GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: От детоубийства до ядерного терроризма - один шаг
Автор: Михаил Маргелов
Дата: 10.09.2004
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/138105/
От детоубийства до ядерного терроризма - один шаг

К трехлетней годовщине событий 11 сентября

Сегодня, после трагических событий в Беслане трехлетняя годовщина атаки террористов на Америку воспринимается уже не как дежурная дата. Мир снова вернули к тем вопросам, которые встали перед ним 11 сентября 2001 года. Сегодня, как и тогда, снова зазвучали слова "война", "глобальная угроза", "новый миропорядок". Хотим мы того или нет, на эти вопросы придется отвечать.

Вступительное слово главы международного комитета Совета Федерации Михаила Маргелова на заседании политической секции ПЕТЕРБУРГСКОГО ДИАЛОГА.  

Тема обсуждения - перемены политических доктрин, совместная ответственность перед лицом глобальных вызовов.

Это обширная и благодатная для суждений тема. Но это - тема мирного времени, а между тем - идет война.

Поэтому я не вижу смысла перечислять здесь сегодня все такие глобальные вызовы. Это отвлечет нас от вещей действительно актуальных, актуальных, надеюсь, не только для российской стороны.

Главная тема - международный терроризм

Я предлагаю остановиться на главном - на международном терроризме, который, конечно же, объявил войну не только России. Ни одна страна мира, в данном случае - ни Россия, ни Германия - не способна одна без межгосударственного сотрудничества предотвратить очередные трагедии.

Государственный эгоизм в антитеррористической борьбе

Между тем, до сих пор для каждой страны основной интерес представляют только те террористические организации, которые совершают террористические акты на ее территории. И в результате количество целей антитеррористической борьбы остается меньше, чем количество террористических организаций. Начинают спрашивать, по ком звонит колокол, и вступать в торги - чья кровь дороже. Такой эгоизм понять можно. Скажем, Европу лишь припугнули атакой на Испанию. Наказали не за символическое военное присутствие в Ираке, а скорее за твердость, с которой Испания посмела конфликтовать с Марокко из-за спорного средиземноморского острова.

Президент Путин ответил на критику

Что касается террористических актов в России, то после каждого из них нас начинают учить соблюдению прав человека и навязывать нам переговоры с главарями детоубийц. Наша позиция по этому поводу неизменна, ее еще раз высказал Президент Путин 6 сентября на встрече с иностранными журналистами и экспертами. Он посоветовал нашим критикам пригласить на переговоры Бен Ладена, а не швырять бомбы и гоняться по всему свету за «Аль-Каедой». Но с Бен Ладеном никто не переговаривается. Почему же мы должны переговариваться с детоубийцами? Может быть, вернуть им власть в Чечне?

Говорят о плохих федеральных войсках в Чечне, а три дня "хрустальных ножей" в Беслане - это возмездие. Но хороших войск, как показывает и практика Ирака, во время боевых действий не бывает. Достаточно много российских военных уже сидят за преступления против мирных жителей в тюрьмах. Будут, видимо, сидеть и военнослужащие США, впрочем, только за "изысканные" издевательства над заключенными иракцами. Но ни Москва, ни Вашингтон не науськивают солдат на мирных граждан или пленных. Создается впечатление, будто только в столицах Западной Европы знают, как надо обращаться с мирным населением и пленными, а в Москве и Вашингтоне - не знают. Как бы ни действовали российские и американские военные, но факт - они защищают христианскую цивилизацию, в том числе те европейские ценности, которым нас не устают учить.

Связи бесланской трагедии с политическим процессом в Чечне нет

Связь последней серии террористических актов в России с политическим процессом в Чечне не просматривается. Среди наемников-террористов были уроженцы не только Чечни - это интернационал. Нет здесь и религиозной составляющей, потому что нет таких богов, которые требовали бы от верующих детоубийства. Политический процесс в Чеченской республике идет, а террористические акты - это как раз и есть действия противников этого процесса, это провокация. Цель - спровоцировать Москву на боевые действия, а кроме того, довести этнические проблемы Северного Кавказа до кровопролитного конфликта, чтобы пополнить редеющие ряды боевиков.

