GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Как же он не понимает, что это «совсем не то»?
Автор: Петр Ильинский
Дата: 30.09.2004
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/138379/
Как же он не понимает, что это «совсем не то»?

Путинские реформы: попробуем разобраться спокойно

Существует два мнения о возможных изменениях российского законодательства. Первое: у президента всегда были диктаторские замашки, он давно хотел абсолютной власти (вариант – возврата к прошлому), к достижению каковой цели ныне и приступил. Разделяющие эту точку зрения нынешнего главу России никогда не любили и уже не полюбят. Второе мнение таково: как же он не понимает, что это «совсем не то»? Данную точку зрения высказывают люди, в той или иной степени президенту симпатизирующие. Теперь они искренне чешут затылок, пытаясь объяснить не самые удачные, как им кажется, предложения. «Конечно, понимает! – кричат им в ответ представители первой группы. – Он же диктатор! Мы ж давно говорили, а вы не верили!»

Ради простоты рассмотрим только предложение о назначении губернаторов. По нашему мнению: 1) президент не стремится к абсолютной власти, а считает, что так будет лучше; 2) резонов для согласия с этим более чем достаточно; 3) тем не менее, данная точка зрения глубоко ошибочна – лучше не будет.

Стало общим местом говорить о незрелости российского общества, а следовательно – электората. Иного ожидать сложно – отечественная демократия ходит в начальную школу. Эта незрелость особенно проявляется в регионах наиболее проблемных и наименее экономически и социально развитых. Именно там легче манипулировать избирательным процессом, именно там к власти часто приходят неквалифицированные популисты различных мастей и удерживаются у ее кормила, не брезгуя никакими методами. Особо уязвимыми являются самые нестабильные регионы, в частности, большинство северокавказских. В результате важнейшие назначаемые должности там занимают люди, связанные с руководителями республик отношениями личной преданности или обязательствами внегосударственного характера. Электоральные манипуляции приводят к тому, что главы многих регионов относительно независимы от избирателей, а конституционная выборность их постов – к тому, что и ответственность перед Москвой у них невеликая (особенно между избирательными кампаниями). Что же до личной ответственности – которая является краеугольной основой любого государства – то применимо к большинству этих людей о ней и говорить не стоит.

Вообще, личная ответственность находится в дефиците у российского общества в целом. Дабы в этом убедиться, откройте любую газету или поговорите с соседом на темы дня. Как что в России случится – сразу море виноватых! И президент (некоторые считают, что отсутствие горячей воды связано с работой Путина в КГБ), и журналисты (болтают много, врут, показывают, чего нельзя), и злобный Запад (без этого никуда), не говоря о депутатах-придурках и о по-прежнему пьющей русскую кровушку Мировой Закулисе. Как-то не получается сказать во весь голос, что во многих бедах действительно виноват стрелочник – конкретный милиционер-взяточник, конкретный военный, нарушивший инструкции, конкретный избиратель, не пришедший на выборы, и конкретный жилец, поскупившийся на замок в парадной – ведь чем жить в чистоте, удобнее сладостно втягивать запах дерьма, обвиняя городские власти в том, что кто-то все время гадит в твоей конкретной парадной. Именно такое бесконечное количество стрелочников кое-что говорит об обществе – обществе, в котором безответственные составляют большинство.

Но вернемся к теме назначения губернаторов. Очевидно, что озвучивание этой идеи после бесланских событий неслучайно. Дело не в том, что «бывший кагэбэшник и его клика» выжидали удобного момента для отъема «демократических завоеваний», хотя мысль о назначении губернаторов не могла не придти президенту уже давно, особенно на фоне неудовлетворительной работы глав самых сложных регионов. Можно с большой долей уверенности предположить, что катализатором решения стало то, что действия властей Северной Осетии по ходу кризиса оказались ниже всякой критики. Вероятно, распространявшаяся в первые часы трагедии дезинформация, во-первых, исходила от республиканского руководства, а во-вторых, дезинформировала и Кремль. Не говоря о том, что некомпетентность проявили и местные органы внутренних дел (при несомненном личном героизме многих их работников).

Несомненно однако, что предложенное лекарство будет если и не хуже самой болезни, то никак не послужит для ее излечения. В распоряжении Кремля нет корпуса профессионально подготовленных администраторов. Даже в лучшие годы Российской империи их не хватало – что же говорить о нынешних днях? В частности, у России по-прежнему нет института подготовки таких людей, нет системы, их производящей. Вот почему бессмысленны сравнения с Францией, недавно так полюбившиеся определенной части политологов – ведь ничего подобного, например, Институту Управления (École Nationale d'Administration) на нашей родине нет. Нынешние же методы отбора российских управленцев: по диплому Высшей школы КГБ или факту службы в петербургской мэрии времен А.А. Собчака – очевидно недостаточны.

Единственный способ отбора компетентных функционеров, которым Россия ныне располагает – это оценка управленческих и политических способностей кандидата на деле, то есть через избирательный процесс. Метод сей несовершенен – но другого сейчас нет. Да, среди губернаторов окажутся люди некомпетентные и неудобные – иметь дело и с теми и с другими будет сложно. Но только из этого корпуса, как и из корпуса депутатов, напрямую ответственных перед избирателями, может выйти достаточное количество политиков и управленцев  национального масштаба – которые жизненно необходимы России.

Президентским декретом этих людей на свет Божий не произвести – они могут только появиться «сами», в результате медленного, но именно потому плодоносного и необратимого процесса. К тому же, именно в ходе выборов и перевыборов постепенно умнеет электорат: перестает покупаться на самые пошлые обещания, учится отличать подонков по лицам, контролировать подсчет голосов, то есть, постепенно начинает принимать на себя личную ответственность за происходящее в стране – ту ответственность, недостаток которой чаще всего приводит к российским трагедиям.

Не хотелось бы отводить упреки от государства – к примеру, дороги российские действительно плохи и патрульные милиционеры часто напоминают вышедших на промысел лихих молодцов. Только может быть, если б россияне поменьше садились бы за руль в пьяном виде и пореже гоняли бы со скоростью в два раза больше разрешенной – то умопомрачительные цифры отечественной дорожной смертности могли бы и понизиться и без вмешательства министра внутренних дел, или, страшно сказать, самого В.В. Путина.

Пьяный водитель, выжимающий 120 км/ч на узком переулке, не может обвинять ни ГИБДД, ни губернаторов, протягивающих дороги к себе на дачу. А трезвый и не проскакивающий светофоры на красный – может. Может и спрашивать с властей – если, конечно, ходит на выборы и следит за чистотой. Если принимает, говоря высокопарно, ответственность за судьбы родины или хотя бы своего места проживания.

Трезвых в России пока, что скрывать, меньшинство. Но вместо того, чтобы делать вид, что их вовсе нет, власть могла бы на них опереться. Или, в соответствии с законами истории, законопослушные люди должны обязательно настоять на своих правах – а иначе никак?

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.