GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Либерданы и Касьянов
Автор: Дмитрий Ольшанский
Дата: 13.12.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/779845/
Либерданы и Касьянов

Демократическая оппозиция в России все никак не уймется

«Он считал, что к пятидесяти годам будет губернским предводителем, не зная того, что в восемнадцатом году его выгонят из собственного дома, и он, привыкший к удобному и сытому безделью, покинет потухший Старгород, чтобы в товарно-пассажирском поезде бежать куда глаза глядят».

Ильф и Петров.

С либеральной оппозицией в России происходит вот какая штука: всякий раз, когда кажется, что поражение ее сделалось абсолютным и дальше падать уже некуда, неумолимо выясняется – ан нет ведь, можно оконфузиться еще сильнее, найти себе канаву на метр поглубже, да и ухнуть туда с оглушительным позорным треском. К 2006 году так называемые «демократы» проиграли больше, чем русская футбольная команда, надоели сильнее, чем весь «Аншлаг», опротивели даже своему, интеллигентному обывателю так, как не смогла бы никакая группа «Хрустящие» с радиостанции «Позитив-ФМ», крути ее там хоть целыми сутками – но они все равно невозмутимо продолжают высказывать мнения, делать заявления, проводить консультации и конфликтовать по вопросу о партийном единстве так, словно бы ничто вокруг них не поменялось и 1991 год по-прежнему огненными цифрами начертан на коммунистической стене. И пусть то самое «Мене-текел-фарес» давно уж обратилось в граффити на стене РАО «ЕЭС» – слепой все одно не увидит, либеральный же консультант просто закроет руками глаза. Можно предположить, и вряд ли придется в том ошибиться, что Явлинский и Немцов, Хакамада и Шендерович, Каспаров и Гозман так и пребудут с нами до скончания века, выясняя между собой, кто же из них надежней всех стоит за свободу и демократию – разве только не найдется по их душу какой-нибудь революционный матрос, которому достанет прямоты гаркнуть в ухо надоевшим жуликам: «электорат устал! пошли вон, дураки!».  

Но сами эти невменяемые, обанкротившиеся личности – не стоят подробного обсуждения. Часы явлинизма-гозманизма свое отбили, и их собственное положение зависит теперь только от того, станут ли те или иные власти украдкой присчитывать им чужие голоса – так, два года назад в случае с Госдумой этого не случилось, и пламенные демократы трагически пролетели мимо кассы, в этом же декабре на выборах в Думу московскую чаемое случилось, и парочка объединенных мэрией радетелей за свободу слова снова отправилась пастись на столичный лужок. Во всех же прочих случаях, когда речь идет о политических буднях, привычное либеральное столоверчение («Миленький дух! Скажи нам, пожалуйста, почему КГБ так наступает на наши свободы, и станет ли Ирина Хакамада президентом России?») вызывает только чудовищную, скулы сводящую тоску. И потому хоть минимальный интерес оппозиционеры наши вызывают в тех редких случаях, когда своими маленькими, прозрачными почти что лапками им удается уцепиться за огрызки реальности, цепко ухватить толику подлинных эмоций и фрагментов непридуманной ими, фальшивыми шутами, всамделишней русской жизни, за пределами которой они безвозвратно пребывают. И, конечно же, пытаясь удержать при себе эту реальность, хоть как-то связать ее с собой, они насмерть загаживают все, к чему прикасаются. Так было в страшной истории с Бесланом, когда горе тамошних матерей стало предметом для политтехнологического ликования путиноборцев, так было с самого начала наступления на Россию новейшего национализма, когда ответом нациствующим варварам стал визг кавалерственных либеральных дам, не скрывающих, что русские для них – не чета воображаемому светочу-«Ходорковскому», не народ, а сплошная генетическая неудача. Так получилось и сейчас, когда шуты получили в полное свое распоряжение единственного в своем роде «кандидата», на спине которого они могли бы въехать в полное счастье – Касьянова, политическим самоубийством которого они ныне с предсказуемым гвалтом и наслаждаются.