Широкая цель  - замедлить либеральные реформы и расчленить Россию

Более широкая цель такого рода действий – замедлить либеральные реформы в стране. После серии терактов стали говорить, например, об увеличении государственного контроля над отраслями инфраструктуры - топливно-энергетическим комплексом, транспортом, жилищно-коммунальной сферой, газо- и нефтепроводами. Эксперты прогнозируют рост бюджетных затрат на силовой блок - этот прирост по сравнению с наметками на 2005 год может составить до 1 процента ВВП. Следовательно, профицит федерального бюджета в будущем году составит не полтора, а половину процента от ВВП. Надо полагать, что и дополнительные доходы текущего бюджета в сумме до 300 млрд рублей предстоит осваивать именно силовому, а не какому-то иному блоку. Либерально-беспечный проект бюджета на 2005 год, вероятно, будет пересмотрен.

Другая более широкая цель - стравить народы России и развалить страну по чертежам Великого Туранэ: отделение Юга и отсечение Сибири от европейской части поволжским поясом.

Политический процесс на Северном Кавказе - экономическая задача

Следует подчеркнуть, что политический процесс на Северном Кавказе - это, прежде всего, экономическая задача. Весь регион - дотационный, с учетом специфики этносов и границ это создает определенную социальную базу для воспитания боевиков. Не буду говорить о средствах, направляемых в республику федеральной властью. Упомяну лишь о том, что после Беслана к процессу умиротворения региона подключился российский частный бизнес, прежде всего, в лице своего крупнейшего корпоративного объединения Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Растет осознание того факта, что успех борьбы с терроризмом зависит не только от усилий правоохранительных органов, но также, если не в большей степени, от усилий всего общества. РСПП как главный общественный институт российского бизнеса готов представить программу экономического развития Северного Кавказа. Целевая установка - резкое увеличение там количества рабочих мест: чем их больше, тем меньше тех, кто порой вынужден зарабатывать стрельбой из автомата или минным делом.

Нам не за что оправдываться

Мы делаем, конечно, ошибки. Но мы здесь не для того, чтобы оправдываться за что-либо. Думаю, оправдываться рано или поздно придется другим, коллаборационистам, стремящимся умиротворить агрессора. Европа такое умиротворение в прошлом веке проходила. Оправдываться придется тем, кто дает приют террористам-преступникам, разрешает деятельность зловещих фондов, тем, кто зализывает раны террористам со всего света, кто предоставляет комфортные условия для составления новых планов убийств детей. И потому трудно судить, какая - западная или южная - граница сегодня для России действительно опасней. В свете высказываний некоторых европейских политических деятелей и СМИ возникает вопрос - а можно ли в антитеррористической войне рассчитывать на прочное союзничество с Европой? К счастью, многочисленные демонстрации так называемых простых людей Европы в поддержку России эту надежду сохраняют, в том числе и демонстрация в Берлине 6 сентября у посольства России. Ее участники потребовали от германских властей прекратить всякую поддержку террористов, а от средств массовой информации - героизацию детоубийц. Правда, я не очевидец, а опираюсь только на материалы СМИ.

О двойных стандартах

Но набившую оскомину тему двойных стандартов под впечатлением событий в Беслане я развивать не буду. Мы к этим стандартам уже привыкли, и они нас не трогают. Мы не делим убийц мирных жителей на плохих и хороших, и не называем детоубийц повстанцами или сепаратистами. Для нас это - особо опасные преступники. Из этнического состава группы бандитов в Беслане следует, что собственно чеченские резервы пополнения террористических формирований, благодаря политическому процессу в республике, видимо, иссякают. Нас вновь при­зывают к переговорам с заказчиками бесланского детоубийства, но совершенно ясно, что теперь народ в массе своей не поймет власть, которая начнет такого рода переговоры. Кроме того, я не думаю, что Европа что-либо выиграет, если Россия начнет разваливаться по пантуранским планам.

