GlobalRus.ru
Раздел: Экономическая амнистия
Имя документа: Свободу Юрию Деточкину!
Автор: Алина Мангутова
Дата: 15.07.2002
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/all_actions/amnesty/63459/
Свободу Юрию Деточкину!

Автор предлагает взглянуть на проблему с "другой стороны" - с точки зрения предпринимателя

«Тебя посодют, а ты не воруй!» (ясное дело - откуда)

Сколько всего наплелось, сколько всего наговорилось, одни собрались «знаек» с веревочки снять, другие на нее водрузить, третьи – послать на исправительные работы, в общем и целом, определенный консенсус в многообразии достигнут. Однако интересная вещь из всего выплывает, кстати. Лично меня поразило исключительно то, что и из тех, кто давится от зависти, и других, мучающихся по совести, и всех прочих, кивающих на справедливость во вред ли предмету, во благо ли, все, ну, просто все, как один, не считая торговца мебелью, не отождествляют себя с этими самыми мифическими, замечу, «знайками». Да, к слову, и бизнесмен не то, чтобы пяткой себя в грудь бьет, а разговор ведет и вовсе не об экономической амнистии в целом, а так, о частных скупых мужских слезах в борьбе с конкретной гидрой. Весь дискус ведется с места ротозея у сцены ДТП. С самыми разными возражениями собралось энное количество наблюдателей и ну судить рядить, кто кого подрезал, каким манером обгонял и куда, наконец, смотрит наша доблестная ГАИ. Выходит знаменательный пейзаж. Ну, то есть мы тут все, как есть, люди маленькие, налетела, понимаешь, Золотая Орда, одни ее усиленно призывали на свои тщедушные головы, другим она на фиг не сдалась, разрушений от набегов никто не отрицает, некоторые даже находят смелость признать от оных пользу, но все с завидным единодушием  констатируют свою обособленность от деяний невесть откуда взявшихся молодчиков. Родство признается с чисто теоретических позиций, типа, бывалоча и я рюмку кумыса – хлоп, в чужую юрту – шасть, да соседскую жинку - чмок. Стало быть, грешен тож.

И вот, подивившись вволю на такие чаяния, я тоже хочу дерзнуть речью, но с принципиально  другого ракурса. Я, сенаторы, из тех самых «знаек», как на духу. Любите и жалуйте. Мои деяния, уж извините, не венчались пирамидой и дипломатами с баксами, так что никаких таких леденящих душу баек тут не будет, будет зарисовка, штриховая, приблизительная, конкретно с моей колокольни. Панорама «Как все начиналось».

Начнем с фона. Все помнят благословенное чудное времечко до нашей нынешней эры? Полки магазинные с богатым ассортиментов пластмассовых тазиков всех возможных размеров и одинокими кучками белых толстых макарон? Энергичные очереди под брендом «вас здесь не стояло» в пять часов утра за трудовым НЗ – банкой сгущенного молока и клином незрелого сыра? Се вид отечества – гравюра.

Открываем галерею портретов. Кто поспешил воскресить в памяти рыжий вихор и тогда еще бледный невыразительный лик грабителя Чубайса, тому лично в подарок дагерротип физиономии Павлова, с ряхой 21 дюйм по диагонали, и ежиком волос как раз по верхней грани телевизора. Его феноменальная денежная афера сожрала сбережения многих задолго до манипуляций с ваучером, но, видать, харизмой не вышел, а потому к столу и ночи редко бывает упомянут. С тем большей радостью рекомендую. Се вид отечества – лубок.

И теперь я, вся в белом. В 92 году, как раз когда Борис уже был на царстве и когорта молодых научных сотрудников при нем, мне было 16 лет и я открывала свое первое дело. Всем лично тем, кто там, почесывая затылок, вспоминал про разнузданность беззакония, и другим, кивающим на долженствующую не дремать совесть, мои эмпирические мемуары: законов не существовало в самом деле. Что имелось? Ножницы. Спрос-предложение. Я тогда училась на втором курсе колледжа (читай: в последнем классе школы) и экономику не видела в глаза, познакомившись с нею позднее – не узнала, так она поистрепалась, но уже тогда на собственной шкуре изучила – если что народу надо, не пожалеет любые бабки. Держала я импровизированную лавчонку из овощных ящиков, торгующую бухгалтерской и юридической литературой, кроме меня во всем Новосибирске на этом же грели руки еще две фирмы – не густо для такого населенного пункта, законы не то чтобы вовсе упразднились, а менялись по сто раз на дню, таким образом, спрос на брошюрки был и весьма бешеный. Цены я брала с фонаря над моей головой, а потому книжки были стабильно с 300%-ной накруткой. За три часа в день (а больше я не работала) на руки получала месячную зарплату моей мамы. Начальников надо мной не было, сама искала поставщиков, сама таскала ящики, потому вся прибыль шла в карман. Через месяц я просто не знала куда девать деньги. И, поразмыслив, решила заплатить налоги.

