GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Точка социального распада
Автор: Леонид Борисов
Дата: 19.05.2004
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/137539/
Точка социального распада

Размышления во время пресс-конференции устроителей выставки "Осторожно, религия!"

Неделю назад, 13 мая, в музее А.Д. Сахарова происходила пресс-конференция по поводу возбуждения уголовного дела против устроителей выставки "Осторожно, религия!". Дело возбуждено по ст.282: совершение действий, «направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности и отношения к религии». На пресс-конференции выступали люди почтенные и достойные – директор музея Ю. Самодуров (один из обвиняемых), адвокат по этому делу Ю. Шмидт, социолог Ю. Левада, физик и атеист А. Шабад, художница А. Михальчук (тоже одна из обвиняемых), и правозащитники С. Ковалев и Л. Алексеева.

Говорили они всякие душевные вещи, типа «сейчас появляется угроза, что церковь побеждает» (Ю. Самодуров), или «надо либо согласиться, что это кощунство, либо быть осужденным» (он же), или «у церкви в нашей культуре глубокие корни… т.е. неглубокие корни» (Ю. Левада»), или «церковь – это страшное заведение, которое ведет сознательное наступление на наши права» (Л. Алексеева). Разумеется, говорили и про то, что "с Божьим словом отправляли на костер, колесовали и четвертовали" (адвокат Ю. Шмидт -  он же подарил слушателям чеканную фразу о «православии, которое выходит за рамки приличия») и про удар по международному авторитету России (в редакции художницы А. Михальчук это выглядело так: «будет иметь последствия на международный имидж России»). Крепко высказался и С. Ковалев, заявивший, что «выставка и на самом деле была антиклерикальная, и это ее заслуга, этого у нее не отнимешь». Он вообще говорил самые неожиданные и нетривиальные вещи, типа того, что инквизиция стоит на две головы выше погромщиков выставки, или что среди двенадцати апостолов Христовых были менялы.

Я сидел и тихо (надеюсь) радовался тому, что они не могут связать двух слов и путаются во всем, приводят какие-то дурацкие примеры непонятно чего…

А потом мне почему-то стало плохо. Как же так получается?

Дело в том, что общество, по определению и по смыслу, характеризуется среди прочего и своим «пространством общего». И чем меньше этого общего, тем общество слабее. Решить каждую конкретную, частную задачу можно только находясь на этом общем поле, которое образовано разными людьми. Современное общество существует и устойчиво настолько, насколько существует и устойчиво поле общих понятий и ценностей, образованное людьми с различными понятиями и ценностями. Атомизация же нашего, современного российского общества дошла до той грани, когда каждый из нас может себе легко представить только самого себя или таких же, как сам. Все остальные рисуются не как «отличающиеся, но подобные», а как «не-такие» или как «такие же, но противоположные» («анти-я», «анти-мы»).

Такое состояние представлений об обществе и о других его членах как раз является общим для всех, независимо от конкретных взглядов: верующий или либерал-атеист, государственник или противник власти и государства, западник или почвенник. По сути дела везде, где возникает общественная дискуссия, обнаруживается одно и тоже: кроме «я» и «не-я» (вар. «мы» и «не-мы») никого не существует.

И не удивительно, что в этой ситуации все группы оказываются предельно маргинализированными, и все, как дети малые, норовят схватиться за власть и силу власти как за единственную возможность чего-то добиться. Кинуть, так сказать, своего собеседника под копыта. Все апеллируют к власти (вариант - к международному общественному мнению и вообще «загранице», которая у нас тоже почитается властью и силой), все пытаются настучать "правильным властям" на своих противников, указать на их вредоносность и опасность.

При этом мы все ощущаем или даже осознаем свою слабость, и поэтому приписываем офигенную силу своим оппонентам (которых мыслим именно противниками, а не собеседниками), подозреваем стоящих за ними мощнейших союзников (питерских чекистов, мировую закулису, деньги олигархов). Кроме того, общим является и искренняя убежденность в том, что этот самый оппонент не может быть честным, раз придерживается иной точки зрения, чем «я» или «мы».

«Он купленный», «он работает на тех-то», «сколько теперь платят за такое?». Столь массовое распространение логики: «если некто говорит не то, что я считаю верным, значит куплен с потрохами» - это не просто досадная традиция, это - свидетельство критического уровня социального распада. Дальше по сути дела некуда.