Международное сотрудничество – открытость России в антитеррористической борьбе

Россию обвиняют в излишней закрытости всего, что связано с антитеррористической борьбой. Это странно - достаточно напомнить о нашем обращении в Совет Безопасности ООН и его резолюции по поводу бесланской трагедии. Это обращение как раз и означает открытость России мировому сообществу в этой борьбе, по логике участию этой и других международных организаций в окончательном урегулировании северокавказской проблемы.

НАТО. Превентивные удары

Сохраняет надежду на союзнические отношения с Европой позиция НАТО. Помимо декларации экстренного заседания Совета Россия - НАТО, для обсуждения оперативных вопросов в Москву прибыл Верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе Джеймс Джоунс. Цель визита и встречи с начальником Генштаба Вооруженных Сил Юрием Балуевским - перспективы отношений России с государствами-членами НАТО в области борьбы с международным терроризмом. 8 сентября Юрий Балуевский заявил, что Россия готова наносить превентивные удары по лагерям террористов, где бы они ни находились.

Израиль готов предоставлять России агентурные данные

Не могу не сказать об оперативности, с которой России удалось договориться с имеющим значительный антитеррористический опыт Израилем. В ходе визита Сергея Лаврова в Израиль израильская сторона предложила России обмениваться агентурными данными. Надо заметить, что подобного рода данные, составляющие угрозу раскрытия агентуры, Израиль не передает даже США. И это притом, что Россия в соответствии с решениями ООН считает арабские территории оккупированными Израилем. Разумеется, я далек от того, чтобы идеализировать нынешнюю двустороннюю тактику действий участников ближневосточного конфликта.

Антитеррористические конвенции

Совместные не вполне, как видим, успешные усилия заинтересованных стран в борьбе с терроризмом ведут начало с Гаагской конвенции 1907 года. С тех пор принято 19 международных конвенций о сотрудничестве стран в этом направлении. Это, прежде всего, 12 конвенций универсального характера – о борьбе с незаконными действиями в отношении гражданских самолетов, морских судов, о защите дипломатов, безопасности нефтяных платформ и прочие. Есть в этом списке и конвенции с региональной спецификой - Лиги арабских стран 1998 года, организации Исламская конференция 1999 года, Организации американских государств 1971 года, Европейская конвенция 1977 года и другие. Но действенность этих конвенций, очевидно, мала, и принятие какой-либо очередной конвенции ничего не прибавит борьбе с терроризмом. Тем более что за последнее время мы имеем дело с феноменом перерастания национального иерархически организованного терроризма в международный терроризм, организованный по сетевому принципу. И механизм этого перерастания, как и причины, пока остаются мало исследованной областью.

ПАСЕ

Тем не менее, на заседании Бюро ПАСЕ в Осло российская делегация предложила создать в рамках Политической комиссии ПАСЕ особый подкомитет для борьбы с международным терроризмом. Главной задачей этой структуры будет координация с соответствующими органами ООН. Кроме того, будет выработана Международная конвенция по противодействию мировому терроризму. В октябре тема терроризма станет основной и на очередной сессии ПАСЕ в Страсбурге.

Координация уголовного права

Другая проблема совместных усилий - координация уголовного права государств. Мы знаем, что статьи международного уголовного права реализуются через внутренние законы. Определения терроризма официальными институтами государств часто носят ведомственный характер, с чем, например, столкнулись США. Для ФБР терроризм ближе к уголовному деянию, для ЦРУ важно выявить в террористических группах наличие иностранного участия. Надо полагать, такого рода ведомственность имеет место и у нас в России. Недаром Президент Путин в обращении по поводу бесланской трагедии говорил о необходимости пересмотра организации правоохранительных институтов. Кардинальным решением было бы, конечно, согласие всех стран на преследование террористов в любой точке Земли, но, думаю, и в условиях некоторого размягчения государственных суверените­тов у этого решения есть и оборотные стороны.