Сразу скажу, что буде в настоящий момент вас посетит мысль последовать совету и спать спокойно, вы столкнетесь с трудностями не меньшими, тогда же это был форменный дурдом. Начнем с того, что я абсолютно не понимала, куда идти и подаваться, нигде органы, занимающиеся присвоением трудовых наличных, не афишировались, так что лично я просто выбрала самое большое здание в городе после Оперного театра, резонно рассудив, что вотчина балета вряд ли то место, которое. Попала я в Администрацию г. Новосибирска, время милостиво стерло у меня из памяти дверь, в которую я зашла с вопросом, но пожалело ответ тетеньки, там сидящей. Схема уплаты государству сумасшедших прибылей выглядела так: я покупаю себе справку торговца за какую-то смехотворную сумму и отправляюсь с Богом. Каждый месяц я эту справку обновляю и все дела. Никакого контроля за качеством, количеством и накруткой не предусматривалось, если только я не буду изрядно на этом настаивать. Вот так это все выглядело. По крайней мере в устах той утомленной тетеньки. В общем, я подивилась, вышла вон, и продолжила деятельность. На этом эксукрс в мою личную жизнь покамест завершаю и начинаю отвлеченные умствования в красках.

Весь фокус палитры той жизни состоял в том, что нужных законов действительно не было, и слава, скажу вам, Богу. Потому что именно отсутствие всяческих поборов, которые уже потом загнали всех кого надо и не надо в подполы, помогло людям выжить. А всем тем, кому хочется кивать на «вор должен сидеть в тюрьме» и прочие заповеди, могу только вопрос задать – а что вы, уважаемый, считаете за воровство, к примеру? Уж такая эта вещь, лингвистика умов, что очень часто вполне невинные словосочетания под воздействием воспитания приобретают зловещие формы, на которые удобно потом, чиня Страшный Суд, кивать. Хоть вот взять ту же торговлю. В Советском Союзе и населяющем его обществе это был грех, и грех как раз завязанный на воровстве, считалось как-то априори, что любое перепродал – это вот самое, грабеж и есть. А в чем, теперь ответьте мне, и состояло основное и массовое первоначальное накопление вначале 90-х? Вся страна превратилась в большой блошиный рынок, просто одни торговали компьютерами и комплектующими, как вот хотя бы МММ, которое уже много после перешло на собственные акции, другие той же картошкой и шерстяными носками. С кого начнем сажать? Уж коли о справедливости зашло, так давайте же по алфавиту! И бабку Агриппину потащим перед компьютерным коммерсантом Мавроди! Нельзя же, в самом деле, судить только по тому, кто, с какой продажи, какого товара или услуги! Мол, вот ты еле-еле концы с концами, с тебя спросу нет, а у тебя в сейфе баксы, ты быстрехонько в воронок и не утомляй мне уши резонами. Хитрый, скажу вам, колер!

Тут уж, я думаю, самые непроницательные просекли, что я за амнистию, тьфу ты слово-то какое.. Я за и потому, что деньги вернутся в страну и выползут из подпола, я за и потому, что если суд будет, это будет не суд Линча, как многим бы желалось, а суд государства, которое сначала вовремя не придумало хучь маленько нужных законов, а потом наворотило массу ненужных и не вовремя. Кого оно собралось судить? Самое себя? И кого собрались судить мы?

Я была мала и я была глупа, а, кроме того, просто училась и не располагала временем и силами. Мне деньги помогли просто пережить черный вторник, безумную инфляцию и простить папашу за отсутствующие алименты. А были рядом со мной те, кто пооткрывали свои собственные фирмы, по ремонту ли телевизоров, по созданию ли программного обеспечения, не требовать же мне, в самом деле, кары на их головы только потому, что они оказались старше и умнее, предприимчивее и грамотнее?

Можно было бы еще завести волынку о реформаторах и показать, что после 70 лет черт знает какой экономики было бы странно, если бы пришедшие к власти люди безошибочно вдруг начали разруливать рыночные проблемы, ровно они тренировались сто лет в езде по непаханому полю.  Что неоткуда было взяться ни опыту, ни должным знаниям в стране, где и сейчас-то не рождаются с учебником Маккиавели в руках… Что поносить страну, власть ее и жителей о ту пору, все равно, что материть ребенка, начавшего ходить и падающего через каждый второй шаг. Но лично я вернусь к своему первому постулату.

Не с барского плеча, не милостыней должны мы кинуть эту амнистию ненавистным «знайкам». И не с поклоном, хлебом-солью и подобострастием преподнести благодетелям им же. В России, слава те Господи, начиная с 91, то, что над нами помещается и диктует нам, - мы сами выбираем, и пора уж отучиться от киваний на старших дяденек, что нас, сирых,  лопошат, как придется, в то время, как мы ни сном ни духом, все стоим придорожно, все собираемся в кучки поглазеть на аварии.

Мы все, прощайте за банальность, «знайки». Мы все по несколько раз в пятилетку решаем себе судьбу, а многие и куда как чаще, практически каждый день, мы призвали себе их на голову сами, кто бездействием, кто, напротив; в конце концов, мы в принципе тождественны. Просто нам кому меньше везло, кто ленился, а кто привык за столько лет дожидаться соседского благосостояния, чтобы с наточенным топором зайти и все поделить. Но мы – это они.

И кто из нас без, пусть первый!


Источник: iUkraine.ru
Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2024.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.