Внимательно наблюдающие за американскими выборами знают: чтобы в большой, населенной зачастую не слишком уж сложносочиненными гражданами стране прогрессивный политик мог выиграть выборы, в образе его непременно должны быть консервативные, «близкие народу» черты. Так было в Америке с победителями Картером и Клинтоном, но так не было с Гором и Керри – и оттого совсем другой, человекообразный политический деятель два раза стал вместо них президентом США. Нечто подобное мы видим и в России. Цареподобный ли Ельцин, немецкий ли управляющий Путин, но успешный либерал здесь - это всегда понятный массам на подсознательном уровне, укорененный в русской литературе типаж. Нечего и говорить о том, на каком приближении к нашей классической словесности и коренным национальным типам власти находятся нынешние борцы с режимом. Русский народ, обладай он той самой полной «свободой и демократией», о которой они талдычат, не допустил бы их даже до статуса лагерной хлеборезки, не говоря уж о должности штатного крикуна в телеэфире, и тем более – даже самого завалящего чиновника. И вот им так феноменально свезло: вышел в отставку и подался в оппозицию МихМих Касьянов, единственный из всех бывших и будущих борцов, кто мог хотя бы физиогномически сойти за вызывающего народное доверие политика. Но деятельность его в новой роли немедленно свелась к шендерованию и хакамадству столь неумеренному и неуместному, что и не веришь: неужто сам себе человек так рьяно жизнь портит? Или все-таки новые друзья подмогли?         

Кто такой Касьянов сам по себе, в качестве «живого амплуа»? Воплощенный русский барин, лощеный «хозяин», статный, видный, изрядный мужчина. Этакий Никита Михалков новой формации. Не то чтобы самый привлекательный образ, отнюдь – но, по крайней мере, несомненно воспринимаемый богоносцем в качестве явного себе Начальства. Розги, сени, дворня, архалук, единство патриотического электората в сапогах и вовсе без оных – вот какой должна бы быть предвыборная программа г-на Касьянова! Михаил Михайлович должен был надувать щеки, выступать за все хорошее против всего плохого, грозить кавказским и американским супостатам арапником, и, пусть и не закусывая водку стаканом, все же «любить Родину» самым старорежимным и густопсовым образом. Путин на фоне такого вальяжно-начальственного превосходительства мог бы оказаться банальным образом мелок, незначителен, скучен – а в отечестве нашем размашистых любят. Никакая хинштейнова «дача» в этом случае не помешала бы – достаточно было бы просто высокомерно усмехнуться, достаточно, мол, у меня дач-то этих, на то я и будущий хозяин земли русской, чтобы с имуществом не мелочиться, нате вот вам ее обратно, подавитесь. Либералам же в таком раскладе нужно было прежде всего ни в коем случае не высовываться, обожать Касьянова молча, ведь для пущей победительности кандидата подлинных идеологов его лучше населению не показывать, уж больно они бывают антинародны.

Но все получилось иначе. Неизвестно, кто подсказал бывшему премьеру эту живительную затею, но только Касьянов, едва объявив о президентских амбициях, немедленно бросился в разверстые ему объятия суетливых либеральных активистов. Возглавив фиктивную Демократическую партию и открыв в нее прием сверхпопулярных, как мы знаем, в народе хакамад, МихМих взял на себя почетную обязанность быть первым экс-великаном среди равных друг другу обличительно настроенных карликов. Карлики, впрочем, не все так уж и обрадовались – некоторые встретили пополнение в своих рядах недовольным гудением. Да, одни приветствовали Касьянова в стиле «наш, еси, брате Исакий, воспляшешь же с нами", как сказал бы Максим Соколов. Или, другими словами - ты еще и оглядеться не успел, а я в тебя, братец, уже дружественно плюнул. Но иной карлик торжественно надулся, величаво призадумался над премьерским явлением - и вот уже среди газетчиков пошли тревожные разговоры. А захочет ли Республиканская партия Владимира Рыжкова консолидироваться? Ведь это же форменный ужас, если не захочет. Зато вот говорят, что Крестьянская партия, напротив, уже на полную катушку объединилась! А готов ли к диалогу Никита Белых, и если готов, то разрешит ли ему дядя Гозман? И что скажет многоумный Митрохин? А не заругает ли бабушка русской контрреволюции Брешко-Новодворская этакую негоцию? Так вот и втянулся некогда серьезный человек М.М.Касьянов в игру в самолетики под кроватью, и вот уже отсылает он на съезд «ЕдРа» абсурдное письмо с гневными обвинениями в адрес честных андроидов – дескать, «Единая Россия» способствовала сворачиванию демократических свобод, нарастанию общественного отчуждения и устранению подотчетности власти перед народом.. ». И это андроиды-то – «способствовали нарастанию отчуждения»! У них и кнопки такой нет под пиджаком, это и Сурков, и Кононенко подтвердят. Лучше бы Касьянову в таком духе переписываться частным образом с Гарри Каспаровым, куда пользительнее бы вышла переписка эта в сорокинском духе, вот такая, например –

