GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Название удалось
Автор: Сергей Шелин
Дата: 25.10.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/779301/
Название удалось

Стартовали сразу четыре общенациональных проекта

Четыре национальных проекта (нацеленные на обустройство медицины, образования, жилья и села), которые были предварительно провозглашены Путиным пятого сентября, стартовали, наконец, официально. Президентским указом учреждена структура, эти начинания опекающая - Совет по реализации национальных проектов.

Первые комментарии, рожденные данной новостью, носили в основном характер кремленологический. Что и понятно. Тонкости нацпроектов известны комментаторам лишь чуточку лучше, чем людям рядовым, а вот личный состав национальных проектировщиков сразу дает пищу для умозаключений.

В этот Совет не попал Фрадков, при том, что там присутствует группа номинальных его подчиненных-министров в обществе (и под руководством) нескольких руководителей президентской администрации. Поэтому зазвучали предположения, что мы присутствуем при рождении некоего параллельного правительства.

Будь оно так на самом деле, следовало бы только порадоваться. Если бы коллектив, внутри которого реально принимаются экономические решения, получил на это полномочия не только де факто, но и де юре, это стало бы признаком зрелости нашей системы управления.

Впрочем, почти сразу после подписания указа Путин предостерег от всякого забегания вперед. "Основная работа по реализации этих задач, - утешительно сказал он Фрадкову, - конечно же, остается на правительстве во главе с премьером". Что же до нового Совета, то на него лягут лишь контрольные и частично координационные функции.

Заметим, что именуется новая структура все-таки не "Советом по контролю", а именно "Советом по реализации", да и утвержденное тем же указом положение об этом Совете трактует его полномочия гораздо шире, чем контрольные. Так что вопрос, у кого приоритет, на самом деле не решен, да, видимо, и специально оставлен нерешенным.

Но не стану гадать, кто персонально наберет аппаратные очки, а кто их потеряет. Потому что важнее другое: именно отказ от расстановки приоритетов, и не только здесь, но и на прочих участках, обещает стать главным ограничителем стартующих нацпроектов, притом более существенным, чем нехватка денег или даже нехватка административного ресурса (если допустить, что его может не хватить).

Казалось бы, ситуация идеально проста: национальные проекты - они же и суть национальные приоритеты. Но в том-то и дело, что для нас вовсе не новинка мощные программы, нацеленные на расцвет села ("Продовольственная программа" Л.И. Брежнева) или на массовое сооружение жилья ("Жилище-2000" М.С.Горбачева).

Эти национальные проекты прошлого века не решили своих задач и давным-давно забылись именно потому, что ради них никто не собирался жертвовать не только системой, но даже и тогдашним порядком дележки денег между лоббистами.

Позже, в начале 90-х годов, один правительственный эксперт предложил прекратить составлять списки приоритетных отраслей экономики и вместо этого составить список отраслей, которые НЕ являются приоритетными и НЕ подлежат государственной поддержке.

Это расценили как милую шутку. Между тем, если нацпроекты - это то, что подлежит централизованному финансированию, то возможны два способа найти на них деньги: естественный и не совсем естественный. А именно: либо снять средства с неприоритетных направлений, либо тратить на них нефтяные сверхдоходы, пока таковые есть. Понятно, какой из этих двух путей был выбран. Национальные проекты с первых своих дней - заложники мировой нефтяной конъюнктуры. Но не только ее.

Чтобы отделить ясное от неясного, вернемся к обстоятельствам рождения национальных проектов-2005.

Поскольку рост заработных плат не привел к рассасыванию социальных болезней, было решено лечить их усилиями государства. Поскольку рекордные нефтедоходы вызвали взрыв лоббистских требований, было решено загнать эти требования в русло рационально обоснованных национальных проектов. Поскольку инфляция начала расти, расходы на эти проекты было решено умерить (в 2006-м потратить около 4 млрд. у.е., а дальше по обстоятельствам). Поскольку муниципальная и региональная бюрократия не вызывает у Кремля доверия, было решено до предела централизовать распределение этих денег. И, наконец, поскольку до 2008 года рукой подать, было решено, что зримые результаты должны быть налицо уже через пару лет.

Каждое из этих обстоятельств по-своему понятно, но тем более понятны текущие последствия.

Местная и ведомственная бюрократия стремительно вписалась в новую ситуацию, руководствуясь безошибочным правилом: отчитываться быстро и убедительно, денег просить грамотно и много.

Обнаружились передовики-проектовики. Хотя сами национальные проекты еще и не готовы, Свердловская область уже успела отрапортовать, что в следующем году на них будут потрачены 8% областного бюджета. Со всех сторон реками текут толково мотивированные заявки на строительство больниц, учебных центров, открытие содействующих проектам контор и пр. и пр. Все это вселяет спокойную уверенность в то, что бюрократия и бюрократический бизнес свою долю в нацпроектах при любой погоде отобьют.

