GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: День прощения
Автор: Павел Черноморский
Дата: 28.01.2003
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/131898/
День прощения

Евреи признали «Германию после Гитлера»

Вчера в Берлине в официальной обстановке был подписан государственный договор между федеральным правительством Германии в лице канцлера Герхарда Шредера и Центральным советом евреев Германии. Согласно утвержденному документу, Центральный Совет будет отныне ежегодно получать от правительства дотации на сумму три миллиона евро. Предполагается, что эти деньги пойдут на финансирование работы учреждений культуры и на социальные нужды – в первую очередь на то, чтобы помочь еврейским иммигрантам из стран Восточной Европы пройти адаптацию в немецком обществе, найти работу и жилье, а также изучить немецкий язык. Кроме того, предполагается, что правительство ФРГ продолжит финансировать программы, посвященные истории евреев в Германии.

Очевидно, что день, в который состоялось подписание этого документа, был выбран не случайно. 27 января 1945 года части Красной армии освободили расположенный в Польше концентрационный лагерь Освенцим. Спустя пятьдесят один год, зимой 1996 года тогдашний президент ФРГ Роман Херцог объявил эту дату днем Памяти жертв национал-социализма. Согласно установившейся традиции, 27 января мероприятия, посвященные очередной годовщине освобождения Освенцима, проводят все общественно-политические организации ФРГ, а в стенах бундестага проходит специальное пленарное заседание.

До начала Второй мировой войны в Германии постоянно жило более полумиллиона евреев. Эту цифру составляют лишь те, кто исповедовал иудаизм и являлся евреем по обеим родительским линиям, без учета полукровок;  для того, чтобы попасть при нацистах в концлагерь, было достаточно быть евреем на одну четверть, да и про вероисповедание  никто не спрашивал. Сегодня еврейская община ФРГ насчитывает сто тысяч человек, в основном, это эмигранты из Восточной Европы и стран СНГ, получившие возможность переехать в страну после того, как парламент утвердил закон о еврейской квоте на иммиграцию в Германию. Если в 1933 году немецкие евреи контролировали значительную часть промышленности, финансов и торговли, то нынешняя диаспора крайне небогата, лишь очень немногим удалось добиться успеха и известности.

То, что в нынешней Германии для заметной фигуры нет греха страшнее, чем быть заподозренным в антисемитизме, известно, наверное, всем. Минувшей осенью эта истина была подтверждена в очередной раз - подобное подозрение стоило многого уже не отдельному политику, а целой партии. Сейчас уже довольно сложно понять, насколько «антисемитскими» на самом деле были некоторые высказывания одного из боссов Свободной демократической партии Юргена Мюллемана, раскритиковавшего действия шароновского кабинета, а заодно и известного телеаналитика Михаэля Фридмана, еврея по национальности, выступавшего в поддержку израильских жестокостей против палестинского террора. Обвинение Мюллемана в антисемитизме было мгновенно подхвачено не только прессой и левыми, но и правыми из ХДС. На сентябрьских выборах либералы провалились с треском – национальный рефлекс сработал как по нотам.

«Рейн течет с юга на север», «Бавария больше Пфальца», «евреев обижать нельзя» – в головах сегодняшних немцев эти фразы суть аксиомы, доказывать истинность которых не нужно.

Центральный совет евреев в Германии далеко не всегда одобряет инициативы федерального правительства – именно сейчас, например, Шпигель очень резко критикует Шредера за демонстративное нежелание Германии присоединиться к антииракской коалиции. Впрочем, все это не так уж важно. Одно дело, что говорит еврей о немце, совсем другое – что немец о еврее. Мюллеман, жестоко поплатившийся за свою безответственную болтовню, был консервативным баварцем старшего поколения – он еще мог позволить себе что-то сказать против еврея-телеведущего. Те же, кто вырос после Брандта, вставшего на колени перед мемориалом Варшавского гетто, в большинстве своем усвоили простую истину «комплекса вины» - после шести миллионов Холокоста любой немецкий укор в сторону еврейской нации дурно пахнет. В этом контексте совершенно понятен и тот факт, что на вчерашнем заседании Бундестага договор, заключенный между Шпигелем и Шредером, был принят под громогласные овации. Христианская демократка Ангела Меркель, возглавляющая в парламенте консервативную оппозицию ХДС/ХСС, сразу и однозначно заявила, что ее партия «горячо приветствует принятие этого соглашения, подготовленного по инициативе федерального правительства». Уже одно то, что вождь христианских демократов произнесла эти слова одобрения в самый разгар серьезнейшего кризиса и надвигающихся выборов в земельные ландтаги, когда правая оппозиция буквально с лупой выискивает любые промахи красно-зеленых, говорит очень о многом.

В чем же тут дело – почему спустя полвека после Второй мировой войны весь политический истеблишмент Германии так неистово рад этому, казалось бы, обычному протокольному факту? В общем-то, ведь и в отношениях евреев Германии и самой Германии ничего не меняется – разве что денег правительство теперь будет выделять больше. Официальная, произошедшая под сенью германского триколора и растиражированная всеми немецкими СМИ встреча важна именно в символическом плане. Пускай евреи уже долгие десятилетия могут чувствовать себя в Германии в безопасности, только сегодня они решились на открытый, явный и даже демонстративный контакт с германским правительством.

Сделать этот шаг было трудно – время, конечно, всесильно, но шесть миллионов и шестьдесят лет, это, что не говори, величины несопоставимые. Канцлер Германии Шредер, будь он хоть трижды антифашист, занимает сейчас ровно тот пост, что занимал шестьдесят лет назад Гитлер, да и сама Германия остается той самой страной, что приняла когда-то Нюрнбергские законы, со временем загнавшие евреев в печи лагерей. После войны чудом оставшиеся в живых немецкие евреи в подавляющем большинстве предпочли побыстрей уехать в Америку и Израиль и забыть о сумрачном фатерлянде, будто о страшном сне. В самой еврейской среде еще очень долго после 1945 года косо смотрели на тех, кто подумывал о том, не переехать ли в ФРГ, не начать ли бизнес с немцами.

С тех пор многое изменилось. Однако, нынешняя радость немцев понятна –  поставив свое имя рядом с именем германского канцлера, помнящий Холокост Пауль Шпигель не просто согласился «перевернуть страницу» от лица всех евреев. Шпигель сделал большее - окончательно легитимизировал нынешнее германское государство.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2020.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.