GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Крамер против Крамера
Автор: Игорь Михайлов
Дата: 29.09.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/779016/
Крамер против Крамера

Горбачев предлагает превратить соцлагерь в Диснейленд

Михаил Сергеевич Горбачев предложил, а Европейский Союз с энтузиазмом откликнулся. Так могла бы выглядеть фраза в хорошей постмодернистской газете. Ибо с подачи Горбачева Европа решила превратить “железный занавес” в туристическую тропу. Маршрут протяженностью 6 800 километров будет начинаться на побережье Ледовитого океана, где Норвегия соприкасается с Россией, и пойдет по тундре, где Россия граничит с Финляндией. От Петербурга он свернет на балтийское побережье бывших советских республик – Латвии, Литвы и Эстонии.

Работа уже кипит. Чехия прокладывает дороги вдоль границ с Австрией и Германией, Германия превращает свой участок в экологическую тропу, а в Финляндии участок маршрута вдоль границы с Россией строят неправительственные организации. Значительная часть маршрута пройдет по малонаселенным районам и лесам, что должно порадовать велосипедистов и пеших туристов.

Проект в духе актуального искусства, предложенный М.С. Горбачевым, политическим модернистом, который волею судеб превратился в неполитического постмодерниста, встретил нынче горячий отклик. Член Европарламента от Германии Михаэль Крамер поддержал его такими словами: "Лишь тот, кто знает прошлое, властен над будущим. Несколько десятилетий континент был разделен. Теперь мы можем пройти по дороге истории, культуры и политики Европы и стать хозяевами будущего".

Еще советские зрители, проживавшие по эту сторону железного занавеса, рыдали над голливудской мелодрамой “Крамер против Крамера”. От простого американца Теда Крамера (Дастин Хоффман) уходит жена Джоанна (Мэрил Стрип), оставив ему шестилетнего ребенка. С большим трудом осваивая амплуа отца-одиночки, проникая, как писали тогда советские кинокритики, в хрупкую психику ребенка, Тед Крамер добивается того, чтобы они с  сыном стали настоящими друзьями. В этот самый момент блудная мать возвращается, и наступает момент трагической немоты между двумя людьми, которые, как выяснилось, сильно ошиблись друг в друге.

Европа, традиционно расстающаяся с прошлым не смеясь, но уважительно, поддержав предложение Горбачева, позволила себе все же некое подобие ухмылки. Превращенный в аттракцион, железный занавес более не страшен. В Париже есть Диснейленд, дань американской масс-культуре, но куда важнее и значимее – туристическая тропа по пустынным полям и черным перелескам. Кое-где виднеются одинокие уродливые строения, возведенные восточноевропейскими строителями по типовым проектам советских архитекторов. Проходя с рюкзаком за плечами или весело позвякивая велосипедным звоночком, европейский турист с каждым метром будет все больше укрепляться в мысли, что призрак коммунизма уже не витает у него над головой, неотступно следуя по свежепроторенной тропинке. Нет, ничто ему больше не угрожает. Впору возрадоваться и победно оглядеться.

Все бы хорошо, только время для воплощения грандиозного проекта, увы, прошло. Туристическую тропу следовало проложить пятнадцать лет назад. Да и сам Горбачев впервые выступил со своей идеей еще в начале 90-х. Но тогда его не послушали. То ли Европа боялась, что инерция еще слишком сильна, и подобный символизм испортит вид на обломки Берлинской стены, то ли конспирологически полагала, что в предложении Горбачева кроется какой-то дьявольский замысел по закладке фундамента для будущего коммунистического интернационала. Теперь, полностью убедившись в невозможности реванша, Европа, как Зигфрид, наступает ногой на грудь поверженного чудовища. Но поздно.

В жизни все – как в голливудской мелодраме. Всецело занятая угасающим красным монстром, Европа проспала не менее серьзную угрозу, совершенно легально проникшую вглубь ее территории – при помощи традиционных туристических маршрутов и рабочих виз. Едва успев свыкнуться с ролью мудрого воспитателя советских и постсоветских граждан в духе толерантности и политкорректности, уважения к правам человека и прочих европейских ценностей, Европа вдруг столкнулась с мусульманской экспансией, и выяснила, что нет не только границ Варшавского договора, нет вообще никаких границ, и люди, чуждые толерантности, лезут изо всех щелей, размахивая легитимными паспортами и кривыми ятаганами. Железного занавеса больше нет, зато есть мечта о занавесе компьютерном, но как ее воплотить - неясно. Ее даже высказать невозможно - по понятным политкорректным соображениям. А оттоманская империя, которая во время оно дошла до самой Вены, опять неумолимо приближается.

Справедливо заметил депутат Европарламента от Германии Михаэль Крамер: “Лишь тот, кто знает прошлое, властен над будущим”. Вопрос лишь в том, о каком прошлом и о каком будущем идет речь.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.