Причем степень одинаковости структуры представлений поражает. Либералы с жаром твердят о том, сколько денег у православных и как за ними стоит Власть и Государство, а им, демократам и правозащитникам, не на что даже адвоката нанять, не говоря уже чтобы книжку по правам человека издать. Православные же почвенники с тем же жаром, с теми же интонациями твердят про Силу (именно так, с большой буквы) Глобализированной Власти и Мировые Деньги, стоящие за либералами и западниками, а у них, православных, и газету выпустить не на что, и стены в церкви покрасить…

А ведь грустная правда в том заключается, что адвоката нанять действительно так же не на что, как и алтарь привести в порядок. И если хоть как-то попытаться выйти за рамки «мы» и «я», то это становится очевидным. Но на это почему-то ни либералы, ни почвенники, ни атеисты, ни православные оказываются не способны.

С выставкой все та же история. Каждый из действующих лиц действовал крайне нелепо хоть с точки зрения интересов всего общества, хоть с точки зрения своих собственных интересов. Сам по себе обмен сильными и силовыми действиями – т.е., сама выставка и ее разгром, ничего особенного не представляли. И то и другое действие содержали в себе как элемент сознательной провокации, так и элемент непосредственного движения души. Вышло не очень хорошо, но дело, в общем, обычное. Проехали. Теперь надо бы сесть и поговорить. Но…

Вместо разговора последовало соревнование в глупостях… Произошло взаимное обращение в суды (и это при том, что ни та, ни другая сторона, естественно, не верит ни в какой российский суд и вообще в земную справедливость…). Пошли доносы во все инстанции о вселенских (или по крайней мере антигосударственных) намерениях покуситься на общественные ценности… При том, что всякому ясно, при первом же разговоре с участниками, что никто из них ни на какие такие вселенские замыслы просто неспособен! Все решали свои частные, в общем, задачи.

И оказалось, что никто из участников, в общем, не очень верит в свои собственные ценности, а крепость и силу ценностей иных склонен сильно преувеличивать. Иначе как объяснить вопли православных о том, что христианство в России от таких выставок погибнет, и завывания либералов о том, что судебное преследование художников - знаменует собой окончательное забвение в России всяческих свобод и возвращение советской власти в новом обличьи.

Есть и еще одна сторона этой истории. Дело в том, что мы в самом деле сейчас живем в ситуации, в которой Россия никогда не жила. И не только по степени разрозненности и слабости людей, но и по степени множественности социальных и культурных групп, различных мировоззрений и отношений к жизни, ценностных систем и т.д. В нашем случае, пользуясь известным выражением Виталия Найшуля, нам в бабушкин сундучок лезть нечего – там ничего не лежит на этот случай. Не было никогда в России за без малого тысячу лет ее исторического государственного существования такой ситуации, как сейчас. Нет у нас и наработанных социальных способов договаривания и улаживания подобных противоречий, нет ни общественных, ни тем более государственных уравновешивающих и стабилизирующих механизмов… Ничего нет.

А придумать такие способы и механизмы, подходящие для всех нас, мы можем, как ясно из задачи, только все вместе, в результате осознания задачи, обсуждения ее, принятия общего решения и совместной поддержки.

При таких обстоятельствах, в общем, надо признать, что мы еще удивительно мало и редко деремся между собой.

В чем причина – Бог весть.

То ли гигантский социальный эксперимент, устроенный в России в прошлом веке, так повывел общественную активность, что просто некому лаяться и драться, а оставшиеся просто обессилены. То ли обстоятельства такие, что надо выживать в первую очередь, и все силы идут на это (тогда, кстати, интересно подумать, не начнем ли мы драть друг другу волосья и бороды как раз именно тогда, когда заживем получше и поспокойнее?). То ли, как всегда, у нас самое сильное – это «речевое поведение», т.е. знаменитые русские ругательства и раздражения, без всяких последствий в виде настоящей драки.

В любом случае надо сказать, что какое-то время на разговоры и договоры у нас есть.

Материалы ГлобалРус по теме:

Современное искусство и погром. Полемика на ГлобалРус

02.02.2004 Аркадий Ипполитов, Александр Тимофеевский Весна Средневековья. В России учреждена инквизиция

09.02.2004 Максим Соколов Служите черные мессы в заведениях клубного типа. И тогда российская инквизиция вас не тронет

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2021.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.