GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Что мое, то мое!
Автор: Станислав Кувалдин
Дата: 18.05.2005
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/141187/
Что мое, то мое!

Государственные интересы и независимость "Роснефти"

После вторничного заявления председателя совета директоров «Газпрома» Дмитрия Медведева о новой схеме получения государством контрольного пакета в газовой монополии, окончательно ясно – слияния «Роснефти» и «Газпрома» не будет. Говорят, что рынок отреагировал на эти сообщения позитивно – акции «Газпрома» вскоре после заявления выросли в цене на 7%. Одной из причин роста акций стало сообщение о том, что государство, отменив прежнюю схему, по которой «Роснефть» вносилась в «Газпром» в качестве цены за 10,7% акций концерна, необходимых государству для контрольного пакета, теперь намерено выкупить эти акции за живые деньги. То есть, потратить на это, возможно, около 13 миллиардов долларов. Стало известно кое-что и о том, как именно государство намерено это сделать. В частности, Герман Греф на том же заседании рассказал о том, что государство намерено внести 100% акций «Роснефти» в уставной капитал ОАО «Роснефтегаз» - в свое время эта операция уже планировалась, да и сама структура «Роснефтегаз» была создана в качестве промежуточной площадки, обеспечивавшей переход «Роснефти» в «Газпром». Теперь же, когда этого перехода не будет, «Роснефть», акционированная через «Роснефтегаз», приобретет у «Газпрома» те самые 10,7%, акций, на которые претендует государство. Для финансирования этой покупки – все-таки речь идет о возможных 13 миллиардах долларов – будут привлечены «мировые финансовые структуры». После этого, чтобы частично расплатиться с долгами, «Роснефть» также продаст часть своих акций на открытом рынке. Первый этап схемы (с выкупом акций «Газпрома») планируется завершить до 24 июня – срока проведения годового собрания акционеров. Время проведения второго пока неизвестно.

Главной целью намеченной комбинации для государства остается либерализовать рынок акций «Газпрома» после получения контрольного пакета. К цели этой, которая, вроде бы, достигается 24 июня, государство шло давно. Более того, она считалась, да и сейчас считается, стратегической: начало простых и открытых торгов акциями «Газпрома» - шаг, фундаментально влияющий и на фондовый рынок и на экономику в целом. Шаг этот был довольно непрост, и, как и за всякий непростой шаг, государство было намерено заплатить за него свою цену. Именно поэтому интересно посмотреть, что задумывалось изначально, как это было реализовано в итоге и кто получил наибольшую прямую выгоду из произошедшего.

Итак, первоначально имелся «Газпром», акции которого желало получить государство, и имелась «Роснефть» – не очень крупная, но и не то чтобы совсем мелкая государственная нефтяная компания, не несущая золотых яиц, но и не обремененная долгами – в общем, структура как структура, контролируемая государством. Предполагалось, что ценой именно этой структуры государство и оплатит искомые 10,7% акций. Нефтяная компания будет включена в структурное подразделение «Газпрома» - «Газпромнефть». Государство получит контрольный пакет «Газпрома», и акции газовой монополии можно будет выставлять на открытые торги. Стратегическая цель государства достигнута. Нужно  только четко следовать намеченному плану, никуда от него не отклоняясь. Некоторые наблюдатели даже предполагали, что Игорь Сечин, незадолго до оглашения планов о слиянии назначенный на пост председателя совета директоров «Роснефти», был поставлен на эту должность именно для выполнения этого ответственного государственного задания – президент поручил должность в совете директоров своему надежному товарищу именно затем, чтобы он проследил за ходом операции на всех этапах и довел бы «Роснефть» до поглощения «Газпромом».

