GlobalRus.ru
Раздел: Реплики
Имя документа: Голландские уроки
Автор: Петр Ильинский
Дата: 09.06.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/column/141516/
Голландские уроки

"Случай в Амстердаме" и дело Иванниковой

Судьба г-жи Иванниковой всколыхнула российское общество, чему нельзя не порадоваться, ибо она затрагивает предметы исключительно важные, и интерес, к ней проявленный, свидетельствует (как и история с монетизацией льгот) о жизнеспособности и социальной активности оного общества. Невесть откуда появилось и разнообразие мнений, высказанное вдумчивыми комментаторами, ссылавшимися на иноземный опыт, и народные манифестации, и – о, чудо! – публичное несогласие с действиями судебных инстанций. Порадоваться этому можно ровно пять минут, а потом стоит задуматься над многообразием тех проблем, которые это дело вскрыло.

Во-первых, почти ни одна политическая сила, в том числе и та, что претендует на монопольно-рассудительное правление Россией на протяжении обозримого будущего, не высказала никакого мнения по данному вопросу. Во-вторых, реакция общества была, в основном, совершенно неконструктивна и, более того, отдавала правовым нигилизмом (чего стоит оповещение публики об именах и адресах прокурора и ведшего процесс судьи). В-третьих, эти же самые прокурор и судья добавили в историю российской юриспруденции еще несколько не самых впечатляющих страниц.

На фоне этого немного меркнет часто упоминаемая «голландская история», которую отстаивавшие разные точки зрения российские комментаторы приводили в подтверждение своих мнений: одни для доказательства западной цивилизованности, а другие – для доказательства полного разложенчества, опять же западного. Дескать, не так давно в один голландский магазин зашел вооруженный грабитель, взял кассу, а потом на улице был нагнан работниками магазина (по другим версиям – покупателем), отобравшими у него сию кассу с применением силы, за что их справедливый королевский суд после наказал по полной программе. История, конечно, красивая – только, как говорило армянское радио: «Не в «Спортлото», а в карты, не автомашину «Волга», а десять тысяч, и не выиграл, а...»

Действительно, в 2002 г. некто попытался совершить кражу из амстердамского супермаркета «Альберт Хейн», но был замечен сотрудниками, которые-таки побежали за ним на улицу. Увидев перед собой нож, бдительные работники голландской торговой сферы не растерялись и скрутили злоумышленника, а подоспевшие полицейские заковали неудачливого вора в наручники. И якобы тут один из разгоряченных клерков вмазал арестованному по лицу и, кажется, даже сломал ему нос. Действительно, этим делом занялась прокуратура и, да, работник магазина был осужден: на штраф в 600 евро (из них 300 – условно). О чем еще умалчивают комментаторы – решение судебных инстанций было раскритиковано всеми слоями голландского общества, включая членов королевской семьи, обычно в такие дела не вмешивающихся. Более того, именно покойный принц Бернард, отец королевы Беатрикс, лично заплатил искомые 300 евро. Через некоторое время уже в другом магазине человек, которому не дали вынести оттуда бутылку вина, вернулся с ножом, но получил от кого-то из продавцов камнем в голову (какие они, право, яростные, эти голландцы). Подоспевшая полиция на этот раз арестовала только вора – о чем тут же не преминула отчитаться перед обществом. Откровенно говоря, радует, что отечественные комментаторы сравнивают российскую криминальную, полицейскую и самозащитную действительность с голландской – но кажется, нам до нее еще далеко.

Тем интереснее, что совсем недавно в том же Амстердаме имел место случай, который было бы гораздо корректнее сравнить с делом Иванниковой. А именно – садившаяся в машину 43-летняя мать семейства подверглась нападению барсеточников марокканского происхождения. После того, как сумочку выхватили с пассажирского сидения, почтенная дама неожиданно дала автомобилю задний ход и впечатала одного из воров в дерево – да с такой силой, что 19-летний Али Б. скончался в считанные минуты.

Итак, что же сделали голландцы? Во-первых, по горячим следам арестовали соучастников кражи. Во-вторых, на двое суток задержали в полиции даму, но затем отпустили, сообщив, что случившееся – «трагический инцидент». Прокуратура пока что думает, что ей делать дальше – продолжать следствие или закрыть за отсутствием состава преступления. В-третьих, за эти 48 часов на защиту потерпевшей Жермены Ц. выступило несколько голландских политических тяжеловесов, включая мэра Амстердама. В-четвертых, этот же самый мэр нашел время встретиться с семьей покойного, и, с одной стороны, выразить сочувствие убитым горем родителям, а с другой, убедить их в том, что произошедшее – не преступление на почве расизма, а трагическая случайность, в которой их сын виноват более, чем кто бы то ни было. «Этот мальчик, – добавил он, – был отнюдь не ангел». Сходную точку зрения высказала и министр по делам интеграции.

