GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Ударной силой орудийных башен
Автор: Александр Храмчихин
Дата: 07.06.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/141485/
Ударной силой орудийных башен

Так что же случилось с танками?

Вчерашнюю новость про 9 тысяч российских танков, требующих ремонта, вряд ли можно даже считать новостью. Можно удивляться, почему, например, не 15 тысяч. Кроме хронической нехватки денег в постсоветский период у танкового кризиса сегодняшних дней есть причины и в славном советском прошлом, когда именно танки олицетворяли «державную мощь».

Танков в СССР было построено больше, чем во всех странах НАТО, Китае и Японии вместе взятых. На вооружении российской армии продолжают до сих пор состоять следующие типы и модификации танков (без учета экспортных и командирских): Т-64А, Т-64Б, Т-64Б1, Т-64БМ, Т-64БВ, Т-72, Т-72А, Т-72АВ, Т-72Б, Т-72Б1, Т-80, Т-80Б, Т-80БВ, Т-80У, Т-80УД и Т-90 (последний начал поступать на вооружение уже после распада СССР). Если поставить рядом по одному представителю каждого из этих типов, то можно устраивать конкурс "найдите 10 отличий". Все перечисленные машины являются развитием одного танка Т-64, созданного еще в 1964 г. Всё остальное – его модернизации, которые почему-то проводились не последовательно, а параллельно. В результате нашему танковому парку требуется 10 типов двигателей, 4 типа пушек (точнее, 4 модификации одной пушки 2А46, созданной также в середине 60-х) и т.д. и т.п. Такое впечатление, что партия и правительство поставили задачу максимизировать расходы и предельно усложнить задачу по обслуживанию машин промышленности и тыловым службам. При этом 40-летнее развитие одной машины не могло не привести к отставанию отечественных танков от зарубежных аналогов. Если в середине 60-х Т-64 был новым этапом в мировом танкостроении, то сегодня Т-90 вряд ли входит хотя бы в пятёрку лучших танков мира. Он заведомо хуже М1А2, «Меркавы» Мк3, «Леопарда-2А6», да и «Челленджеру-2» и «Леклерку» в целом тоже уступает. Не исключено, что и новейший китайский Туре-96 окажется лучше Т-90 (сведений о китайских танках недостаточно для полной оценки).

И до сего дня по количеству танков Россия лишь немного уступает всему блоку НАТО, который теперь включает, как известно, весь бывший Варшавский договор. У агрессивного империалистического блока сейчас 25,3 тыс. танков, у нас – примерно 20 тыс., хотя, конечно, доля исправных машин у них немного выше, чем у нас. При этом не только у нас, но и во всём мире под влиянием развития противотанкового вооружения появляются сомнения в том, нужны ли танки вообще.

Чрезвычайно активно дискуссия на данную тему ведётся в США. Министр обороны Рамсфельд активно пробивает концепцию строительства сухопутных войск, состоящих почти исключительно из лёгких соединений, т.е. не имеющих тяжёлой бронетехники. Концепция уже начала реализовываться путём создания бригад «Страйкер», вооружённых боевыми машинами «Страйкер». Бригады эти обладают очень высокой стратегической мобильностью. Если обычная тяжелая (бронетанковая или механизированная) дивизия США перебрасывается на отдалённый ТВД в лучшем случае за месяц (бронетехнику и артиллерию невозможно в адекватных количествах перевозить по воздуху, а морские суда ходят очень медленно), то бригада «Страйкер» - за 4 суток (машины лёгкие, к тому же их мало, поэтому переброска по воздуху не представляет сложностей). Америке, вроде бы, именно это и нужно при её глобальном размахе и глобальных амбициях. Проблема, однако, заключается в том, что боевые машины «Страйкер», коими вооружены бригады «Страйкер» - это обычные бронетранспортёры (они созданы на базе швейцарских БТР «Пирана») с обычным для этого класса техники уровнем защиты. Одного выстрела из ПТРК или РПГ будет заведомо достаточно, чтобы превратить «Страйкер» в БМП (братскую могилу пехоты). Про танки и говорить нечего, любой антикварный Т-55 прострелит «Страйкер» насквозь с расстояния километр и даже более без всякого опасения получить ответ. Иракскую войну американцы выиграли двумя классическими тяжёлыми дивизиями, т.е. танками, уязвимость которых в бою ниже на порядок.

