GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Справедливости не ищи
Автор: Сергей Ильин
Дата: 01.06.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/141386/
Справедливости не ищи

От чего защищается Кремль

Сергей Ильин представляет точку зрения, противоположную той, что была высказана в статье Александра Храмчихина. Мы продолжаем публикацию мнений наших обозревателей об итогах суда над Михаилом Ходорковским. - GlobalRus. 

Я никоим образом не собираюсь обсуждать в данной статье вопрос о том, справедливо ли осуждены Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, уж извините. Оставим это колумнистам Газеты.ру, с одной стороны – и телеобозревателям первых трех каналов, с другой.

Скажете, цинизм? Ну-ну… Вы хоть примерно представляете себе, сколько судебных приговоров, связанных с лишением свободы, ежедневно выносится в Российской Федерации? Там, знаете ли, тоже «за каждой строчкой приговора – конкретные люди». Да, да – вы меня правильно поняли.

Разбираться же в юридических тонкостях дела – занятие еще менее почтенное. Закон почти всегда допускает двойное толкование, а то, что у нас таковым называлось в 90-е годы – и подавно. Принцип «состязательного процесса» отработан в деле ЮКОСа на всю катушку. С одной стороны – без преувеличения, гениальные адвокаты Ходорковского и Ко. Самые лучшие, самые блистательные. А каких еще адвокатов должна была привлекать защищающаяся сторона?.. Только таких – иначе, согласитесь, было бы глупо.

А со стороны обвинения – юристы, пожалуй, не столь блестящие. Скучные – и с много меньшими гонорарами. Но, поверьте, ничуть не менее профессиональные. Если все-таки не верите – посмотрите любой шедевр Голливуда, построенный на интриге «прокурор-адвокат»: у лойера, как правило, и машина подороже, и язык подвешен много лучше. Нормальный состязательный процесс.

Впрочем, в нашем случае состязательность далеко не столь очевидна. Адмресурс – штука серьезная («в Америке таких не делают») – и говорить о том, что процесс был «честным», я бы лично, поопасался.

Другой вопрос – что безоговорочно верить адвокатам тоже вряд ли стоит: люди отрабатывают неплохие гонорары. Главный их аргумент (или, скорее, месседж) состоит в том, что «законы тогда такие были» - и судите, типа, разработчиков законов и чиновников.

Законы в эпоху «первоначального накопления капитала» были дерьмовенькие, это правда. Но дерьмовенькие ровно настолько, что по результатам хозяйственной деятельности «посадить можно было кого угодно»: просто тогда это было не принято – и речь об этом не шла. Когда на каждый заработанный рубль нужно было заплатить примерно тот же рубль в казну – кто ж в таких условиях будет работать?.. Работали, разумеется – но просто ничего не платили (или платили копейки). А о том, что при этом еще и стреляли едва ли не ежедневно… впрочем, об этом мы сегодня говорить не будем.

До поры - до времени такая практика работала. Тем более, что со времен «семибанкирщины» как-то устоялось правило: крупный бизнес содержит власть. А кто платит - «тот и заказывает музыку». Такой подход, худо-бедно, устраивал всех – и об уголовных делах речь не шла a priori.

«Смена дискурса», собственно, обозначилась (не ранее!) в 1999 году. Тогда, если кто забыл, началась пиар-война за РЕАЛЬНУЮ власть. Ельцин уходил, и было непонятно, кто же придет на смену. Один из медиа-олигархов (Гусинский) имел неосторожность встать на неправильную сторону (Лужков-Примаков). Для начала, последовал разгром поддерживаемой им группировки – а потом, через полгода, под раздачу угодил и сам опальный медиамагнат.

Это было действительно знаковое событие. Первый раз за весь постсоветский период «на нары» попал представитель серьезного бизнеса. Тогда мало кто понял, что отношение сил в связке «власть-бизнес» меняется.

Причем «под раздачу» угодил не только оппозиционер Гусинский. Прошло еще несколько месяцев – и в неприятной ситуации оказался и главный «серый кардинал Кремля» - Б.А. Березовский. Причем настолько неприятной – что ему ничего не оставалось, как за полцены «слить» основные активы – и бежать из России. При том, что он-то уж точно не пытался позиционировать себя как оппозиционера - скорее, наоборот. Борис Абрамович просто не успел почувствовал смены того самого дискурса: «получил активы – сиди на них смирно». Результат известен.

После всего этого олигархический бизнес вел себя достаточно смирно – как минимум, пару лет.  В «серые кардиналы» никто не лез; фигуру Р.А. Абрамовича пока оставим вне пределов обсуждения.

И тут вдруг, «совершенно неожиданно», политикой заинтересовался самый главный олигарх России - Михаил Ходорковский. Который все эти годы ухитрялся достаточно уверенно дистанцироваться от политики. А тут «полез в политику». С довольно неплохим, заметим, имиджем. Импозантен, фотогеничен – да и кровавый шлейф покороче, чем у того же Бориса Абрамовича.

Параллельно г-н Ходорковский ухитрился сделать два дела, крайне неприятные для Кремля. С одной стороны, он начал поддерживать практически все оппозиционные партии перед думскими выборами. С другой – приступил к слиянию ЮКОСа с Сибнефтью.

На выходе этой операции, МБХ имел шанс получить контроль над примерно четвертью бюджета Российской Федерации. Абсолютно нормальный подход – но, напомним, времена изменились. И изменились настолько, что Кремль такого выдержать уже не мог. «Все остальное вам известно».

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.