победить коррупцию, вложиться в науку, познать самое себя и совершить Прорыв. Обязательно с большой буквы.

Но это, как принято выражаться, «публицистический контент». Но в истинно художническом сочинении содержательна и сама форма.

Олег Попцов на экране не просто автор, но образ Автора, который сидит в условном купе поезда. На заднике нарисована большая рамка вагонного окна. Перед условным окном низкий столик и два безусловных кожаных кресла. Одно – для образа Автора, другое, что пустует, - для образа Путина. Президент отсутствует в студийном поезде; он отстал от него.

Догонит ли? – вот в чем интрига.

Вокруг студийного купе, чтобы было всем все понятно, проложена одноколейная железная дорога на светящихся шпалах. Как бы по ним и едет Попцов, обращаясь непосредственно к Его Высокоодиночеству от имени всей России, которая тоже представлена на экране.

Уже не в условном, а в настоящем поезде, пересекающем страну с Севера на Юг, от Санкт-Петербурга до Адлера, едет режиссер картины Игорь Шадхан и задает попутчикам трудные и опять же сущностные вопросы: тяжело ли им, учителям, проводникам, машинистам, товароведам живется, уверены ли они в будущем и что думают о президенте? Это такое многоголосое, полифоническое эхо всего того, что наболело у Автора.

Стало быть, за лирическим героем Попцова трудовая Россия, а за его врагами - чиновничья рать, и мы, зрители, сейчас станем свидетелями бескомпромиссного поединка между народом и властью.  

Автор начинает дуэль с Президентом с объяснения ему в симпатиях. В Путине ему нравятся и лицо, и одежда, и походка, спортивная выправка. На экране возникают хроникальные кадры,  где Владимир Владимирович встречается со своими министрами. «Я вижу, - рассказывает Автор Президенту, - как вы сидите, как вы двигаетесь, как вы внимательно вглядываетесь. Вот, откидываетесь на спинку – это жест отстранения…».

Автор снисходителен к первому лицу. И суров к нему: «А вы не знаете, Владимир Владимирович, сколько стоит место депутата? А сколько стоит место замминистра – не знаете?».

Распаляясь, Олег Максимович не упускает при этом случая, чтобы вставить выражения: «вы совершенно правы, когда говорите…», «я с вами абсолютно согласен», «если я не прав, вы меня поправите…», «правильно, что отодвинули Березовского», «вы сказали хорошие слова…». И т.д.

Довольно быстро становится понятно, что Автор здесь не прокурор. Он, скорее, Савельич при Гриневе Володе. Он ведь ворчит и гневается, любя барина, желая ему добра и счастья.

Барин, понимая это, сидит у себя в кремлевском кабинете и почти виновато сносит устроенную ему дядькой выволочку. (Это режиссер отобрал из официальной хроники те планы, где президент выслушивает отчеты министров; в конце трилогии Олег Максимович попросит прощения у В.В., что одолжил таким способом президентское внимание себе).      

С чем можно сравнить этот диалог Художника с Властью? С перепиской Вольтера с Екатериной? С разговором Уэльса с Лениным? С беседой Сталина с Фейхтвангером?

Сравнить можно и с тем, и с другим, и с третьим, и, наконец, с четвертым – с недавней встречей Попцова с Высокоодиночеством Лукашенко, о которой была сложена своя песня. Называлась она «Я был в другой стране…». Ее показали на ТВЦ где-то в начале лета.

Там был явлен идеал Хозяина страны – г-н Лукашенко.

Г-н Путин, по мысли, по чувству писателя Попцова, не дотягивает до идеала.

И все же…

У путешествия, которое Попцов с Шадхеном начали еще весной этого года, есть хэппи энд: президент, обнародовав указы о важнейших национальных проектах и несколько подновив правительство, сделал шаги, которые находятся в русле его, Автора, оценок и советов. 

Стало быть, Его Высокоодиночество догнало поезд, на котором уехал далеко вперед Олег Максимович Попцов. Теперь они вместе. Теперь они не так разобщены.

А мы уж беспокоились.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.