GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Молчать нельзя говорить
Автор: Максим Артемьев
Дата: 27.09.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/778986/
Молчать нельзя говорить

Новый закон о парламентских расследованиях

Президент порадовал нас новостью, должной уверить в демократических начинаниях власти. В Думу передан проект закона о парламентских расследованиях. Сам текст еще недоступен для широкой публики, но кое-какие утечки в прессу все же состоялись, так что можно судить об общей концепции принципиально нового закона.

Трагедия в Беслане, печально выявившая расхлябанность государства, сделала невозможным дальнейшее молчание бессловесного, в общем-то, парламента. Понятно, что без одобрения Кремля никакой инициативы не случилось бы, но пар выпустить было необходимо, и родилась идея создания специальной комиссии Госдумы и Совета Федерации  по Беслану, которую возглавил вице-спикер СФ Александр Торшин.

Год мучительной работы комиссии, чье появление было встречено  непонятными ожиданиями, чуть ли не надеждами на создание общественно значимого прецедента, оказался довольно пустым. Гора не то что родила мышь, а вообще ничего не родила. Засекретившись от общественности, постепенно уходя от контактов с прессой, комиссия дискредитировала само понятие общественных публичных расследований. Понятно, что виной всему была не злая воля Торшина или кого-то из парламентариев, а сама обстановка в стране. Накануне годовщины событий в Беслане решено было «ненужного» ажиотажа не разжигать, и члены комиссии наступили на горло собственной песне, превратно истолковав высшие государственные интересы.

В этом смысле становятся совершенно ясными перспективы любых парламентских расследований в нашей стране. Покуда политическая целесообразность доминирует, никакого толка в них не будет. Сказано: «не время!», и парламентарии исправно отвечают «есть!», довольные, что «помогают» правительству. Скорее всего, комиссия Торшина вообще закончит свою работу в атмосфере полной потери интереса к собственной деятельности, а ее отчет ляжет пылиться где-нибудь на самых дальних полках. Подобную судьбу уже постиг отчет комиссии североосетинского парламента. Она изначально воспринималась как более независимая от  московского давления, не стеснялась задавать неудобные вопросы, но и она на днях была вынуждена отложить обнародование своих выводов до завершения работы комиссии Гепрокуратуры. На таком фоне ради нового закона, написанного в кремлевской администрации, думцы выкидывают в последний момент собственный, не самый плохой, кстати, законопроект.

Президент на встрече с министрами заявил, что «парламентскому расследованию будут подлежать факты грубого или массового нарушения гарантированных Конституцией прав и свобод человека и гражданина, а также обстоятельства, связанные с возникновением чрезвычайных ситуаций техногенного характера». Не густо. Под юрисдикцию парламентской комиссии априори не попадают случаи коррупции, но этим кастрация не исчерпывается. Помимо резкого сужения функций и задач  комиссии, в проекте оговаривается, что ее создают обязательно обе палаты парламента, и вся работа протекает  по их взаимному согласию. Вряд ли цель - научить Совет Федерации и Государственную Думу жить дружно, скорее - иметь в запасе механизм противодействия.

По слухам, в проекте закона фигурировала также норма о том, что и деятельность президента не может быть предметом расследования. Как на самом деле – узнаем через месяц. Но попробуйте представить себе деятельность комиссий в Конгрессе США в период  «Уотергейтского» скандала или скандала Клинтон-Левински, – чтобы им нельзя было затрагивать священную особу президента. А что бы они тогда затрагивали?Когда 11 сентября 2001 года в Америке произошел ужасный теракт, то были созданы аж две независимые комиссии – одна Конгрессом   - в рамках его конституционных расследовательских полномочий, считающихся одними из самых важных, а вторая специально президентом Бушем во главе с Генри Киссинджером – на паритетных началах из республиканцев и демократов. Причем Буш публично заявил, что ничто не должно огранивать комиссию в ее расследовании, и она может зайти как угодно далеко  в интересах дела. Через пару недель выяснилось, что Киссинджер имеет отношение к одной из фирм, которые затронуло расследование, и он немедленно подал в отставку, чтоб не создавать конфликта интересов.

Но это «там», на Западе, в странах с давно существующей и исправно функционирующей демократией. У нас же в России красивые слова о расширении прав общества на информацию, о создании независимых институтов власти разбиваются о жесткую реальность. Для чего создавать комиссию, если априори известно, что ее выводы будут приняты только в том случае, если их одобрит исполнительная власть? К чему слова о «независимости», если единственный до последнего времени в современный России  независимый институт власти  - Счетная палата - недавними поправками превращен в придаток президентской вертикали?

Налицо все более усиливающаяся тенденция расхождения между благими начинаниями и реальными делами. Если раньше нам говорили, что нужна пресловутая «вертикаль» и вводили ее, то теперь нас улещивают словами о расширении  демократии, в действительности же ее урезая. В этом же русле находится целая серия кремлевских инициатив – создание Общественной палаты, Совета по реализации президентских программ, создание в «Единой России» «Клуба 4 ноября» и т.д. К 2008 году у нас появится множество «независимых органов», общественных трибун, новых партий, лидеров, все будет «как у людей», не будет только людей, которые в это хоть чуть-чуть верят.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.