Голландская пресса не источала по поводу случившегося никакого злорадства, ибо, с ее точки зрения, радоваться было нечему: произошла трагедия. Во-первых, жизни лишился молодой балбес, который хоть и находился под следствием за что-то еще, но уже вроде начал работать сразу в двух местах. Мог бы он, конечно, вырасти во взрослого негодяя, а мог бы и выправиться со временем – и те и другие случаи известны. Что бы с ним стало, мы уже никогда не узнаем. Во-вторых, потерпевшая будет теперь жить с сознанием того, что лишила жизни человека – а это нелегко и в том случае, если ты защищался от настоящего убийцы. Чего же говорить о том, если причиной убийства оказалась сумочка, в которой, по ее же собственному свидетельству, почти не было денег? Легко ли осознавать, что, да, будучи разъярен и шокирован фактом наглой кражи, ты убил человека за 20-30 евро?

Нечего и говорить, что не будь поступок дамы столь импульсивен и неожидан для нее самой, а погонись она за ворами на полной скорости и переедь их посреди амстердамской улицы – суда бы ей точно не избежать. Потому что любое общество соотносит меру допустимой обороны с преступлением. Что приводит нас к делу г-жи Иванниковой, оказавшейся в ситуации много более неприятной, чем Жермена Ц.

Изнасилование (большинство склоняется к тому, что это была именно попытка изнасилования) всегда почиталось обществом как одно из наиболее мерзких преступлений, и каралось жестоко. Сравнивать его надо не с кражей (пусть крупной), а с убийством. Уже суровые Законы Моисеевы говорят, что убивать «вора подкапывающего» можно только до восхода, но не при свете дня (когда ясно, что он – вор, а не убийца), и не требуют смертной казни за воровство (Исх. 22:2-4). В то же время насильника «должно предать смерти. ...Ибо это то же, как если бы кто восстал на ближнего своего и убил его.  ...И хотя отроковица кричала, но некому было спасти ее» (Втор. 22:25-27).

Ныне насильников не казнят, и правильно делают – а что до наказания, то жизнь в заключении с такой статьей малоприятна даже в тюрьмах самых цивилизованных стран. Но отношение общества к таким преступникам не изменилось. Поэтому совершенно логична и понятна его реакция на дело Иванниковой. Насильник – почти убийца, поэтому оборона от него с применением оружия допустима, а уж что там случилось дальше – не слишком важно. Подвергшийся нападению такого рода никак не может быть виновен в превышении самообороны – разве что если, связав преступника, сам начнет его пытать и всячески над ним издеваться.

При этом невозможно согласиться с теми, кто утверждает, что прокуратура вообще ничего не должна была делать. Как же – ведь налицо насильственная смерть! Надо провести следствие по полной программе. А вдруг г-жа Иванникова все выдумала? А вдруг она была знакома с потерпевшим? Да мало ли можно придумать версий – и только после того, как они все будут отвергнуты, прокуратура должна принять решение, исходящее из имеющихся у нее доказательств. Причины того, что такое решение принято не было, уже обсуждались – известно, что в силу имманентного ей советского наследия российская прокуратура вообще не любит обороняющихся граждан. Положение бы наверняка спас суд присяжных – но к нему в данном случае не захотели (или – не могли?) прибегнуть. Чуть получше проявил себя судья – не исключено, понимавший, что с точки зрения общественных интересов суровый приговор невозможен, а при этом желавший дать какую-то компенсацию семье погибшего (общество-то им, ни в чем не виновным, ведь даже не посочувствовало – речь не идет о сочувствии гр. Багдасаряну-младшему – голландцы же сразу прислали родителям Али психотерапевта). Что приводит нас обратно к российскому обществу (продемонстрировавших импотентность политиков мы почтем за лучшее исключить из обсуждения).

Никому из собиравшихся на различные манифестации в поддержку г-жи Иванниковой и выражавших ей телевизионное сочувствие не пришло в голову объявить о том, что они заплатят за Иванникову любой штраф. Никому не пришло в голову и собрать деньги на психотерапевта для этой женщины – а в нем она, пережившая тяжелейший и продолжительный стресс, наверняка нуждается. Никто даже не заикнулся о том, что психотерапевтическая помощь жертвам преступлений в России вообще отсутствует, а обеспечивать ее – не менее важно, чем бороться с преступностью. Ибо слишком часто жертвы преступления еще много времени продолжают страдать от его последствий (не говоря об обращении с ними работников  правоохранительных органов). Та же г-жа Иванникова, судя по всему, была именно такой жертвой – и проведи кто с ней много лет назад необходимую психологическую реабилитацию, может, не бегала бы она ночью по Москве с ножом. Вот о чем не мешало бы задуматься нашему обществу.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.