GlobalRus.ru | Ежедневный информационно-аналитический журнал.
 
 
 
     Потребности     
     Арабески     
 Форум 
     Государственный Клуб     

Вояж коренного москвича

В купе утреннего семичасового поезда со мною оказались два почтенных профессора-психотерапевта и дама из фирмы по подсветке петербургских мостов. Психотерапевты узнали друг друга. Осветительница выбрала в качестве собеседника меня.  - Вы живете в Москве? - Да. - Н-да...  Принесли еду в пластиковых прозрачных коробках. Дама вытащила йогурт и быстро оторвала шелестящую фольгу с вишенками. Она ела мелкими мышиными движениями, чтобы никого не смущать, но вышло наоборот. - Вы живете на Кирочной? – спрашивали друг друга профессора. - Московское метро все-таки очень неудобное, - доедая кекс, вспоминала дама. - Я заметил, - говорил профессор в сером костюме, - что днем в московском метро столько народу… Было бы любопытно узнать, они что, нигде… э… не работают? - Нет, конечно, – пожал я плечами. – На них Питер работает. А они только жрут то, что Питер заработает.

Разговор смолк. Поезд остановился в Твери. Профессор в другом сером костюме вышел на платформу и вернулся с копченым угрем. Когда угорь исчез, половина пути была уже позади. Еще через несколько часов на Московском вокзале меня встречал питерский приятель. На нем были дешевые ботинки. - Я сейчас на работу, - сказал он. – Ты погуляй по центру, а вечером созвонимся и решим, что делать.

Александрийский столп, весь в лесах, был похож на засохшую елку. Вокруг стояли пролетки. Аутентичность стоила двадцать рублей. Я сел. Пролетка, как заводная, медленно поехала по кругу. Навстречу мне в такой же пролетке ехала нестарая еще женщина. Ехала шикарно развалясь, будто какая-то барыня. Мороженое тонкой струйкой стекало по ее красной руке продавщицы мясного отдела.

Пройдя сквозь строй торговцев матрешками, я вышел, наконец, на Невский проспект. И сразу увидел большую надпись: «Шаверма». И еще, и еще. Сколько хватало глаз, почти в каждом доме, на каждом углу была "Шаверма". Слово было оформлено с каким-то особым изыском, дышало туманным благородством – будто это был ресторан. Я вошел в одну из дверей. В продолговатом, как вагон, помещении черный от гари и от природы турок орудовал длинным ножом. Гриль, как паровозная топка, распространял нестерпимый жар. Посетители бормотали: «Шаверма, шаверма», платили 25 рублей и, отойдя немного от прилавка, ели. Пот катился с них градом, но они не обращали на это внимания, словно все без исключения и даже девочка маленькая, простояли целую жизнь у мартеновской печи. Я поел и безо всякой цели пошел по Невскому, глядя себе под ноги. Когда стало совсем жарко, спустился в метро. В вагоне двое парней стояли у схемы метрополитена и умирали от хохота: «Ты смотри, у них даже кольцевой линии нет!». Я обрадовался – москвичи. Но москвичи вышли на следующей станции – «Маяковская». Я наблюдал в окно поезда, как они быстро удалялись по вестибюлю. Он был какой-то маленький и жалкий, совсем не такой, как на настоящей «Маяковской».

Покатавшись взад-вперед, я вышел из метро и стал читать вывески: «Кура», «Яйцо». Мне живо представились другие: «Книга», «Продукт». В огромные окна кондитерских было видно, как люди покупают пирожные и сразу съедают их за высокими столиками – сказывается блокадное прошлое. Зазвонил мой мобильный. - Только что освободился, - сказал из трубки приятель. – Пойдем скорей кофе пить. - Куда? – спросил я уныло. - Есть одно неплохое место. Место оказалось и в самом деле неплохим: возле метро, рядом с каким-то бронзового цвета собором – то ли Казанским, то ли Исакиевским.

Мы вошли в полуподвальное помещение. Из динамиков лился блюз, работали кондиционеры. Серые полукруглые диваны, какие-то картины на стенах. Цены: за кофе - 30 рублей, за пирожное - 29 рублей. Заказали. Нам вручили поднос с тем и другим. Мы повернулись. В зале, далеко, у книжного шкафа под старину, сидела молодая пара. Все остальные столики были пусты и заставлены грязной посудой. Я спросил: куда ж нам сесть? Кассирша заглянула мне за спину: Люда, Люда! Убери со столов!!!Прибежала юркая Люда: какой столик убрать?..