Что же касается индивидуальных получателей бонусов - всех тех, кто претендует на повышение зарплат, то здесь разыгрывается другая драма - на почве стремления Кремля дать много, но одновременно и сэкономить. Например, участковым врачам с января 2006-го предписано увеличить жалованье на 10 тыс. руб., а врачам-специалистам не обещано ни копейки. Разумеется, гинекологи и окулисты считают себя ничем не хуже участковых, и легко было догадаться, что они начнут протестовать, чем они уже и занялись.

Повышение зарплат отдельно взятым группам работников неизбежно поднимает волну требований со стороны обделенных. Часть этих требований придется удовлетворить. Значит, расходы не получится удержать в плановых берегах. Между тем, президент как раз этими днями приказал правительству готовить "антиинфляционный пакет". Что бы они там ни сочинили, но других честных способов борьбы с инфляцией, кроме ограничения расходов, человечество не придумало. Как будут разрешать это противоречие, никто не знает. Дождемся, когда припрет, тогда и увидим.

Теперь взглянем на ситуацию глазами широких масс. Большинству рядовых людей нацпроекты в любом случае роста доходов не обещают. Что же тогда они им обещают? На сегодня рядовые люди этого не знают. Специалисты по изучению общественного мнения говорят, что вопросы о национальных проектах не продуцируют никаких вразумительных ответов.

Это и понятно. Пиаровская и шире - политическая - отдача от таких проектов может быть по-настоящему большой только если они станут общенародным начинанием, если воодушевленные граждане захотят и смогут внести в них вклад собственными усилиями. Централизаторский дух национальных проектов такие возможности перекрывает почти на всех участках. Простым людям отводится роль получателей благ, даруемых сверху, и притом таких получателей, которые заранее настроены заполучить больше, чем реально может быть дано.

Проблемы возникают уже на стилистическом уровне. Ведь фразеология национальных проектов должна смонтировать их с теми личными житейскими проектами, которые есть у каждого простого человека. Но технократическое мышление наших верхов порождает технократические формулы, проходящие мимо сознания низов.

Простой человек не увлечется "удвоением ВВП". Его мог бы увлечь ответ на вопрос, что он должен сделать или сколько должен ждать, чтобы удвоился его собственный реальный заработок или реальная пенсия. Не воодушевят его и обещания "поддержать агропромышленный комплекс". Зато он способен живо заинтересоваться, не приведет ли эта поддержка к росту цен на еду.

Поэтому ждать от национальных проектов слишком многого не стоит. Возможны умеренные улучшения на отдельно взятых участках. Сотни тысяч, а может и миллион работников государственного и муниципального сектора получат увеличенные зарплаты. В отдельно взятых местностях и учреждениях (хотя явно не везде) станут несколько лучше учить и лечить. Государственный патернализм даст ровно столько, сколько он дает всегда и везде, то есть не особо много.

Чисто теоретически, можно, конечно, вообразить не маленькие сдвиги к лучшему, а большие. Если будут не только тратиться деньги, но модернизируются и сами правила игры. Однако тут всякий раз придется выбирать приоритеты, то есть выбирать самое дорогое и жертвовать ради него чем-нибудь тоже дорогим, а это маловероятно. Приведу один пример, пригодный и для всех прочих случаев.

Один из национальных проектов посвящен жилью. А его сердцевина - поощрение ипотеки. Запланировано, что через несколько лет будет выдаваться по миллиону ипотечных кредитов в год - в десятки раз больше, чем сейчас. Кем будет выдаваться этот миллион и почему?

Люди станут брать больше кредитов, если эти кредиты начнут выдаваться под низкие проценты и на долгий срок. Если такие кредиты будут финансироваться из государственной казны, то на миллион кредитов в год уйдет что-то вроде годового же военного бюджета. Мысль об отказе от военных расходов мы с негодованием отметаем и сделаем вывод, что на государственный счет миллиона ипотечных кредитов не будет.

Но зачем жертвовать вооруженными силами? Можно чем-нибудь другим. Переговоры о вступлении России в ВТО буксуют, между прочим, из-за того, что наши власти не соглашаются открыть наш домашний рынок для прямого участия иностранных банков. Наши банковские объединения утверждают, что приход конкурентов - это не просто какие-то там трудности, это, по их словам, гибель для всей нашей домашней банковской системы.

Если не шутят, значит сами признают, что наша домашняя банковская система не просто хуже, а принципиально хуже западной. Значит, приход иностранных банков - это резкое удешевление кредитов. А дешевые кредиты - хоть и не единственный, но уж точно один из главных моторов массового жилищного строительства.

Конечно, домашних банкиров жалко до слез. Тем более, в свою пользу они приводят множество веских доводов, не то что рядовые квартирожелатели, люди в значительной доле непросвещенные. И неужели наши власти пожертвуют интересами тысяч наших банкиров ради интересов миллионов потенциальных приобретателей квартир? Может быть и да, но пока нет.

И что-нибудь похожее - везде. На острие любой проблемы сталкиваются специальные интересы, решительно и грамотно отстаиваемые и к тому же укорененные во власти, с интересами более широкими, но во власти не укорененными и вяло лоббируемыми.

"Национальный проект" - чрезвычайно удачное название. Это проект, реализующий национальный интерес. Удачное, но преждевременное.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.