GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Глупая жадность
Автор: Юрий Аммосов
Дата: 16.06.2004
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/135243/
Глупая жадность

О свойствах российской политики

Развивающийся на наших глазах кризис власти еще далек от завершения. Однако один урок из него уже можно извлечь, и этот урок достаточно важен. В известной мере, даже хорошо, что этот кризис состоялся: ясность в этом вопросе стоит немало.

Коллега по ''ГлобалРусу'' Александр Храмчихин высказал мнение, что Кремль намечает трансформацию России по китайскому образцу, однако взамен выйдет трансформация в Латинскую Америку, с военными хунтами. Как бы убедительно ни выглядела аналогия на поверхности, это не более чем красивая метафора. Храмчихин справедливо указал, что для трансформации России в Китай необходимо невыполнимое граничное условие: чтоб жители России были китайцами. Но и для трансформации в Латинскую Америку, как минимум, нужна латиноамериканская армия.

Армии золотых дней военных хунт были особыми институтами, государствами в государстве, восходящими еще к колониальным временам. Они давали своим членам совершенно особые привилегии и вместе с ними достаток. Офицерский корпус армий в большинстве своем был дворянско-аристократическим по происхождению или, как минимум, по традициям. Офицерский корпус был невелик и составлял основу светской жизни страны, с гарантированным вниманием красавиц и заискиванием богачей. Для солдат армии же возможность попасть в рядовые означала жалованье много выше предела, достижимого в родной деревне или трущобе, гарантированную занятость, почет, красивую одежду, увольнения к девкам и выпивку. Вольготная, элитная и денежная жизнь была не особенно рисковой: войны в Латинской Америке в 20 веке стали редкостью, чаще армия преследовала не неприятеля, а собственных инсургентов или партизан-индейцев. На места, и офицерские и солдатские, был конкурс: соискателей было намного больше, чем мест, причем сыновьям военных оказывалось открытое предпочтение. Все это спаивалось кастовым духом – армия была не слугой общества, а его, если угодно, наездником, презирая тех, кого должна была оберегать, и подчинялась только самой себе.

Словом, латиноамериканская армия - это та самая "гвардия", о которой не так давно мечтали другие авторы "ГлобалРуса". Вот с такой армией хунты вполне возможны. Вопрос: располагаем ли мы такой армией сейчас? Ответ: нет, мы располагаем армией, где офицеры – низкооплачиваемые чиновники, озабоченные только тем, чтобы прилично выглядеть перед начальством, а рядовые-срочники служат из-под палки. Латинская Америка в России невозможна так же, как и Китай. В России возможна только Россия.

А что такое Россия? Чем отличается российская политическая система от китайской, латиноамериканской, европейской? Ответ, кажется, лежит в иной плоскости. У российских власть имущих иная мотивация, и называется она двумя словами – Глупая Жадность. В начале дела ЮКОСа все комментаторы сходились на том, что Ходорковского наказывают за политические амбиции, скупку Думы и т.д. – иными словами, идет борьба за власть. Эта версия продержалась ровно сутки, до 30 октября. В этот день прокуратура показала городу и миру, за чем она пришла на самом деле – арестовав 44,5% акций ЮКОСа. Это был акт двойной глупости: во-первых, для ареста не было абсолютно никаких законных оснований, и в тот день прокуратура обогатила уголовный процесс формулировкой "по убеждению прокуратуры". Доселе "убеждение" было исключительной привилегией коллегии присяжных. А во-вторых, какой безумец мог надеяться, что за акции ЮКОСа удастся выручить ту сумму, которая значилась на тикерах РТС? Не успели еще просохнуть чернила на постановлении об аресте, а рынок уже снизил цену на 20%, и снизил бы до нуля, появись информация об их дальнейшем отчуждении – примеры были.

Прокурорские так и не осознали, что обладают чем-то вроде прикосновения царя Мидаса наоборот – всякие ценные бумаги, на которые они накладывают руки, обращаются из золота в мусор. Те, кто верил в рациональность блюстителей правопорядка, долго шутили, что деятели Генпрокуратуры играют на понижение ЮКОСа, но это, по-видимому, было сильной переоценкой умственных способностей прокуроров, если только они не играли совсем-совсем по маленькой.