Сидели мы долго. Настроение мое становилось все лучше и лучше от дешевого и не очень невкусного кофе, и, припоминая, как меня чморили в поезде, я стал издеваться над своим приятелем, умоляя его объяснить разницу между «булкой» и «хлебом». Он попытался, но толком так ничего и не объяснил. «А чем отличается поребрик от бордюра?», – заглядывал я ему в глаза. Он уставился в окно. «Ну хорошо, - чавкал я венскими блинчиками за гроши, - из чего делается поребрик?». «Из бордюрного камня», - проскрипел он зубами. Я торжествовал и долго смеялся, откинувшись назад, на мягкую спинку дизайнерского дивана. Нахохотавшись, я завел другой разговор, интересуясь, отчего в Питере любую подворотню называют «парадное», даже если в доме нет черного хода. Приятель мой совсем обиделся. Чтобы он не слишком дулся, я заплатил за кофе, при виде счета сотрясаясь от внутреннего хохота.

Вечером Невский подсветили фонарями. Билеты в Москву у меня были на утренний поезд, и мне было совершенно непонятно, чем же я еще займусь в этом городе, странном и полузаброшенном, ничем не похожем на нашу Москву. - Погуляем, а потом мосты пойдем разводить, - сказал приятель. - Все, что ли? – спросил я. Мне было уже все равно – хоть все. - Лейтенанта Шмидта.

Мост разводили в 0:45. Мы быстро прошли по нему тогда, когда предыдущий, Дворцовый, был уже закрыт для проезда: посередине горел красный огонек. Значит, надо было торопиться: с минуты на минуту закроют и этот. - На той набережной все целуются, а на этой все писают, - пояснял мой приятель небрежно, скороговоркой знатока.

Нева внизу была совсем темной. У въезда на мост, под надписью: "Ловля рыбы на мосту запрещена", стояли гаишники и молниеносно штрафовали иномарки. Уставившись вдаль, замерли десятки туристов с фотоаппаратами и детьми на плечах. В этот момент вдалеке стали разводить Дворцовый мост. - А наш почему еще не закрыли? - спросил я. - Не знаю. Десять минут назад должны были.

Черные, как вода, опоры моста стояли незыблемыми громадами. Гаишники работали с гранитным спокойствием. Воздух был холодным. Публика на набережной валилась за парапет. Один гаишник вдруг побежал через мост, топая ногами по железным скобам и волоча в руках заградительную стойку. Ему навстречу побежал другой. В этот момент из-под разведенного Дворцового моста выплыл темный широкий корабль с белой надписью на носу. Гаишники уже перекрыли правую сторону нашего моста и стали материться в рацию. Наверное, они объясняли коллегам, что всех денег не заработаешь. Корабль уже проплыл половину пути от Дворцового моста до нас. Кто-то из зрителей восторженно закричал. Гаишники закрыли левую сторону. Я посмотрел на корабль, в небо и потом влево, на набережную. А потом снова на мост. Средняя часть его, вместе с трамвайными путями и фонарными столбами, задралась почти вертикально. На том берегу закричали "Ура!". Корабль подплыл уже совсем близко к образовавшемуся проему, но на него никто не смотрел. Все уставились в кавернозный асфальт, вставший перед самыми глазами. Вторая половина была видна с изнанки: ребристые железные конструкции невероятных размеров и толщины. Заплакал ребенок. Кто-то неуверенно зааплодировал. Мост застыл, и кургузый корабль медленно высунулся с этой стороны, оказавшись баржей.

Спать не хотелось. Мы гуляли, и мне становилось холодно. Я пытал приятеля, есть ли где какие-нибудь ночные рестораны. Или клубы? Но все они остались на том берегу Невы. - Это чего? – спросил я, увидев разваливающееся мрачное здание. - Это дом. - Ни фига себе окна, - сказал я, глядя на гигантские черные провалы в серой стене. – Офис?  - Нет. - Значит, музей. - Нет. - Просто дом с историей, - голос приятеля звучал снисходительно. Кажется, он принимал меня за идиота. - Да я вижу, что не самолет! - заорал я. – Я спрашиваю, это офис или склад, или жилье такое, или что?! Нельзя ответить по-человечески? Дом… дом… Я что, дома не видел? Я откуда, по-твоему, приехал? Я чукча из яранги, по-твоему???…

Приятель пожал плечами, повернулся и пошел по прямой-прямой, ужасно прямой улице – в свою коммунальную квартиру о двадцати комнатах, откуда его выволакивали в спальный район, а он все сидел и чего-то высиживал.

