GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Скинхеды - реальные и воображаемые
Автор: Сергей Кузнецов
Дата: 09.11.2004
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/138843/
Скинхеды - реальные и воображаемые

Беседа с экспертом по радикальным националистическим группировкам

Cергей Кузнецов  уже около десяти лет занимается молодежными радикальными группировками. Около года назад он написал нам письмо, в котором критиковал одну из наших новостей на эту тему. Критика была столь доказательна и профессиональна, что мы попросили Сергея Владимировича написать нам о том, как реально обстоит дело с молодежными группировками. Он согласился, но из-за занятости и частых командировок написать нам статью у него так и не получилось. Получилась беседа.

GlobalRus: Сразу зададим неожиданный вопрос - не миф ли скинхеды?

На этот вопрос трудно ответить однозначно. Скинхеды, конечно, есть. Есть группировки, называющие себя скинхедами, есть те, кто им подражает, – все это есть, но число и количество хоть сколько-нибудь организованных молодежных групп нацистского толка сильно преувеличено. То есть скинхеды – это миф, часто необоснованно, а иногда и с умыслом раздуваемый СМИ, но скинхеды – это и реальность, которая может быть весьма опасной, если ситуацию запустить. И это очень важно понимать и разделять.

GlobalRus: Ну а сейчас? Насколько сейчас запущена ситуация? Насколько опасны реальные скинхеды?

Ну, смотря что понимать под опасностью. Если скинхеды избили до полусмерти или убили человека, то этому самому человеку, его родным и знакомым не важно, сколько в городе вообще скинхедов – 20, 200 или 20 тысяч, насколько они организованы и сколь радикальны. Но если уйти от трагедии отдельного человека, что всегда непросто, то можно сказать, что ситуация куда менее тревожная, чем 2-3 года назад. Это может показаться неожиданным заявлением, но могу с уверенностью сказать: рост радикальных националистических настроений в молодежной среде идет на убыль. Организованные группы, как я уже сказал, остаются, но они уже не столь многочисленны, а главное, чем дальше, тем более маргинальны среди сверстников.

GlobalRus: Что произошло за эти 2-3 года? Почему изменилась ситуация?

Тут много факторов сработало. Во-первых, все-таки большую роль сыграла деятельность правоохранительных органов. Мы так привыкли ругать милицию – и вполне заслуженно, что нам трудно поверить, что ее работа может привести к каким-либо положительным результатам. Но это как раз тот случай. Конечно, назвать работу идеальной нельзя, но она велась, со скинхедами работали. Когда тебя  регулярно задерживают только из-за внешнего вида, напоминающего вид скинхеда, волей-неволей задумаешься, а нужна ли тебе вся эта крутизна. Параллельно работали с лидерами группировок и вообще с теми, кто у них вызывает уважение, и многие группы, оставшись без лидеров, распались.

Во-вторых, изменилась сама ситуация. В 2000-2002 годах рост молодежной агрессивности и активное формирование группировок были вызваны, в том числе, выходом страны из кризиса. В 90-е все было стремительно, жизнь стремительно менялась, а тут как бы замедлилась, встала. Жизнь стабилизировалась, вошла в какое-то русло, стала побогаче и вообще нормализовалась. Общество начало приспосабливаться к новой реальности, причем в отсутствии традиционных форм процесс этот был вполне болезненным. В подростковой среде это вылилось в рост агрессии. Мир стал ближе и понятнее, но не стал абсолютно своим. В нем по-прежнему неуютно (мир для подростков вообще редко бывает своим и уютным), а главное, непонятно, как теперь вписываться в этот новый мир. Отсюда и желание отвоевать место в мире, показать ему себя и свою силу, отомстить за обиды. Это очень опасная ситуация, но если не запускать ее, то время ее сильно подправляет. За два года произошла некоторая социальная адаптация к стабильности, и в подростковой среде социально направленная агрессия пошла на спад.

Ну и, наконец, самое главное – изменилась ситуация по отношению к объекту агрессии.

GlobalRus: Вы имеете в виду кавказцев? А что тут изменилось? Число кавказцев в городах России не уменьшилось. Или Вы полагаете, что тут сыграла роль деятельность правоохранительных органов?

Нет, тут, пожалуй, милиция ничего особо положительного не сделала. Но изменения произошли, и самые существенные. В 90-е «кавказцы» были самыми заметными для обывателей действующими лицами. Кавказцы и бандиты. Они были везде: на рынках, в окрестных магазинах, у станций метро, в соседних кафе, да и просто на улице. Они зарабатывают наши деньги, они обворовывают, обчищают нас, они выживают нас из наших городов – такая картина представлялась обывателю, и вряд ли стоит его за это винить.

Да и среди бандитов кавказцы были едва ли не самыми заметными – во всяком случае, в восприятии обывателя. Тем более что «наши бандиты» были наши, то есть имели в сознании народа какое-то право, а «кавказцы» были чужими бандитами, не имеющими никакого права, а потому воспринимались как абсолютное зло.

