GlobalRus.ru
Раздел: Суждения
Имя документа: Русинский вопрос
Автор: Андрей Марчуков, Станислав Кувалдин
Дата: 04.11.2003
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/opinions/135197/
Русинский вопрос

На Западе Украины крепнет антиукраинский национализм

Споры России и Украины, все столкновения и шероховатости в российско-украинских отношениях всегда так или иначе были связаны исключительно с местами пограничного соприкосновения двух государств. Сейчас это коса Тузла, когда-то был Крым, вопросы Черноморского флота или положение русского языка в восточных областях Украины. Запад Украины во всех этих случаях считается надежно обеспеченным тыловым районом «антимоскальских» сил, на который просто не принято обращать внимание, поскольку с ним «и так все ясно». Критерием деления Украины по принципу «свой-чужой» всегда считалась абстрактная межа между востоком и западом. Между тем, запад Украины выглядит далеко не так однородно, как это кажется из Москвы. Речь при этом идет не о  русских и русскоязычных украинцах, которых немало и на Западе. Они политически  аморфны. Тем не менее, угроза для украинской великодержавности на Западе исходит от того же национального самоопределения, только уже не украинского, а русинского.

Дело в том, что значительная  часть населения Закарпатья, те, кого в советское время  именовали украинцами, не желают быть таковыми и борются за право считаться  отдельным народом – русинами. Неприятие русинского движения со стороны украинских националистов и официального Киева носит характер не просто непризнания, но яростного и возмущенного неприятия. Националисты именуют его не иначе как «силой  зла, направленной против Украины и её государственности». Степень ярости при этом совершенно несопоставима с нынешним масштабом движения и вызвана именно тем, что сам факт его существования нарушает привычный и удобный взгляд на национальный вопрос как на борьбу за украинство против наследия русской империи – более того, развитию этой логики создается естественный ограничитель.

Лидеры движения объявляют русинов особым народом, испытывавшим на себе гнёт  украинизации и ассимиляции. При этом русинство – не  новомодное явление и не плод  фантазии кучки маргиналов. Оно имеет под собой глубокие корни, кроющиеся в  исторической, этнической и географической специфике региона. Закарпатье – совершенно особый регион Украины. Когда-то эти земли являлись частью Руси, но были захвачены венграми уже в Х веке и с тех пор вплоть до 1945 года развивались в отрыве от русских и украинских земель – в составе Венгрии, Австрии, позже и Чехословакии. Тем не менее,  память о Руси у местных славян оказалась очень крепкой и отразилась в самоназвании – «русины». Сумели русины сохранить и свой язык, который гораздо ближе к литературному русскому языку, чем к современному украинскому.

Национальное пробуждение карпатских русинов проходило под знаком обращенности к  России и русской культуре. За своё естественное русофильство русинам, разумеется, так или иначе доставалось со стороны венгерских, австрийских да и чехословацких властей.  Тем не менее, особенно «преуспели» в ненависти к прорусским симпатиям русинов именно украинские националисты, которые считали русинов украинцами. С начала ХХ века борьба за умы и сердца карпатских русинов стала определять судьбу региона. Борьба отразилась даже в автономиях, которые край имел накануне Второй Мировой  войны:  первая – в составе Чехословакии - называлась «Подкарпатская Русь», вторая, созданная  при «благословении» гитлеровской Германии – «Карпатская Украина». После вхождения  в 1945 году Закарпатья в Украинскую ССР русинов за народ не признали и продолжали считать украинцами. Началась украинизация края. Тем не менее, самосознание в качестве русинов никуда не делось. В начале 1990-х гг. на волне украинского национализма движение русинов тоже немедленно возродилось.

Идеальной целью идеологов русинства является создание собственного Подкарпатского  государства, куда помимо Закарпатья вошли бы заселённые русинами части Словакии,  Венгрии и Польши. В 1993 году в Братиславе было создано Временное Правительство  Республики Подкарпатская Русь, которое, естественно, начало добиваться признания со  стороны иностранных держав и ООН. В качестве «программы минимум» движение  выступает за предоставление области автономии или статуса свободной экономической  зоны (идея, поддерживаемая большинством населения Закарпатья, далеко не однородного в своем составе). Признать русинов в украинских условиях – значит сделать шаг на пути  к превращению Украины из унитарного государства в федеративное. А это – страшный сон украинских державников: национализм стал «господствующей религией» как единственное реальное обоснование украинской государственности. Благодаря ему существует понятие «Украины» как некоего особого, совершенно отличного от России  организма. Поскольку этот организм, по логике националистов, построен на  противопоставлении всему русскому, его интересы противоположны интересам России.  Никакими другими (религиозными, цивилизационными, экономическими,  стратегическими) доводами нельзя объяснить миллионам простых  людей необходимость поворачиваться к России спиной.

Во время отделения от СССР национализм был взят партийной верхушкой УССР как  единственно возможная идеология, оправдывающая самостийность. Ещё в 1990 г., во  время публичных дебатов с лидером РУХа Черновилом, Леонид Кравчук выступал как  противник отделения, но, поняв, что Центр нисколько этому не препятствует,  сориентировался на местности и поспешил вырвать знамя незалежности и борьбы за  «угнетённую нацию» из рук записных националистов. Киевские политики, в основном выходцы из восточных областей, ориентируются на ту же националистическую идеологию из простого политического расчета. Национализм дает им свободу маневра и гарантирует сохранение личного статуса и материального положения. В итоге при всех внутриполитических перипетиях тандем "Киев – Львов" работает весьма слаженно. И при Кравчуке, и при «раннем» Кучме выходцы из Галиции, как самая верная опора  независимой Украины, в массовом порядке занимали ответственные и  полуответственные посты в аппарате президента, правительства, в министерствах, в СМИ, в армии, милиции, школах и вузах. Даже самым далёким от национализма людям,  выходцам из Восточной Украины, русскоязычным, приходится подстраиваться под националистические антироссийские идеи. Подобных  примеров предостаточно.  Наиболее яркий – сам Леонид Кучма. И его политическую эволюцию «с Востока на  Запад» примется повторять любой новый президент, поставленный Востоком. Так будет  до тех пор, пока фундаментом независимой Украины остается национализм.

В качестве альтернативы националистической (то есть антироссийской) Украине у нас в основном рассматривают либо "упразднение украинской независимости", либо раскол Украины: западная отделяется от восточной, которая, по этой логике, отходит к России. Все это выглядит пустым и опасным прожектерством. Куда эффективнее и адекватнее было бы обратить внимание на то, что и на западе Украины нет никакого украинского единства. Движение русинов вполне может стать основой для того, чтобы подтолкнуть Украину в сторону федеративного государства, которое по определению будет куда менее антироссийским.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2019.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.