А утром поезд «Эр-200» отправился с Московского вокзала. В его чистом уютном вагоне, похожем на салон самолета, было совсем мало народу, и я сначала не мог понять, почему, а потом сообразил: наверное, большинство москвичей поедет домой вечером или в ночь. Я устроился поудобнее: впереди у меня была правда, а не вымысел, шаурма вместо шавермы, бордюр вместо поребрика, подъезд вместо парадного, кофе за деньги, а не за гроши, и много кур вместо одной. Впереди были дома как дома: офисы и универсамы, и на все вкусы жилье – кирпичное, панельное, блочное. Впереди была честная жизнь, а не эта иллюзия, выдуманная непонятно кем и зачем: множество прямых линий, но все они сходятся, смотришь и не понимаешь, и только зовет и манит, и тонет в подлом мареве Адмиралтейская игла.

18.03.2003
Карен Газарян

Версия для печати
Обсудить

Все АкцииВернуть России вторую столицу


Экспресс-аналитика

Перейти
27.12.2007
С наступающим Новым годом всех наших читателей!

26.12.2007
Отложенный бойкот. Немцов снялся с выборов

26.12.2007
Правосудие превыше доказательств. В Молдавии оправдали убийцу корреспондента НТВ Ильи Зимина

25.12.2007
Русский народный Интернет. В Сети могут появиться домены на национальных языках, в том числе зона «.рф»

25.12.2007
Обезьянник для оппозиции. Дочь Шендеровича выпустили до суда, но могут посадить на 15 суток

24.12.2007
Заколдованный банк? Погиб второй за месяц топ-менеджер ВТБ

21.12.2007
Домой с чистой совестью. На праздниках в Швейцарии бесплатно развозят по домам выпивших граждан

21.12.2007
Еще больше единой Европы. Шенген расширился на 9 стран сразу

21.12.2007
Большая газовая дружба. Россия, Казахстан и Туркмения подписали соглашение о Прикаспийском газопроводе

20.12.2007
Президентом Южной Кореи станет кандидат от оппозиции. Его выбрали за экономические лозунги




Перейти
26.12.2007   
Крестовый поход из гетто
Русская церковь в уходящем году
Владимир Можегов

21.12.2007   
Всемирный банк поставил Россию на место
С которого не так просто сойти
Сергей Шелин

18.12.2007   
Ожидаемая неожиданность
Все было объявлено заранее, только этого не хотели замечать
Петр Ильинский

14.12.2007   
Что может быть после марта-2008
Границы нового курса
Сергей Шелин

11.12.2007   
Exit
Поколение бэби-бумеров состарилось
Юрий Аммосов

07.12.2007   
Гидра сепаратизма
Признавать ли России Абхазию и Южную Осетию
Дмитрий Нерсесов

03.12.2007   
Дети подземелья, или Плоды просвещения
Ваххабиты из деревни Погановка выращены Церковью
Владимир Можегов


Акции

Перейти
Спасти Россию от новой беды
Верховенство закона 1906 года
Всемирная Русь
Три армии для России
Реформа российского чиновничества
Москва за нами
Как снять проклятие с милиции
Первые тройки для правых
Вернуть России вторую столицу

Автор: Карен Газарян
Другие выборы
Амнистия государства
Экономическая амнистия
Выборы-2004: наша позиция
Третий ребенок


Все материалы раздела
Голос из Петербурга
Автор: Известные петербуржцы о юбилее города
Евгений
Утешение Петербургом
Автор: Александр Тимофеевский
Маленькая трагедия
Коренное население Санкт-Петербурга
Автор: Аркадий Ипполитов
Пиар-война между Яковлевым и Кремлем проиграна обоими
Юбилей, который никому не нужен
Автор: Екатерина Тошина
Петербург глазами лимитчицы
Автор: Алина Мангутова
Бедные ночи
Автор: Дуня Смирнова
Вояж коренного москвича
Автор: Карен Газарян
Гимн великому городу
Автор: Александр Горянин
Мой Ленинград
К 300-летию Санкт-Петербурга
Автор: Аркадий Ипполитов


Суждения

Перейти
26.12.2007
Крестовый поход из гетто
Русская церковь в уходящем году
Владимир Можегов
21.12.2007
Всемирный банк поставил Россию на место
С которого не так просто сойти
Сергей Шелин
18.12.2007
Ожидаемая неожиданность
Все было объявлено заранее, только этого не хотели замечать
Петр Ильинский
14.12.2007
Что может быть после марта-2008
Границы нового курса
Сергей Шелин
11.12.2007
Exit
Поколение бэби-бумеров состарилось
Юрий Аммосов
07.12.2007
Гидра сепаратизма
Признавать ли России Абхазию и Южную Осетию
Дмитрий Нерсесов
Потребности    Арабески    Карта сайта    О проекте    Авторы    GlobalRus.ru © 2002–2007 дополнительно Кнопка Рамблера