GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Ни слова о «попрании свободы» и «удушении демократии»
Автор: Александр Храмчихин
Дата: 23.09.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/778551/
Ни слова о «попрании свободы» и «удушении демократии»

Итоги шестилетней стабилизации

Крайне резкой статьей Александра Храмчихина и ответом на нее Андрея Громова мы открываем новую дискуссию - о политике последнего шестилетия. - GlobalRus.

В августе 1999 г., под аккомпанемент боёв в Дагестане, Владимир Путин стал премьер-министром РФ с де-факто президентскими полномочиями и официальным званием преемника. Таким образом, он возглавляет страну уже 6 лет. Срок более чем достаточный для подведения итогов, особенно учитывая тот факт, что по Конституции Путину осталось у власти всего 2,5 года. Итоги сегодня представляются следующими.

Угроза распада страны в 1999 г. не обсуждалась даже наиболее радикальными оппозиционерами. Шло очень много разговоров об экономической и политической бесконтрольности региональных лидеров, но об угрозе прямой дезинтеграции не говорил никто (кстати, именно события в Дагестане показали, что этой угрозы в тот момент не было). Сегодня проблема признана самим президентом и руководителями его администрации. Поскольку деятельность Путина с самого начала была, судя по декларациям, направлена на укрепление государства, налицо открытое признание властью своего полного банкротства в важнейшем для неё вопросе. Создание федеральных округов стало предпосылкой такого распада. Эти антиконституционные образования являются, по сути, протогосударствами, единственное, что облегчает ситуацию – полная недееспособность данных структур (в данном случае провал власти является благом для страны). «Приведение в соответствие» регионов и центра произошло, по сути, путём установления в Кремле такого же по типу режима, который в 90-е годы имел место в большинстве регионов и имеет место сейчас без малейших изменений (т.е., на самом деле, центр приведён в соответствие регионам, а вовсе не наоборот). В ельцинскую эпоху региональная оппозиция, подавляемая местными феодалами, имела хоть какую-то возможность апеллировать к Москве, сегодня это абсолютно бесполезно. Контроль над главами регионов усилился только в смысле значительного увеличения размера «отката» со стороны региональных руководителей в Кремль и на Старую площадь. Именно в этом видится смысл новой системы фактического назначения глав субъектов РФ, что и подтверждается практикой. События в Приморском крае, Корякском АО, Нижегородской и Иркутской областях заслуживают отдельного описания, но иллюзий не оставляют. 

Особым случаем, безусловно, является Кавказ. Ещё пару лет назад казалось, что Чечня – это единственный реальный успех Путина. Увы, мы ошиблись. Создаётся всё более сильное впечатление, что власть в этой республике просто передана от бандгруппировки, выступающей под антироссийскими лозунгами, к группировке, которой из тактических соображений выгодно выступать сегодня под лозунгами пророссийскими. Решает ли это на самом деле чеченскую проблему – вопрос риторический. Более того, проблема усугубилась тем, что, в отличие от 90-х, война начала растекаться по всему Северному Кавказу. «Химически чистый» пример – Дагестан, 6 лет назад проявивший гиперлояльность по отношению к Российскому государству (причём реальную, народную, а не показную, начальственную лояльность), а сегодня стремительно превращающийся в «горячую точку», по сравнению с которой Чечня, возможно, ещё покажется детским садом. То есть это ещё один абсолютно очевидный и неоспоримый пример провала НЫНЕШНЕЙ власти.

Число жертв терактов по сравнению с ельцинским периодом в пересчёте на год возросло примерно в 4 раза при увеличении финансирования спецслужб более чем в 3 раза. Таким образом, эффективность их деятельности снизилась как минимум в 10 раз. Такой подсчёт, конечно, можно назвать примитивизацией, но пусть тогда кто-нибудь объяснит, в чём же состоит задача спецслужб? Впрочем, удивляться-то нечего: силовые структуры превратились в коммерческие, а их руководство – в главных олигархов. Руководство органов безопасности до сих пор с удовольствием цитирует академика Сахарова, который в период своего диссидентства признал личную честность сотрудников КГБ. Сегодня, наверное, Андрей Дмитриевич такого признания бы не сделал. Органы власти и силовые структуры, а также судебные органы уже и не имитируют соблюдение законности, не выполняются даже те законы, которые власть сама для себе написала в последние годы. Наоборот, политический и показательный характер их действий намеренно подчёркивается официальными лицами. В ходе судебного процесса решение в большинстве случаев определяется не требованиями закона, а административным ресурсом и деньгами.