Как оказалось, охота идет не за властью – а за личным состоянием Ходорковского. Закон был попран ради обычной корысти, причем, скорее всего – личной. Собственно, и ЮКОС тут был особенно ни при чем, – просто охотникам этот барашек показался наиболее жирным. При этом "питерские", "чекисты" или кто они там восстановили против себя весь российский политический класс, от коммунистов до либералов, весь деловой мир и  подорвали шансы (казавшиеся недавно стопроцентными) на беспроблемное переизбрание своего президента. Более того, они подорвали вообще свою репутацию как партнеров по сделкам. Ну какой безумец теперь пойдет на предложение Администрации Президента безнаказанно обойти закон в обмен на услуги Кремлю, если теперь ясно, что новые правители не собираются держать данное обещание и тем более ни в грош не ставят обещания своих предшественников? Разрушена преемственность власти, разрушена путинская коалиция, разрушено все в одночасье – и это ради нескольких тающих в руках миллиардов? Это ли не пример того, как жадность фраера сгубила?

Причем это ни в коей мере не отличительное свойство питерских. Через несколько часов после исторического ареста новый руководитель администрации президента Д.Медведев сочинил еще одну юридическую новеллу – о "юридической эффективности". Законность не может, не имеет права быть "эффективной". Она может быть только "непредвзятой" и "справедливой". "Эффективными" должны быть бизнес, экономика, а эффективная законность – это другое имя для произвола. Проговорка нового младшего босса показала, что и т.н. "либералы" думают тоже только о деньгах. Вряд ли стоит говорить, что та же партия "Единая Россия" тоже не более чем план рассадки приближенных у кормушки так, чтоб каждому досталось по чину и пятачками не очень толкались. Да и правые либералы в кризис 1998 года поступили как бесконечно жадные и бесконечно глупые люди. Вместо того чтоб оплатить ГКО обесценившимися рублями, развести руками, сказать "Извините… валютный риск!" и сохранить деловую репутацию, они предпочли зажать оставшиеся крохи – и на несколько лет отрезали и себя и компании страны от долговых рынков, посадив себе на репутации несмываемое клеймо жуликов и ненадежных партнеров.

С мифом о горячем сердце и холодных руках покончено. Мы думали, что у власти стоят фанатики неограниченной тирании. А вместо этого там оказались близорукие чиновники-купчишки, не способные видеть дальше своего носа. Важно, впрочем, не то, что страх перед "кровавыми чекистами" исчез или что политический процесс резко изменился - все это важные итоги, но для будущего страны они имеют не самое большое значение. Главный результат еще не завершенного кризиса: в российской политике главным идеалом всех участников является личная корысть.

Меня не поймаете на слове, я вовсе не против мещанского сословия. Жадность является вполне легитимным мотиватором в бизнесе. Там она уместна и более того - эффективна. Но в политике ей не место. Политик может руководствоваться желанием служить общему делу, чувством долга, ответственностью, властолюбием, наконец. Но денежная мотивация для политики разрушительна: если политик стремится приватизировать власть и заработать на ней не после отставки, а здесь и сейчас, это не только порождает коррупцию. Это почва, на которой растут большие и малые временщики; где могут существовать только сиюминутные интересы, закон прекращает свое существование, сменяясь войной всех против всех –  ведь закон тоже своего рода идеализм, некое правило, которое обязаны соблюдать все не потому, что выгодно, а потому, что это правило. В этих условиях производительный труд вытесняется вырыванием куска у соседа, а инвестиции в будущее – текущим потреблением. Если правители думают только о деньгах, забудьте об экономическом росте, о справедливости, о единстве общества – такая страна обречена. У нее нет главного – будущего.

