GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Вместо аплодисментов
Автор: Константин Крылов
Дата: 26.10.2002
Адрес страницы: http://www.globalrus.ru/comments/100362/
Вместо аплодисментов

Самый яркий спектакль сезона был сорван спецназом

Террористический акт может иметь две цели. Во-первых, нанести определённый материальный ущерб противнику. Этот ущерб может быть очень велик (как в случае убийства вражеского руководства или уничтожения важных материальных объектов – таких, как военная база или атомная электростанция). Но чаще он незначителен (скажем, в случае взрыва, повлекшего за собой смерть десятка случайных людей). Более того, материальный ущерб может отсутствовать вовсе: вывесить свой флаг на крыше вражеского генштаба или рассыпать листовки на главной улице столицы противника – это тоже теракт, причём очень удачный.

Удачным подобный теракт может считаться лишь потому, что, помимо “материальной” стороны теракта, у него есть ещё и сторона, так сказать, “духовная”: теракт должен сокрушить не только мускулы врага, но и его дух. В наше время последняя цель считается более важной. Особенно насущной она стала с появлением СМИ. В настоящее время теракт в подавляющем большинстве случаев совершается ради оказания давления на массы населения противника, а также и на его руководителей.

Условия игры таковы. Если уж теракт имел место, то радио, телевизор и газеты не могут совсем игнорировать посылаемый террористами “мессадж” - то есть “замолчать” теракт, не передавать о нём никакой информации. В условиях, когда монополия на информацию отсутствует, нельзя сделать вид, что “ничего вообще не происходит”. Также СМИ не могут и принизить её значимость: сообщения о теракте всегда будут восприниматься как нечто важное. Но СМИ могут подавать информацию в том или ином ключе – исполняя тем самым роль “критика”. В зависимости от позиции СМИ, действия террористов будут вызывать у населения (а также и властей, зависящих в своих действиях от массовых настроений куда сильнее, нежели им хотелось бы это показывать) либо ужас и желание немедленно сдаться, либо ненависть и желание мстить, либо даже симпатии к террористам, иногда чрезвычайно пламенные. Именно поэтому позиция “медиа” оказывается, как правило, решающей для успеха теракта.

Таким образом, всякий теракт является, по сути дела, зрелищем. Зрелищем кровавым и страшным – но таковыми были (да и остаются) самые интересные зрелища. Люди любят есть свой хлеб и смотреть на чужую смерть. Исторически первым и самым увлекательным “представлением” была публичная казнь. Высокие цивилизации (типа римской или американской) предлагают вниманию публики нечто более изощрённое – например, гладиаторские бои или фильмы, где кровь льётся ручьями. Но мы ведь всё это смотрим, не так ли? Террористы предлагают публике всё тот же товар – зрелище.

В этом смысле нынешний теракт прямо-таки “архетипичен”. Поставить террористический спектакль прямо на сцене – гнусная, но по-своему (то есть по-гнусному) изящная идея.

Не менее интересно – с той же самой точки зрения – и то, кто именно оказался жертвой террористов. Обычно террористы метят или в важных птиц, каких-нибудь VIP’ов (на худой конец в кинозвёзд, спортсменов и прочих “видных людей” в прямом смысле этого слова) – или уж удовлетворяются первыми попавшимися прохожими. На сей раз жертва была выбрана из того слоя людей, который обычно в поле специального внимания работников “калаша” и тротила не попадает. А именно – тот самый пресловутый “средний класс”, споры о существовании коего в пределах нашего Отечества сильно напоминают дискуссии о жизни на Марсе полувековой давности. Напоминаю: обычно все сходятся на том, что “крокодилы летают, но шибко-шибко низко”. То есть средний класс у нас есть, но слабенький, хиленький и вообще ненастоящий. Читай – декоративный. Такая вот потёмкинская деревня, или, скажем, такая вот подтанцовка. В мюзикле, разумеется – нам теперь не до балетов.

Дело, однако, зашло куда дальше. Уникальный, не имеющий аналогов в истории “антивоенный митинг”, собранный по требованию террористов из родственников заложников, был, по сути дела, тоже спектаклем – поскольку собравшиеся там люди были вынуждены имитировать “свободное волеизъявление российских граждан” - причём телевидение показывало это как “настоящий” антивоенный митинг. Того же театрального свойства требования (типа “а вот привезите нам госпожу Политковскую, с ней мы будем разговаривать”) имели ту же “постановочную” природу. Ну и в качестве вершины сценического действа – марш артистов “Норд-Оста” по 1-й Дубровской улице до военных кордонов вокруг театра, с хоровым исполнением того же “Норд-Оста” - это уже какой-то “постмодернизм”... По сути дела террористы хотели одного - втягивания в свой спектакль всех, кого только можно.