Однако планам не суждено было сбыться. Может быть, потому, что у государства имелась еще одна цель, представлявшаяся ему не менее важной – а именно, сломить строптивую компанию ЮКОС и разгромить ее налоговыми и прокурорскими проверками. Как и почему возникла эта цель – отдельная история. Однако по странному стечению обстоятельств, одним из кураторов этой операции оказался также Игорь Сечин. Стоит отметить, что одним из лозунгов идеологического прикрытия этой операции стало «возвращение нефтяной отрасли под государственный контроль». Что, безотносительно оценки, в общем-то выглядело тоже как нормальная государственная задача. Она, как мы помним, также была решена  - «Юганскнефтегаз» после шоу с аукционом и «Байкалфинансгрупп» достался «Роснефти» и перешел под контроль Игоря Сечина и Юрия Богданчикова. За это государство – строго говоря, государственная компания «Роснефть», но и государство тоже – также заплатило свою цену. Выразилась она в миллиардных кредитах, привлеченных для приобретения ЮНГ, а также хлопотах (сопровождавшихся, в том числе, и потерей государственной репутации) по приданию этой сделке какого-то похожего на законность вида. Также государству перешли долги ЮНГ, образовавшиеся, в том числе, благодаря налоговой деятельности самого государства. «Роснефть» превратилась в крупную, но обремененную страшными долгами нефтяную компанию с неурегулированными вопросами по части новоприобретенных активов. Но тем не менее, случилось и нечто крайне важное для руководства компании – в их руках оказался жирный нефтяной кусок. И после этого «Роснефть» заявила, что плевать хотела на старые объединительные планы и ни с кем объединяться не намерена – куда ей теперь объединяться, при таком-то «Юганскнефтегазе»? Дальше была краткая открытая «пикировка» в пресс-релизах и заявлениях для прессы между «Газпромом» и «Роснефтью», однако государство и не думало призывать к ответу «группу Сечина - Богданчикова» и напоминать о том, какие цели и задачи вроде бы были поставлены совсем недавно. Государство приняло все как есть. И стало думать над какими-то новыми планами. Наконец, была разработана новая схема, о результатах которой мы узнали сегодня.

И как мы видим, предполагает она привлечение новых многомиллиардных кредитов и  превращение «Роснефти» едва ли не в абсолютного лидера по имеющимся долгам. Кредиты, насколько можно понять, будут привлечены с Запада. Что, может, и не плохо само по себе, однако решительно не ясно, как многомиллиардный долг перед западными кредиторами обеспечивает «контроль государства над нефтяной отраслью». Впрочем, план предусматривает последующую продажу акций «Роснефти» для расплаты по кредитам. Стоит обратить внимание и на то, что, по разным оценкам, «Роснефть» уже должна 20 миллиардов долларов. После покупки – с последующей передачей государству – 10,7% акций «Газпрома» ее долг увеличится больше чем наполовину. Вопрос: сколько придется продать акций «Роснефти» - даже с учетом находящегося в ее собственности ЮНГ – остается открытым. По сути уместен вопрос: можно ли будет компанию называть государственной и насколько искренне и успешно защищали государственные интересы Сечин с Богдачиковым? Впрочем, и здесь может быть достаточно нестандартный ответ на вопрос – охота на ЮКОС еще не закончилась, и, возможно, в собственности будущей «Роснефти» уже предполагается наличие и других, пока еще ЮКОСовских активов.

А может, вопрос и вообще в другом – главное, что нефтяная компания останется под контролем конкретных лиц, а уж будет она государственной или нет – дело десятое, далеко не этот вопрос решался. Во всяком случае, сложно иначе объяснить, как первоначально достаточно необременительная для государства схема увеличения своей доли в «Газпроме» в итоге была проведена по такой формуле, которая предполагает многомиллиардные кредиты и почти обязательное разорение одной частной нефтяной компании в пользу другой государственной. И если именно так с точки зрения «питерских чекистов» (чьим видным и, кажется, типичным, представителем и является Игорь Сечин) и должно выглядеть отстаивание государственных интересов, государству можно предречь довольно печальную участь.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.