Здравствуйте дорогой Мартин Алексеевич! Нарастание сворачивания устранения подотчетности способствует отчуждению нарастания демократического устранения и общественной подотчетности сворачивания власти перед общественным народом при нарастании устранения демократического отчуждения! До свидания.

На такой платформе, пожалуй, и сам Каспаров не откажется консолидироваться, не устоит. И все это – вместо того, чтобы насупленно намекнуть единороссовской бюрократии – сидите, мол, орлы, в президиуме? И при мне сидеть будете, только со мной надежнее будет, через меня вам Кондолиза Райс на съезд приветствие пришлет, самое что ни на есть демократическое, нарастающее и подотчетное. Эх, да что там говорить – чтобы избраться, либеральный кандидат в президенты в России должен следовать как минимум четырем простейшим принципам, и все четыре Касьянов нарушил. Принципы эти – «системность», «конкретность», «надпартийность», «народность». И вот что это такое, если обьяснить подробнее.

Во-первых, «системность». Чтобы смениться успешно, власть должна меняться непременно изнутри, а вовсе не под малоудачными сейчас революционными знаменами ГосДепа, Брюсселя, консерватизма, либерализма, коммунизма, далее по списку. Касьянов этаким современным Коковцовым или Кривошеиным должен был явиться из самой глубины русской бюрократии, всплыть из неразличимой толщи начальственных толстых шей, красных лиц и квадратных затылков. Будучи прежде всего признан огромным, мало меняющимся во времена царские, сталинские, путинские «аппаратом», он был бы затем уже выбран инерционным и, к счастью нашему, по обыкновению спящим народом. Вместо этого – с его стороны последовало упомянутое уже шендерование и хакамадство с вредными, бестолковыми и ненужными разговорами про демократию и намеками на благодетельную заграницу. Результат: «аппарат» испугался и за своего Касьянова держать перестал.

Далее «конкретность». Желающий хоть что-нибудь выиграть кандидат должен бороться за нечто волнующее именно избирателя, сидящего в Царево-Кокшайске щей горшок да сам большой, а вовсе не прогрессивных политологов Сатарова, Урнова, Литвинович и Ко, способных только взять кандидата за волосы и утопить в ближайшем правовом и демократически избранном пруду. Ельцин, как мы помним, боролся с номенклатурными привилегиями, Путин обещал террористам сортиры – то и другое и вправду волновало многих. А за что выступают ныне аннибалы либерализма, в друзья к которым на свою беду записался Касьянов? А вот за что – в декабрьские дни 2005-го «Гражданский фронт» известного горе-шахматиста объявил о проведении в двух десятках городов акции                           

"Против антиконституционных ограничений избирательных прав граждан и изменений политической системы, направленных на упрочение режима Владимира Путина".

Ну скажите мне, милые колебатели трона, кого сейчас в России волнуют «антиконституционные ограничения избирательных прав»  и «изменения политической системы»? Нельзя ли предьявить нам живого, выловленного где-нибудь в трамвае гражданина, которого занимали бы эти ужасные преступления правящего строя? А если кто и озабочен в народе «упрочением режима Владимира Путина», то только в том смысле, что упрочение это все никак почему-то не происходит и «порядок все никак не наведут, а пора бы» и т.п. А потому – не лучше ли обратить внимание на 100% коммунальные платежи? на состояние милиции и армии? на электричество, бензин и ржавую трубу? Это для обывателя поважнее окажется, нежели дурацкие и никому, кроме фонда «Открытая Россия», не интересные рассуждения про «конституционные нарушения». Конституции – они у нас меняются часто, а трубу с первой пятилетки и не менял никто. Увы, Касьянов в этом смысле полностью последовал за ничтожными своими симпатизантами, и все речи его предназначены только для слуха обозревателей «Вашингтон Пост», но никак не для нас с вами.