«Большая восьмерка»

Сегодня решения "большой восьмерки" в области борьбы с терроризмом воспринимаются в исламских государствах как заговор развитых стран против остального мира. Внимание следовало бы уделять региональным антитеррористическим усилиям - страны-члены "восьмерки" по отдельности или "восьмерка" в целом могли бы координировать специальные вопросы с той же Лигой арабских стран или Организацией исламской конференции, которые, как известно, приняли антитеррористический "Кодекс поведения".

Сотрудничество спецслужб

Если признается наличие именно международного терроризма, то надо рекомендовать, по крайней мере, нашим правительствам активизировать хотя бы обмен мнениями между представителями спецслужб. Я имею в виду, помимо прочих, такие институты, как учрежденный в октябре 2001 года Контртеррористический комитет ООН, работающий с 2000 года Межгосударственный антитеррористический центр СНГ, "Группу Треви", организующую коллективные действия стран ЕС против терроризма. В идеале должен быть создан антитеррористический Интерпол.

Антикоррупционное направление борьбы с терроризмом

По результатам расследования последних терактов на территории России, можно ожидать усиления антикоррупционных мер. Достаточно сказать, что среди нападавших на школу в Беслане были преступники, которые, по данным правоохранительных органов Чечни, отбывали сроки тюремного заключения. Кто их выпустил? Далее, подозреваемые во взрыве пассажирских лайнеров, по версии следствия, купили билеты у спекулянта, который в нарушение всех правил провел их в самолеты. Думаю, борьба с коррупцией, как фактором, способствующим терроризму, актуальна не только для нынешних российских условий. Скажем, до сих пор остаются тайной мотивы, по которым и в западных финансовых структурах используются черные деньги других стран. Ведь немалые средства, используемые террористами, не хранятся под матрацами. Надо, видимо, выявлять совместные с террористами финансовые предприятия. Дело это деликатное - в России недавно из-за этого чуть было не разразился даже банковский кризис.

Демократия и война с терроризмом

В России после серии терактов в общественном мнении выявились два рода суждений.

Первое из них - это закручивание гаек, укрепление силового блока, возвращение смертной казни, во всяком случае, для лиц, уличенных в терроризме. Укреплять силовой блок так или иначе придется, поскольку коррупция в правоохранительных органах объясняется, помимо прочего, унизительно низкой оплатой этого специфического и небезопасного рода деятельности. Разумеется, это внутреннее дело России, но упомянуть о нем здесь уместно. Есть сведения о том, что в финансовой поддержке правоохранительных органов примет участие российский частный капитал. О форме этого участия пока что неизвестно. О возвращении смертной казни в средствах массовой информации стали говорить даже либерально настроенные представители нашей общественности. Оправдательная линия таких выступлений строится на известной формуле - на войне, как на войне. Кроме того, в пример приводится Америка, где в период с черных сентябрьских дней 2001 года не произошло ни одного теракта. В связи с Америкой говорят не только о применении там смертной казни, но и обо всем комплексе не очень демократических мер, предпринятых ради безопасности граждан. Россию часто упрекают за укрепление государственности, но, надо отдать себе отчет, что успешные теракты, к сожалению, не свидетельствуют о силе государства. Второе суждение, сопрягаемое с первым, состоит в мобилизации общественности, в укреплении пока что также слабых институтов гражданского общества в стране. Ведь у нас всю тяжесть разъяснений бесланских событий принял на свои плечи один человек - Президент Путин. Все остались в стороне.

Заключение

В политических и общественных кругах России встал вопрос о соотнесении демократических свобод и укрепления силовой составляющей власти в связи с  необходимостью борьбы с терроризмом.

Наша дискуссия носит открытый характер, и я не навязываю присутствующим некую обязательную повестку дня. Но полагаю, что уйти от затронутых мною проблем не удастся.

От детоубийства до ядерного терроризма - один шаг.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.