При этом российские СМИ сделали всё, чтобы спектакль удался. В первые же часы после начала событий все СМИ вышли из-под контроля – начиная от заведомо нелояльного киселёвского канала и кончая “официальными” телеканалами. Особенно отличились, конечно, РенТВ и НТВ. Для поднятия градуса были использованы, в частности, политики “первой демократической волны”, многих из которых уже успели забыть. Так, в первые же часы после захвата здания микрофон был предоставлен Руслану Хазбулатову, который, по сути дела, озвучил требования террористов ещё до того, как они были предъявлены – и даже когда не было уверенности, кто они такие... Дальше понеслось. Противно вспоминать, с каким чувством я включал телевизор, чтобы услышать в передаче “Свобода слова”, что требования террористов – это, оказывается, и есть “чаяния всей страны”. Или – чтобы услышать очередного “эксперта”, рассуждающего о том, как удачно всё сложилось, чтобы “начать переговоры с правительством Ичкерии”. Тут же показывали Хакамаду, на пару с госпожой Школьниковой, занимавшихся “мирным процессом” на полную мощность в ожидании ангелической Политковской, которой террористы готовы кого-нибудь и выдать, в честь прошлых заслуг. (Не выдали, кстати - неистовая чеченолюбица не вытащила ни одного человека, разумеется. Не та у неё была роль.)

Кстати, об этом. Постоянный телевизионный рефрен - “террористы отпустили одного заложника”, “террористы отпустили без всяких условий ещё двух человек”, “террористы согласились отпустить пятьдесят человек в обмен на Кадырова” и т.п., создавал у несчастного телезрителя впечатление, что террористы – это, в сущности, те, кто отпускает несчастных заложников, а власти – банда злобных идиотов, которые нарочно мешают отпускать страдающих людей, назло не соглашаясь с требованиями террористов... А вот другие, не менее знакомые темы и вариации. Одно почтенное издание описывает задний двор театрального центра – оказывается, там обычный российский бардак, оцепление из двух милиционеров, пьяный полковник и полная растерянность... В числе заложников оказалось двое корреспондентов "Московской правды" - газета сообщает, что федеральные снайперы ведут огонь по окнам здания, среди заложников много убитых и раненых... Опять же, непрерывное кручение съёмок “митинга”, несчастных родственников заложников, обезумевших от страха за своих и бросающихся на омоновцев, куда-то их не пускающих...

Я уж не буду говорить о сверхъестественно мерзкой позиции иностранных СМИ, которые в течение всех этих дней не могли даже определиться, как им называть ублюдков, держащих на мушке семьсот человек – то ли “повстанцами”, то ли “моджахедами”, то ли всё-таки “террористами”. Мы просто убедились ещё раз (и ещё сколько раз убедимся), что в “стране святых чудес”, благословенной Европии, по отношению к русским не способны соблюдать даже правила приличия... Но это отдельная тема.

Надо признать, что демонстративное молчание Президента (которое столь напрягало) было очень характерно и показательно. Путин не стал “выступать перед нацией”, причём ни в какой роли – ни в роли “отца утешителя”, ни в качестве сортирного мочилы. Он отказался от участия в этом “спектакле”. Вместо того был затеян грубый срыв затеянного представления, который и был совершён силами спецназа сегодняшним утром. К неудовольствию ценителей, всё кончилось на самом интересном месте. Вот уже должны были взвиться колоратурными сопрано песни о необходимости “диалога”, о чеченском героическом сопротивлении, и слово “моджахеды” птичкой вылетало из уст отдельных особо продвинутых... И всё кончилось.

Признаться, я рад, что главаря банды пристрелили и что большая часть террористов мертва. Это очень хорошо, что вместо “скованных прометеев” мы имеем трупы в чёрных мешках – пусть даже вместе с ними канет в Лету и кое-какая ценная информация... Потому что я очень хорошо представляю, во что превратился бы “честный и гласный суд” над ублюдками, какие глаза бы делали чеченские “чёрные вдовы”, как рассыпались бы и как всё это было бы подано. Суд был бы продолжением всё того же самого представления, которое надо было любой ценой сорвать. Сорвали. Ценой семидесяти жизней.

Ежедневный аналитический журнал GlobalRus.ru ©2022.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.