"Пожил бы я всласть, ведь на то и власть" – этот девиз незримо реет над всем российским правлением последнего десятилетия. Однако это ни в коей мере не свойственно исключительно последнему десятилетию. Разумеется, его можно приписать влиянию коммунистического материализма и безбожия – если нет ни Бога, ни загробной жизни, то вполне логично делается вывод, что высшим мерилом всех ценностей выступают деньги. Однако безрассудными и бездарными хапугами были не только коммунисты, которые обратили полстраны в рабство, полстраны в крепостных, рвались покорить весь мир и, вместо того чтоб заполучить все богатства капиталистов, лишились и того немногого, что имели, экономя копейки на важных вещах и теряя миллиарды на химерах и просто в неэффективной экономике. До этого похоже вели себя и Романовы, чей бюджет опирался на водочные деньги и перманентную порчу монеты (в современном языке – инфляция), и чья политика сводилась к захвату всех окрестных стран, от Польши и Украины на западе до Туркестана и Сахалина на востоке. Выгодно продали они Аляску – за целых 6 миллионов! Так же вел себя и Грозный, за бесценок раздававший концессии англичанам и сгребавший под себя боярские вотчины, которые зарастали лебедой, и в чье царствование центр России обезлюдел. А еще глубже мы видим поход Ивана III на Новгород, который был сопровожден бешеной пропагандистской кампанией, обвинявшей славную независимую республику в намерении продаться католикам – а на самом деле преследовавший целью разграбить и захватить ее. Историки обнаружили, что благосостояние Москвы резко скакнуло именно в последней четверти 15 века – сразу после этого похода. Надо б опуститься и глубже, а некуда – именно этот исторический поход превратил Московию в Россию, как мы ее знаем.

Можно спросить – если жадность столь пагубна, как же Россия простояла более 500 лет? Ответ прост – Российская империя во всех ее ипостасях, от Ивана III до Ельцина и Путина, стояла ровно столько, сколько могла пожирать чужие ресурсы. Система не была способна к сколь-либо сложному и тем более развивающемуся производству, поэтому, как только  она уперлась на рубеже 20 века в границы других стран – Германии, Британии, Японии – она начала крошиться и падать. Советский Союз был меньше Российской империи, Российская федерация – меньше СССР. Лишенная возможности пожирать соседей система экстенсивного роста (если мы хотим дать "глупой жадности" научное имя) стала пожирать себя – сперва людей (ГУЛАГ и колхозы), затем свои недра. Но эти ресурсы не беспредельны и быстро кончаются. Уже сейчас мы видим драку за права на эти ресурсы, будь то рента или акции – шагреневая кожа сжимается на глазах.

И пока российской политикой правит жадность, не будет у нас будущего. И это едва ли не хуже, чем китаизация или латиноамериканизация России – у Китая есть будущее, и у Латинской Америки оно есть, и только мы пожираем последние крохи своего завтра. Но у этой системы есть ахиллесова пята. Она называется "честность". Каждый раз, когда в российской политике вставали идеалисты, крапивное семя разбегалось от них в ужасе, и строй менялся. Так было в 1613 году, когда идеалисты из Нижнего собрали ополчение на собственные деньги: истратив все сбережения до копейки, они наняли войско, честно заплатили ему сполна и вдвое против других жадных авантюристов-временщиков – и бесконечной смуте из-за престолонаследия в одночасье пришел конец. Так было в 1861 году, когда идеалисты освободили крестьян, ввели суд присяжных и земства – и полученный толчок донес страну до 1917 года, несмотря на то, что несколько десятилетий страной правили близорукие и жадные правители. Так было и в 1991 году, когда безоружные идеалисты обратили в бегство узурпаторов просто тем, что вышли на улицы.

Сейчас в российской политике не видно ни одного деятеля или силы, которых бы совсем не волновали личное благосостояние, корысть или карьера: как бы урвать побольше себе, своей клике или своим избирателям – а волновали такие непрактичные и смехотворные вещи, как Общее Дело, Ответственность, Закон, Свобода; никого, кто бы искренне служил не своим порокам, а своему народу. Но если такой лидер или сила появятся, унизительная возня у кормушки, которую мы сейчас именуем "политикой", сгинет, как кошмарный сон, в одночасье. Временщики узнают своего погубителя и не окажут ему и тени сопротивления. Система рухнет перед Настоящим Правителем, как башня из монет. И это будет уже совсем не та Россия, которую мы знали все эти столетия. Это будет настоящая Россия.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.