GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Все несчастные реформы похожи друг на друга
Автор: Андрей Громов
Дата: 26.12.2002
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/129907/
Все несчастные реформы похожи друг на друга

Пять провалов года

1. Калининград

Можно, наверное, говорить о том, что решение по Калининграду могло быть хуже, что виз как таковых не будет, что выдавать их будут автоматически, и вообще все вышло нормально и нечего особенно сетовать и переживать. Однако гражданам России для того, чтобы проехать из одной части страны в другую, все же придется обзаводиться специальными документами, выдаваемыми не имеющими отношения к российскому государству инстанциями. То есть российский суверенитет Калининградской области поставлен под сомнение, причем сомнение это завизировано российским президентом.

Конечно, могло быть хуже. Сначала европейские дяди ничего слушать вовсе не хотели и на все аргументы российской стороны принимались терпеливо повторять про законы ЕС, которые невозможно нарушать, про святость шенгенской зоны, про то, что коридоры унижают человеческое достоинство и вызывают дурные исторические ассоциации. После чего непременно переходили к рассказам про наркотики, бомжей, гастарбайтеров и торговцев оружием, которые тут же хлынут в Европу из России, если принять, в общем-то, вполне компромиссные российские предложения. В общем, торг здесь неуместен, а если что и подлежит обсуждению, так это цена виз и упрощение процедуры их получения, да и то только для жителей Калининградской области.

Но коли уж Россия осознала себя государством, коли решила железобетонной демагогии и причудливой логике европейской бюрократии противопоставить твердость, здравый смысл и право граждан на свободное передвижение по территории своей страны, то стоять нужно было насмерть. Точнее не стоять, а действовать, жать на все рычаги. Да, Путин произнес пламенную речь на встрече с руководством Еврокомиссии в Москве, да, Ширак и администрация США поддержали позицию России, но этого оказалось мало. Рогозин разъезжал по европейским странам, жаловался на евробюрократов, щеголял непримиримостью, но, по сути, все провалил. Впрочем, не только Рогозин. Касьянов стяжал в Йоханнесбурге бурные аплодисменты, когда объявил о присоединении к Киотскому протоколу. Но, может быть, куда более эффективно было бы не размениваться на аплодисменты (сколь бы они ни были приятны), а выставить этот самый протокол на торги по Калининграду. Без участия России он - пустая бессмысленная груда бумаги, при этом в нем крайне заинтересованы именно те силы ("зеленые" и промышленники), которые более всего влияют на позицию европейской бюрократии. А ведь есть еще и МИД. То есть, его не было; во всей, почти в год длиной, истории борьбы за Калининград он не участвовал. Впрочем, у нас такой МИД, что оно, может, и к лучшему.

Безусловно, говорить с евробюрократами непросто, но когда речь идет о суверенитете и территориальной целостности России, можно было бы и постараться.

[ 11-11-2002 ] Андрей Громов. Россияне опять встанут в очередь за талонами

[ 25-09-2002 ] Константин Крылов. Нас решили держать в прихожей

2. Реформа армии

После того, как в конце мая на заседании Совета Безопасности был утвержден план военной реформы: сокращение численности и переход на контрактную основу комплектования,  в обществе началась ожесточенная дискуссия. Пока общественность дискутировала о том, хватит ли России 850 тысяч или надо минимум 5 миллионов солдат, и станет ли последним днем существования России переход ее армии на контрактную основу или она продержится еще месяц-другой, постепенно стали обозначаться реальные контуры самой реформы.

Довольно быстро выяснилось, что никак нельзя обойтись без массового строительства коттеджей для солдат-контрактников и их семей. То есть солдаты-то, наверное, могли бы обойтись и без коттеджей, особенно, если суммы по контракту были бы хоть немного больше; без коттеджей обойтись не смогли генералы. Для боеготовности коттеджи, наверное, только вредны, но ведь осваивать средства любят и умеют не только на гражданке. А где еще осваивать и воровать, как не при масштабном строительстве. В итоге один вид сметы, необходимой для перехода на контрактную основу только в одной Псковской воздушно-десантной дивизии, предоставленной реформаторами во главе с Квашниным, поверг президента в унынье. Вслед за уныньем наступила апатия. Президент, разъезжая по стране, сетовал на дороговизну коттеджей, просил генералов покончить с дедовщиной, а солдат - заботиться о вверенной им технике. То есть махнул рукой на реформу армии, полагая, что само как-нибудь все уладится.

Не уладилось. Армия, разве что за исключением частей, воюющих в Чечне, разваливается на глазах. Солдаты бегут из частей уже не ежемесячно, а почти ежедневно. Причем бегут не абы куда, скрываясь по лесам, а прямиком в комитет солдатских матерей, который постепенно становится по факту структурой, параллельно руководящей кадровым составом ВС. Одновременно в Министерстве обороны разворачивались нешуточные бои, в которых оказались задействованы все средства и все силы. Долгое время битва проходила под ковром, но по мере вовлечения в нее новых и новых сил она выплеснулась наружу. Генерал Трошев браво отбрил министра обороны, за что был резонно уволен с поста командующего Северокавказским военным округом. В итоге самый авторитетный и в армии, и среди гражданских лиц генерал оскандалился сам и оскандалил армию.