Весьма очевидной становится подчёркнутая безответственность представителей власти за свои действия, единственным критерием оценки их деятельности является лояльность президенту, а также, похоже, степень коррумпированности (чем выше, тем лучше, поскольку это даёт возможность использовать метод «кнута и пряника»). Попадание человека в номенклатуру за редчайшим исключением означает, что он её уже не покинет, совершенно независимо от результатов своей деятельности. Провал в одной сфере в худшем случае будет «наказан» переводом в другую сферу, в которой этот человек ещё менее компетентен. Фамилии у всех на слуху: Яковлев, Наздратенко, Аяцков, на самом деле в этом же ряду находится и Фрадков.

Ситуация усугубляется полной ликвидацией средств «обратной связи» между властью и населением, ведущей к утрате властью способности адекватно оценивать реальность. Парламент ликвидирован как самостоятельная ветвь власти, выборы, в отличие от 90-х годов, но в соответствии с советской практикой, не имеют отношения к реальному народному волеизъявлению. Нормальная политическая деятельность практически утратила смысл. В совокупности с отсутствием независимых судебных органов это приводит к абсолютной бесконтрольности и безответственности исполнительной власти, делает невозможной не только смену власти, но и какое-либо воздействие на неё легальным, ненасильственным путём. По сути, именно власть, находящаяся в перманентной истерике по поводу возможности «оранжевой революции», является главным революционером, создавая всё больше предпосылок для очередной всероссийской катастрофы. Не просто не стесняясь беззакония, но бравируя им, она автоматически делает себя потенциальным объектом незаконных действий.

Следствием бесконтрольности и безответственности является беспрецедентный рост коррупции. Оценки «ИНДЕМа» насчёт роста общего объёма «деловой коррупции» на порядок за период с 2000 по 2004 г. - хорошо, если не занижены. Похоже, коррупция стала основой государственного устройства России.

Катастрофическим следствием указанных процессов стало коррупционное, силовое и психологическое подавление бизнеса, лишающее страну всяких перспектив развития. Частная собственность, вне зависимости от её размера, формы и способа приобретения, может быть изъята у кого угодно в любой момент, независимо от легальности такого изъятия. Из бизнеса выбито такое важнейшее качество, как пассионарность, которая нарастала все 90-е и стала явно проявляться в начале правления Путина в надежде на либерально-государственный прорыв. «Облом» оказался очень болезненным. Сегодня мы имеем самые низкие в СНГ темпы экономического роста при беспрецедентно высоких ценах на нефть на протяжении очень длительного периода (в период правления Путина среднегодовой приток долларов РФ от экспорта нефти в 2 раза выше, чем в период правления Ельцина). Нелегальный вывоз капитала из страны вырос с 14,5 млрд. долларов в 2000 г. до 34,3 млрд. в 2004 г., а в целом за 5 лет составил 107 млрд. долларов.

Ситуация в экономике усугубляется превращением правительства страны в структуру, недееспособность которой не отрицается даже официальной пропагандой. Недееспособность стала результатом «административной реформы», осуществлённой без цели и смысла, приведшей к раздуванию аппарата вместо его сокращения, общего отсутствия какой-либо стратегии развития страны, перехода власти к нелегитимным центрам (администрации президента и силовым структурам). К недееспособности добавляется небывалый за всю постсоветскую историю уровень некомпетентности и сервильности всех без исключения членов правительства.

Ещё одна катастрофа наблюдается в Вооружённых силах. Легендарная Русская армия постепенно превращается в двухкомпонентную структуру, включающую наёмную («профессиональную», привет вам, товарищи либералы) пехоту, предназначенную для решения задач внутреннего (т.е. карательного) характера (другие задачи она решать заведомо не сможет), и стратегические ядерные силы, которых нынешнему режиму хватит лет на 15 в качестве гарантии от внешнего давления (потом либо американцы уберут эти силы одним неядерным ударом, либо китайцы займут нашу территорию без войны, чему СЯС не помешают). Происходит очевидная ликвидация обычных высокотехнологичных видов ВС и родов войск, полная утрата ими способности предотвратить внешнюю агрессию (делается это сознательно или получается «само собой» - значения не имеет, результат один и тот же). Темп «перевооружения» армии таков, что составляет 1-2% от самых минимальных потребностей, причём подавляющее большинство «новых» образцов является советскими разработками, которые безнадёжно морально устарели ещё до поступления в войска. Ситуацию делает непоправимой утрата отечественным ВПК потенциала по созданию вооружений и военной техники нового поколения из-за отсутствия стратегии развития ВС. Более того, растёт недофинансирование военных заказов: в 2003 г. предприятия недополучили 14,4% средств за уже изготовленную продукцию, в 2005 г. – 31,6%, что особенно «замечательно» в условиях дальнейшего роста нефтяных цен и налоговых поступлений и при весьма немалом по размерам военном бюджете (почти 20 млрд. долларов в этом году, 23,5 млрд. в следующем). Объём средств, выделяемых на создание истребителя пятого поколения (примерно 1 млн. долларов в год при минимальной цене подобной программы в несколько десятков миллиардов) означает закрытие этого проекта, а значит, и всей российской боевой авиации. В этих условиях омертвление гигантских средств в стабфонде и золотовалютных резервах нельзя квалифицировать иначе как государственную измену.

