GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Memento mori vs хромая утка
Автор: Иван Скворцов
Дата: 22.08.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/778556/
Memento mori vs хромая утка

Политическое христианство иудея Шарона и атеизм Квасьневского

До 9 октября, когда в Польше состоятся президентские выборы, а значит, истечет второй срок полномочий А.Квасьневского, остается немного времени. Через год Квасьневский получит какую-нибудь работу в Евросоюзе. Примерно к этому же времени станут понятны первые результаты действий программы размежевания А.Шарона «Мир в обмен на территории». Шарон к этому моменту может не удержать правительство, умереть от старых ран или просто по старости, быть убитым религиозным фанатиком любой из сторон.

Два тезиса, которые я хотел бы изложить, очень просты.

Первый. Насколько политик библейского масштаба, умеющий смотреть далеко за пределы собственной жизни, отличается от политика, управляющего по доверенности других государств своим имением-страной.

Второй. Насколько даже грамотные люди, считающие себя экспертами, работа которых комментировать и изучать, не понимают человека, творящего политику, да и вообще - "делателя".

Развернутая дискуссия экспертов об удаче или неудаче плана Шарона показывает не только личные антипатии или симпатии, но именно непонимание происходящего. Недаром действия израильского лидера иногда сводятся к попытке ухода от коррупционных скандалов. Но даже если этого не происходит, все в любом случае вертится вокруг вопроса - получится у Шарона или нет. (То же самое, заметим в скобках, происходит и во внутрироссийской дискуссии о действиях власти: советы советников, комментарии комментаторов и экспертиза экспертов сводятся к одновременному и вроде бы взаимоисключающему - «разве они могут» и «как же можно не» - выиграть выборы на Украине, удвоить ВВП, искоренить коррупцию, поставить на место США etc).

Масштабность и радикальность происходящего сегодня в Газе, безотносительно к успеху предприятия, необратимо изменит облик, характер и смысл государства Израиль, поэтому в сущности не так важно, чем кончится конкретная эвакуация конкретных евреев из конкретного места. Сегодня все эксперты солидарно сходятся в том, что ситуация, сложившаяся в последние десятилетия, не имела принципиального разрешения в рамках любых традиционных политических оппозиций. Ее надо было ломать. И Шарон сломал. Сам этот факт значительно важнее любых сиюминутных выгод или издержек.

Прежде всего, это значение политическое.

Реализуя план размежевания, Израиль выполняет главное требование освобождения, что ни говори, не своих территорий. В этом смысле это не только морально, но и прагматично: палестинские радикалы остаются без главного своего козыря. Своих радикалов правительство Аббаса, адекватно отреагировавшее на теракт израильского фанатика, сможет удерживать и дальше. После ухода поселенцев из Газа и с Западного берега Иордана, воздвижения стены и решения вопроса по Иерусалиму всякий антиизраильский акт не будет иметь уже никаких моральных оснований. Как политик, Шарон понимает, что отсеченные стеной от работы в Израиле арабы в Газе могут стать еще более опасны, что теракты, возможно, даже участятся, но морально они уже беспомощны.

Тактическое значение.

В создавшихся условиях Израиль просто не в состоянии обеспечить безопасность этих самых поселенцев, так что Шарон, убирая поселения и воздвигая стену, укрепляет безопасность своего государства, защищает сограждан – то есть, как хороший военный, действует «как учили».

Стратегическое значение.

Самое главное. Такое непопулистское, опасное в отношении религиозных фанатиков-иудеев, действие дает шанс государству Израиль состояться как светскому и немилитаризованному. Состояться на века. И опять же - вне зависимости от успеха данной операции: новая реальность сама по себе меняет страну, как бы кто к ней ни относился. И это стоит жертв - в новозаветном смысле. Шарон, как боевой генерал, не раз посылал людей на смерть, и он не кокетничает, призывая нападать на него и только на него одного. Он заслужил это право.

Акция Шарона - это попытка Израиля уйти от неостановимых ветхозаветных жертвоприношений с двух сторон к новозаветной жертве во имя людей. Эту попытку будут изучать в школах. И эта попытка изменения не территории, а сознания, дорогого стоит.

Ну и о Квасьневском, коли уж он был в заглавии. Если Шарон - хромая утка просто по возрасту - думает о своем месте в истории, то Квасьневский, так ярко начавший президент-атеист в стране с 96% католиков, умудрился за свои восемь лет превратить Польшу в анклав США внутри Евросоюза, утопив одну потерю суверенитета в другой. При этом самостоятельное экономическое развитие Польши, по многим западным оценкам, вне ЕС и особенно ВТО было бы куда более успешным - но теперь оно уже никогда не будет национальным. Как и Чехии, Польше уготована роль базы для местных фабрик «Проктер энд Гэмбл», а также все следствия отсутствия собственной промышленности (как и «Шкода» теперь всегда будет старой линейкой «Фольксвагена») и собственной национальной элиты.

Шарон думает о смерти и мыслит категориями будущего страны, а Квасьневский - масштабами будущей зарплаты в Евросоюзе. Настоящая хромая утка в загробную жизнь не верит. Атеизм не всегда бывает прогрессивен.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.