[ 28-08-2002 ] Егор Холмогоров. У России два союзника, но она не знает, что с ними делать

[ 18-12-2002 ] Александр Храмчихин. Неуставные отношения в генералитете

[01-10-2002 ] Алексей Чадаев. Реформа армии как пиар-проект

3. Партстроительство

Весь год Кремль неустанно трудился на ниве партстроительства. Причем сразу на всех направлениях. Выстраивали двухпартийную систему, разрушали двухпартийную систему (раскалывая коммунистов), создавали новые партии, законодательно стимулировали региональное партстроительство, выстраивали прокремлевскую партию, пытаясь вдохнуть в нее новую жизнь (или просто хоть как-то оживить). Трудов, денег, административного ресурса потрачено немерено. Однако, воз и ныне там. Т.е. - в конце 90-х. Те же партии, те же политики, те же расклады. Явлинский с Немцовым продолжают старый спор о главном: почему не удается объединиться "демократическим силам" и кто в этом виноват (кроме Чубайса, естественно). Ручные, казалось бы, коммунисты, которые голосовали как надо и где надо, приобретали квартиры и машины, теряли поддержку у избирателей, иногда в меру веселили публику - снова превратились в партию оппозиции, сильную и привлекательную для избирателя. “Единство”, хоть и стало теперь “Единой Россией”, по сути дела, все то же, только немного поднаторело в лоббизме и теперь далеко не всякий раз голосует буквально по слову из Кремля.

Все бы ничего, только страна за эти году ушла вперед, жизнь изменилась, партийная система, и раньше не то что бы работающая, сейчас уже вовсе ничему не соответствует. И это при том, что именно в уходящем году стало окончательно ясно, что партии действительно нужны, а партийная система - необходимый элемент системы государственной. Вопрос только, где их теперь взять, если кремлёвская табакерка умеет плодить одних лишь чёртиков.

[ 21-08-2002 ] Андрей Громов. Цуг-цванг Кремля: любой ход улучшает позицию КПРФ

[ 07-10-2002 ] Алексей Чадаев. Партия роста запросов

4. Телевизор

Нет, дело вовсе не в том, что теперь, когда кругом царит официоз, когда свобода слова задушена, когда нет уже былого НТВ, а вслед за ним и ТВ-6… Собственно, все это есть. Есть Шендерович и Киселев, естественно, есть Максимовская - все на месте, все при деле. Официоз, наверное, тоже есть, но, в любом случае, очень умеренный, куда умереннее, чем раньше. Но именно теперь, когда все устаканилось, встало на свои места, ощущение ненормальности происходящего в ТВ эфире стало по-настоящему остро.

Спору нет, наш эфир прошлых лет был чрезмерно политизирован, но теперь, когда большинство каналов резко сократили политическое вещание, оказалось, что на место политики пришло нечто ни с чем не сообразное. Во-первых, после громогласного успеха "За стеклом" нам повадились с утра до ночи показывать всевозможные реал-шоу, причем уже никто не говорит о безнравственности, никто не пишет про "потрясающую свободу", никто не заключает пари на то, кто останется в следующем раунде, их просто никто не смотрит. Впрочем, может, кто и смотрит, потому как, стоит переключить программу, и натыкаешься на "Окна" или что-то в этом роде, после чего скука реал-шоу кажется вполне приемлемым вариантом проведения вечернего досуга. Впрочем, все это, даже вкупе с бесконечными и бессмертными "аншлагами", можно было бы списать на болезнь роста, изменения формата и ориентации.

Однако, самое печальное даже не разгул пошлости и полная уверенность телевизионщиков, что народ - быдло бессмысленное. Самое печальное было то, что мы наблюдали в дни Норд-Оста. Те, кто был в телевизоре, то, что говорилось в телевизоре, то, как это говорилось, было максимально противоположно тому, что думали и чувствовали люди в стране. Причем и те, кто ездит в дорогих иномарках, и те, кто трясется в метро, и те, кто вообще не выходит из дома, были в эти дни ближе друг к другу, чем все они вместе взятые к тем, кто в телевизоре. Собственно, это несоответствие и есть главная причина того, что, желая работать на массового зрителя, совсем его не понимая и не чувствуя, они подсовывают нам все эти постановочные шоу.

[ 29-10-2002 ] Юлия Любимова. Старые песни о главном

[ 15-12-2002 ] Алексей Королев. Трушкин, Коклюшкин и их Конституция

5. Реформа естественных монополий

То, что борьба вокруг реформы РАО ЕЭС будет нешуточной, было ясно с самого начала. Во-первых, имя Чубайса кое-что для страны значит, то есть даже если бы он взялся реформировать систему канализации в Мухобредищенске, то коммунисты бы в Думе непременно создали бы комиссию по расследованию его деятельности, а Илларионов ездил бы по миру и рассказывал, какие беды России сулит вся эта затея. Во-вторых, интересы здесь действительно нешуточные. Изменение тарифной сетки буквально отразится на стоимости энергоносителей на внутреннем рынке, а следовательно, вплотную затрагивает сырьевых гигантов. Кроме них, промышленность первого передела - чёрная и цветная металлургия, рентабельность которой полностью зависит от цен на электроэнергию. Все эти сферы - "олигархические", а значит, также с гигантскими возможностями влияния на власть. При этом никакого консенсуса интересов разных групп лоббирования быть не может.

Однако, были основания полагать, что при всех проблемах что-то и как-то все-таки решится. Вышло же донельзя банально. Весь год, то затухая, то разгораясь, шла великая битва, а в результате, даже искромсанный проект отложили на следующий год.

Реформе МПС повезло больше. О ней вообще никто ничего не говорил, никто не обсуждал, а перед самым новым годом Дума приняла концепцию реформирования железнодорожного транспорта тихо и без шума. Причина проста - реформу, опасаясь скандалов и лоббистских атак, почти сразу решили делать исключительно косметической, особо ничего не меняя.

Одна радость - “Газпром”, его обещали вовсе пока не реформировать. На радостях газпромовское начальство решило, что теперь самое время вспомнить про "Итеру" и старые добрые схемы увода государственных средств в частный карман.

[ 04-10-2002 ] Алексей Чадаев. Страна гибнет за электричество

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2024.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.