Но постепенно и тут начало многое меняться. Кавказцы в достаточной степени ассимилировались и разошлись по своим нишам. Они уже не везде, они в определенных  местах. Возьмем те же рынки. В 90-х они были средоточием жизни российского обывателя, но  теперь он ходит в «Пятерочку», «Копеечку», «Перекресток», ездит в «Ашан», и ему, в общем, нечего делить с «кавказцем». Даже наоборот – шаурма дешевле, вкуснее и сытнее сетевых фаст-фудов, и обыватель сам заинтересован в том, чтобы в его районе были кавказцы, которые готовят эту шаурму, продают зелень, фрукты и овощи (в овощных ларьках продают парниковые помидоры, а чтобы купить настоящие – грунтовые, надо найти азербайджанского торговца).

GlobalRus: В статье о выступлении Путина на съезде азербайджанского конгресса мы написали об изменении роли «кавказцев» в российской жизни, однако на форуме нас тут же обвинили во лжи и продажности.

Ну, отношение к теме «кавказцев» будет всегда болезненным. Когда я говорю об изменениях, я не говорю о том, что вопрос закрыт и общество поголовно прониклось любовью к «кавказцам». Да это было бы и ненормально. Ксенофобия – естественное чувство и оно, в общем, свойственно любому современному обществу. Вопрос в остроте проблемы и ее актуальности для населения. Сейчас, особенно после Беслана, можно с уверенностью констатировать: ненависть к инородцам пошла на убыль. И дело не только в том, что мы такие цивилизованные и правильные. Сама проблема уже не столь остра.

Хорошо, что вы заговорили про съезд азербайджанской диаспоры. Изменение отношения к ним очень показательно. Азербайджанцы – казалось бы, самые чужие из «кавказцев». Они иностранцы, мусульмане, хуже знают русский язык, к тому же во время армяно-азербайджанского конфликта русское общество, и в первую очередь интеллигенция, встало на сторону армян. А ко всему прочему азербайджанская диаспора – самая многочисленная. И долгое время отношение к азербайджанцам было действительно куда хуже, чем к остальным «кавказцам».

Однако с конца 90-х ситуация стала меняться, и сегодня отношение к ним, как показывают наши опросы, вполне лояльное. Причем произошло это во многом благодаря самим азербайджанцам. В начале 90-х он ехали в Россию из нищей, раздираемой всеми страны, власть в которой принадлежит воюющим друг с другом кланам. Они устремились в Россию, дабы выжить. Когда твоя цель выжить – все средства хороши. К тому же чтобы выжить, – не они одни с этой целью ринулись в Россию – надо держаться друг за друга, почитая всех остальных врагами или дойными коровами. Там, в Азербайджане у них не осталось ничего, здесь, в России у них тоже нет ничего, кроме сплоченности, силы и наглости.

Но жить военным лагерем постоянно невозможно. Азербайджанцы постепенно обзаводятся квартирами, магазинами, кафе и проч. У них уже много что есть здесь, в Москве, им есть, что терять, а главное, они могут уже жить вне военного лагеря, обычной жизнью российского города. Сплоченность диаспоры остается, но она уже не определяет всю жизнь. Те, кому не очень повезло, тоже начинают посматривать по сторонам: конечно, можно продолжать тусоваться с односельчанами на рынке, но куда больше можно заработать, просто поступив на какую-либо службу, куда русские по тем или иным причинам не идут. В отличие от украинцев, у азербайджанцев, спасибо диаспоре, есть регистрация, а часто и прописка.

Параллельно изменилась  ситуация в Азербайджане. Новая власть навела порядок, прекратила войну, стала отстраивать экономику. В Москве по-прежнему можно заработать больше, но многим уже нет смысла покидать родину, дабы искать счастья в России. То есть за спиной у диаспоры появилось свое государство. Они уже не беженцы, они здесь работают и зарабатывают, но если что, могут вернуться и на родину. То есть, это уже люди с другой психологией – не завоеватели-кочевники, а именно диаспора. Им не надо урвать и награбить, они живут уже не одним днем и к России относятся как к своему дому, ибо у них появился выбор, где этот дом иметь.

GlobalRus: Ну, а каковы перспективы развития ситуации не только со скинхедами, но шире с межнациональными отношениями в России?

Тут опять же стоит разделить тему скинхедов и межнациональных отношений. Сегодня скинхеды – маргинальные группировки, скорее не националистического толка, а расистского. То есть скинхеды вернулись к тому, с чего начали – к кальке западных образцов. Их враги сегодня – негры, вьетнамцы, возможно, китайцы. Для правоохранительных органов  это все еще большая проблема, но именно криминальная, а не общественная.

Что же касается межнациональных отношений, то если не слишком пренебрегать миграционными законами и не пускать дело совсем на самотек, то острота проблемы в ближайшие годы будет спадать. Другое дело, что не всем хочется, чтобы она спадала. Разные политические и общественные силы заинтересованы в поддержании межнациональной напряженности. И если обществу удастся нейтрализовать их усилия, очень многое само собой встанет на место.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2017.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.