Разумеется, огромную роль в американской победе сыграло абсолютное господство ВВС США в воздухе. Тем не менее, и сухопутным войскам приходилось вступать в реальные боестолкновения, из которых они выходили победителями именно потому, что были вооружены «Абрамсами», а не «Страйкерами». И в нынешней противопартизанской войне наиболее надёжным средством оказывается «Абрамс», а не «Страйкер» и «Хаммер». Поэтому американский генералитет довольно активно тормозит полёт мысли Рамсфельда. Абсолютное господство в воздухе можно обеспечить не всегда и не везде, если его нет, то танки воевать всё же смогут (если только абсолютного господства в воздухе не имеет противник), а «Страйкеры» - нет.

При этом геополитическая ситуация и характер внешних амбиций у США и России весьма сильно отличаются. Для обороны собственной территории Америке не нужны не только танки, но и «Страйкеры». Ей вообще не нужны для этого сухопутные войска, достаточно флота и авиации. Проблемы возникают из-за непомерных внешних амбиций. Они приводят США в двойную ловушку. Тяжёлые соединения слишком тяжёлые, их долго перебрасывать из Америки в Евразию, нет возможности быстро реагировать на непредвиденные ситуации. Лёгкие можно перебрасывать очень быстро, только воевать они не могут. В этом первая ловушка. Вторая – американцам не хватает людей, Пентагон открыто признаёт кризис нынешней системы комплектования, который делает невозможным решение задач, сформулированных в «Национальной военной стратегии США». Перейти к призывной системе невозможно по политическим причинам – население не поймёт отправки солдат за океан для решения весьма сомнительных задач, что уже было однажды продемонстрировано во время Вьетнамской войны.

У России этих проблем нет. Армия ей нужна для защиты собственной территории, переброски можно производить по этой самой территории железнодорожным транспортом, что снимает проблему низкой стратегической мобильности тяжёлых соединений. При этом, в отличие от США, для РФ вполне возможен вариант классической «большой» войны, в которой роль танков остаётся решающей. Такая война возможна с Китаем, поэтому ещё в мирное время не менее 90% танков следует отправить в Восточную Сибирь и на Дальний Восток. Кстати, по причине возможности такой войны нам необходимо сохранять призывную армию. Видимо, танки и призыв прямо коррелируют между собой. Если для страны есть угроза крупномасштабной внешней агрессии, то нужно и то и другое, если нет – ни то, ни другое не обязательно.

Во всем мире танк в его классической компоновке достиг предела совершенства, пора, видимо, искать нечто новое. Кроме того, очевидно порочной является концепция жестянки на гусеницах под названием БМП, которую в борт можно прострелить из автомата. Если эта машина должна действовать в одних боевых порядках с танками, то и броня у нее должна быть танковой. В Израиле это уже поняли. Здесь, во-первых, никто не собирается отказываться от танков, во-вторых, начали создавать БМП на базе танков. Кстати, «Страйкер», который активно пытались впарить Израилю янки, евреи категорически отвергли из-за низкого уровня бронезащиты.

Впрочем, в Омске создан опытный образец БМП на базе Т-55, но наши генералы даже не рассматривают возможность ее принятия на вооружение. И вообще, всё сказанное выше представляет собой чисто теоретические рассуждения, которые к действиям нашей нынешней власти заведомо не будут иметь отношения. Даже когда сломаются все остальные танки.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2021.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.