В начале президентства Путина казалось, что происходит быстрое и заметное укрепление позиций России во внешней политике. Увы, мы ошиблись и здесь, в этой сфере провал, быть может, наиболее разителен, поскольку его невозможно скрыть. Влияние России даже на страны СНГ катастрофически снизилось, поскольку из символа прогресса и олицетворения хоть какой-то реальной силы, как это было в 90-е, она превратилось в не имеющее никаких привлекательных черт пугало, аутсайдера в области экономики и безопасности и в союзника наиболее одиозных режимов. Начался отход от России даже непризнанных стран СНГ (Абхазии, Приднестровья), которые 5 лет назад не могли и подумать о каких бы то ни было антироссийских действиях и высказываниях. В дальнем зарубежье наше влияние практически обнулилось. К России начинают предъявляться разного рода претензии (в т.ч. территориальные), которые 5 лет назад были совершенно немыслимы (например, со стороны Финляндии и Германии). Фактически потеряны такие важнейшие стратегические союзники, как Индия и Вьетнам (теперь их быстро и эффективно «осваивает» Америка). Внешняя политика России стремительно маргинализируется и сводится к диалогу «дурак – сам дурак» с Польшей, Латвией и Грузией. Таким образом, Москва сама показывает, что Россия находится в мировой политике на уровне именно этих ничтожеств, а вовсе не стран «семёрки» и других влиятельных держав. Вполне соответствует нашему нынешнему уровню прошлогоднее унизительное поражение от великого и могучего Катара в «деле разведчиков».

Сдача Китаю островов на Амуре носила откровенно антиконституционный характер. При этом общий процесс превращения России в вассала (если не в колонию) Китая идёт катастрофическими темпами.

При росте антизападной пропаганды происходит быстрая вестернизация системы образования (среднего и высшего), резко снижающая его уровень и, по сути, ориентирующая наиболее умных молодых людей на отъезд из страны (этому особо способствует встраивание России в «Болонский процесс»). При этом структурные реформы, как правило, бессмысленные и вредные, не сопровождаются необходимыми содержательными изменениями (за исключением общего снижения объёма и качества знаний). Создаётся впечатление, что основной целью власти является уменьшение численности населения вообще и образованных людей в особенности (они её раздражают своей способностью думать самостоятельно). В этом плане даже советская власть была лучше (ей образованные требовались хотя бы для работы в ВПК). С изменениями в системе образования очень «хорошо» сочетается воссоздание системы агитпропа, целью которой является сохранение у власти нынешней группировки. Основным средством решения данной задачи избрана, очевидно, полная дебилизация населения, культивирование патернализма, ненависти к жизненному успеху, ксенофобии в различных её проявлениях (число сторонников лозунга «Россия для русских» с 2000 по 2005 г. возросло с 44% до 58%), ностальгии по советскому прошлому. По сути дела, людям навязывается ненависть к собственному государству. Естественным следствием этого стал резкий рост «атомизации» общества, уменьшение числа людей с российской самоидентификацией, рост числа людей с региональной, местной и национальной самоидентификацией, рост психологического отчуждения внутри общества и между обществом и властью, возобновление тенденций роста смертности, числа убийств и самоубийств среди граждан РФ (в 1994-99 гг. эти показатели снижались, причём первые два – достаточно быстро). Вновь прекратился рост рождаемости, имевший место в начале первого путинского срока. Удар по «мозгам» и по психологии населения является самым страшным из всех провалов нынешней власти, он хуже всех остальных вместе взятых.

Безусловно, специалисты в области науки, медицины, ЖКХ, местного самоуправления, судебной системы и т.д. и т.п. могли бы ещё много чего к написанному добавить. При этом я бы обязательно написал и об успехах, этого требует элементарная объективность, если бы таковые были. Однако даже те призраки успехов, которые виделись 3-4 года назад, один за другим «растворились в пространстве». Остался, разве что, 13%-ный подоходный налог, но сейчас называть его успехом в сопоставлении со всем вышеописанным как-то неприлично. Рост цен на нефть, от которого кое-что перепало экономике и населению (группа байкальских финансистов пока ещё не способна освоить все текущие в страну нефтедоллары), от российских властей не зависит (Россия, а до неё СССР, всегда работали на понижение этих цен, стремясь продать как можно больше). Более того, этот ресурс разбазаривается настолько вопиюще бездарно, что это можно назвать одним из главных провалов власти. Версию о том, что все плохие, а президент хороший, обсуждать не буду, надеюсь, что хотя бы на этом сайте сторонники данного идиотского мифа не водятся.

Вот такая вышла стабилизация.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.