Далее «надпартийность». Дело в том, что вопрос о соединении «Яблока», «СПС» и любых третьих лиц в одну структуру больше не волнует в России никого. Вообще никого, даже тех, кого это отчасти занимало еще пару лет назад. «Вступить в партию», связаться с мелкой и хищной, предназначенной для уминания бюджета и позирования в экране мафией для политика означает – самоликвидироваться. Более того, связанность того или иного деятеля с партией, которые все, кроме коммунистической, как известно, фиктивные – для нынешнего русского народа грех. Не признает он больше партий, народ-то. Поэтому и Ельцин так быстро, еще до падения либеральных рейтингов, отстранился от тех, кто так звонко и заливисто кричал «Ель-цин! Ель-цин!», предпочтя стать царем для всех, потому и Путин так и не захотел возглавлять «Единую Россию», из-за этого во многом проиграл и Примаков, роковым образом взваливший на себя лужковский партийный прицеп. Так что игра в партийные бирюльки (не считая административно распределенных андроидов, конечно) предназначена для медийных клоунов, пополнить ряды которых рвется и купивший себе Демпартию Касьянов.

Наконец, «народность». О чрезвычайной важности архетипического образа для любого кандидата в начальство было уже сказано выше. Отмечу только вот что: фатальным образом многие возможности на этой ниве были в последние десять лет упущены – Путин ведь далеко не самый верный типаж, могло бы быть и лучше, и особенно для либералов. Так, не получилось вылепить Фамусова, дом которого – и есть Россия, из Черномырдина, хотя к тому все шло, не ощутили скудоумные демократические технологи перспективы сделать хозяином страны более чем народного Чубайса, ненависть к которому из-за выигрышных типажных качеств самого АБЧ легко могла быть переломлена, слишком долго те же убогие консультанты гробили в образе «эффективного менеджера» Ходорковского, пока не появился при нем умный Белковский, но – было уже слишком поздно. Иными словами, одного за другим уничтожали либеральные дворецкие своих потенциально успешных господ, и вот сейчас их очередной жертвой сделался Касьянов, короновать которого было бы куда проще, нежели Черномырдина, Чубайса или Ходорковского. Но – нужно понимать, что за политическую «людскую» имеем мы ныне в телевизоре, политологических центрах, журналах, фондах и важных приемных. Она – даже не ниже плинтуса, она – строго на уровне пола.

Было такое дивное определение в 1917-м – «либерданы». Так, по именам двух меньшевиков, назвали «деятелей», способных бесконечно изъясняться о проблемах демократии и свободы, не отвлекаясь от этой почетной вахты ни на что, включая и самые тяжелейшие потрясения. Отсюда и глагол. «Либерданить» - это значит осуществлять вещание радиостанции «Эхо Москвы», например, если перевести смысл словечка в область новейшей истории. Тогда все кончилось очень быстро – сейчас же либерданы даже не столько гибнут, сколько медленно развоплощаются, постепенно теряют очертания, их гневное «не позволим посягнуть на значение демократических процедур» сводится к громкости комариного писка и исчезает, но – они готовы всех, кто только потянется им вслед, утянуть за собой. Бывший премьер Касьянов – не первая, возможно, не последняя и вовсе не такая уж принципиально значимая фигура, какую случилось им удачно ликвидировать – важно здесь то, что «это может случиться с каждым». За прогрессивного бюрократа обидно лишь потому, что ему мог бы довериться народ, та самая Марья Ивановна, которая развелась и больше никому не верит. А в каком-то другом случае грустно будет уже за 18-летних недорослей, которых траченные молью либерданы без пенснэ подучат мерзким разговорам про «русский деспотизм, уничтоживший пришедшие с Запада ростки свободы». Эта фантастически бесплодная разновидность риторики и политического поведения должна, наконец, исчезнуть, потому что иначе она так и будет из последних сил загребать под себя смыслы, поводы и людей, дезавуировать собой всякую здравую попытку оппонировать власти – или, тем паче, ее противникам радикально справа. Пусть они уже куда-нибудь уйдут, эти бывшие депутаты Государственной Думы, мнимые отцы русской демократии, чья триумфальная пошлость так навредила России в последние пятнадцать лет. Либерданы, брысь!

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.